ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Аргентина. Лонжа
Омон Ра
Переписчик
Билет в другое лето
Выжить любой ценой
Музыка ветра
Проклятый ректор
Слияние

Широкоплечий Холфорд сердито посмотрел на Тристана, затем поклонился Джорджиане:

— Не в моих правилах спорить с красивой женщиной.

— Какую опасную вещь вы сказали, — усмехнулся Тристан. — Теперь вы не сможете спорить ни с одной женщиной, иначе она подумает, что вы считаете ее безобразной.

В толпе сдержанно рассмеялись. Лицо Холфорда побагровело, но прежде, чем он успел ответить, Джорджиана подхватила Тристана под руку и повела его к буфету.

— Прекрати.

— Но ты же знаешь, он сказал глупость.

— Я все время слышу глупости от мужчин, — тихо возразила она.

Кадриль закончилась, и Тристан, оглянувшись, увидел, что на него с надеждой смотрит Амелия. Он бы с удовольствием повальсировал и поговорил с Джорджиа-ной, но он обещал.

— Готов? — спросила Джорджиана, не отпуская его руку.

— Готов к чему?

— К нашему вальсу.

Тристан тихо выругался.

— Джорджи, я… — Он набрал в грудь воздуха, и тут заиграли вальс. — Я не могу. Еще вчера я обещал этот вальс мисс Джонс.

С непроницаемым выражением лица она посмотрела поверх его плеча и затем кивнула:

— Тогда ступай и танцуй с ней.

Она повернулась, но Тристан схватил ее за руку.

— Не сердись, — прошептал он. — Я не хочу обидеть тебя.

Изумрудные глаза с удивлением посмотрели на него.

— Я не сержусь. Но я хотела…

— Ты хотела танцевать со мной, — закончил он, и улыбка показалась на его губах. — И ты будешь танцевать со мной.

— Почему ты думаешь?.. — Она нахмурилась.

— Я должен идти.

Он отошел от нее и повел Амелию в центр зала, а Джорджиана наблюдала за ними.

Амелия очень хорошо танцевала вальс, а Тристан был самым прекрасно сложенным, грациозным танцором из всех, кого она знала. Они выглядели красивой парой, кружась по залу и сохраняя между собой расстояние, требуемое приличиями.

Тристан сдержал свое обещание, данное Амелии. Джорджиане следовало бы радоваться, а она расстроилась.

К ней подошел лорд Уэстбрук:

— Леди Джорджиана, не могу поверить, что вы решили пропустить первый вальс.

— Я ждала вас, милорд. — Она с улыбкой подала ему руку.

— Тогда примите мои извинения, — сказал маркиз, взяв ее руку и целуя пальцы.

Джорджиана взглянула на него.

— Извинения? За тот глупый случай в парке? Конечно, извиняю. Во всем виноват Дэр.

— Я удивляюсь, почему вы по-прежнему терпите его присутствие.

Этого она не смогла бы объяснить даже самой себе.

— Он самый близкий друг моего кузена, — сказала она, давая привычный ответ, — а его тетушки просто восхитительны.

— Нет, Джорджиана, это вы восхитительны.

Она привыкла к ничего не значащей лести и комплиментам, но лорд Уэстбрук не раздавал их направо и налево. И он был одним из немногих ее знакомых джентльменов, не говоря о Тристане Карроуэе, кто не делал ей предложения. До сих пор по крайней мере.

— Вы очень добры, милорд.

— Вы называли меня Джоном несколько дней назад.

— Джон! — Она улыбнулась, глядя в его серьезные карие глаза. — Как случилось, что вы остались без дамы?

Имея титул и будучи богатым, он подвергался таким же преследованиям, как и она.

— Я не собирался сегодня танцевать, потому что полагал, что все ваши танцы разобраны. И я счастлив, что ошибся.

В другом конце зала мелькнуло лицо Тристана. Он танцевал с женщиной, на которой собирался жениться, с таким мрачным видом, как будто готов был вызвать лорда Уэстбрука на дуэль.

Все идет так, как она задумала, и даже успешнее, чем она ожидала, — это одновременно и возбуждало и пугало ее.

Глава 10

Я рада ночи: вам меня не видно,

Так я стыжусь наряда моего.

У. Шекспир. Венецианский купец. Акт II, сцена 610

Было два часа ночи, когда карета вдовствующей герцогини Уиклифф остановилась у дверей Карроуэй-Хауса. Джорджиана поднялась с места, когда ливрейный лакей распахнул перед ней дверцу.

— Я рада, что Милли поправляется, — сказала Фредерика. — Передай ей это.

— Передам. — Джорджиана поцеловала тетушку в щеку. — Спокойной ночи.

— Почаще навещай меня, дорогая.

Джорджиана оглянулась.

— Я не останусь здесь навечно. Милли уже передвигается почти самостоятельно, и я еще успею надоесть вам.

— Никогда, дитя мое.

Докинз, казалось, редко бодрствовал и днем, тем более не следовало этого ожидать от него после часа ночи, поэтому Джорджиана сама открыла дверь. Тристан и Брэдшо исчезли с бала довольно рано. Очевидно, они скрылись в одной из игорных комнат, устроенных герцогом Девонширским. Она надеялась, что Тристан снова выйдет в зал, чтобы посмотреть, с кем она танцует, но он не появился. Амелия все-таки добилась своего: она танцевала с ним вальс.

Одна лампа все еще горела в холле, другая — на верхней площадке лестницы. Света было достаточно, чтобы благополучно добраться до своей спальни, и Джорджиана отослала служанку. Теперь ей нужно найти способ самой расстегнуть пуговки на спине, иначе придется спать в платье. Да ей и не хотелось снимать его.

Взгляд Тристана, буквально пожиравшего ее глазами, возбуждал ее. Она чувствовала, как по ее телу растекается когда-то такое знакомое тепло. Шесть лет назад она испытывала радостный трепет, ибо знала, что именно она привлечет его внимание и он будет смотреть только на нее. Господи, какой глупой и наивной она была! Да, до сих пор она испытывает эти чувства от одного его жадного взгляда или комплимента.

— Джорджиана.

От шепота, доносившегося из гостиной, у нее перехватило дыхание.

— Тристан? Что?..

— Иди сюда.

Сдвинув брови, она пересекла холл и подошла к дверям, в проеме которых увидела темную тень. Это был Тристан. Слава Богу, он не умел читать чужие мысли.

Взяв ее руку, он завел ее в комнату и закрыл дверь.

— Не двигайся, — прошептал виконт. Она чувствовала на затылке его теплое дыхание. — Я зажгу свет.

Через минуту лампа на столе вспыхнула, заливая комнату золотистым мерцающим светом. Тристан по-прежнему был в вечернем костюме, но уже без верхней одежды и перчаток. Он выпрямился, его глаза сияли.

— Уже поздно, Тристан, — так же тихо сказала девушка. — Говори скорее, что там у тебя, мне хочется спать.

От его обворожительной улыбки у Джорджианы пересохло во рту.

— Где ты взяла это платье?

— У мадам Перисс. Ты об этом хотел поговорить со мной?

— Оно словно соткано феями из паутины и капель росы.

Весь вечер она выслушивала комплименты, но ни один не тронул ее так глубоко, как этот.

— Когда я впервые увидела его, то подумала то же самое. Спасибо.

Он шагнул к ней:

— Потанцуй со мной. Я обещал тебе вальс.

— А музыка?

— Если хочешь, я буду напевать, но слушать меня я бы не советовал.

Она улыбнулась:

— Я могу отсчитывать такт.

Он был в прекрасном настроении. У Джорджианы мелькнула мысль, не сделал ли он предложение Амелии и та приняла его, но это вряд ли заставило бы его так улыбаться. Они с Амелией танцевали слишком сосредоточенно для влюбленных… по крайней мере пока. Размышляя о его отношениях с Амелией, она почувствовала что-то очень похожее на панику. Джорджиана перевела дыхание. Это смешно. Ничего не произошло, он еще не готов к женитьбе. Но даже себе она бы не призналась, что и сама не готова к тому, чтобы он женился на другой.

— Иди сюда, — повторил он, протягивая руку.

— Как тебе понравилось танцевать вальс с мисс Джонс? — спросила она, пряча за спину руки. Она была уверена, что стала мудрее за эти годы. Тогда почему ей так трудно устоять перед ним?

— Я бы с большим удовольствием танцевал с тобой, — по-прежнему очень тихо произнес он. — Ты дашь мне руку, Джорджиана? Я обещал тебе вальс.

— Ты и раньше давал мне обещания, но не выполнял их.

— Это было давно. — Зрачки его глаз сузились. — Теперь я выполняю свои обещания. Или стараюсь по крайней мере. А ты все немного усложняешь. Я хочу танцевать с тобой вальс.

вернуться

10

Перевод Т. Щепкиной-Куперник.

23
{"b":"107","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Луна для волчонка
Американские боги
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Скорпион его Величества
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Как хочет женщина. Мастер-класс по науке секса
Доказательство рая. Подлинная история путешествия нейрохирурга в загробный мир
Все девочки снежинки, а мальчики клоуны