ЛитМир - Электронная Библиотека

— Знаю, что не хочется. Поэтому мы будем обедать с Лидией и Джеймсом. Общество соберется небольшое, а время раннее.

Нахмурившись, Джорджиана догнала герцогиню у дверей.

— Это не потому, что я боюсь встретить его.

— Это не мое дело, — ответила тетушка. — Я просто рада, что ты вернулась домой.

«В этом-то и беда, — подумала Джорджиана, — что у меня нет настоящего дома». Родители жили в Шропшире с ее сестрами, брат был в Шотландии, Хелен со своим мужем Джеффри — в Йорке, а ее пригласили погостить у тети Фредерики или, если бы она захотела, даже у Грея и Эммы. Однако ей больше всего нравилось в Карроуэй-Хаусе, где она проводила дни, болтая с тетушками, играя в карты с Эдвардом и слушая рассказы Брэдшо о далеких странах. И конечно, встречаясь с Тристаном.

— Ты идешь, Джорджиана?

— Да.

Несмотря на заверения тетушки, она весь вечер не могла успокоиться. Если Тристан так рассердился, как пугала ее Фредерика, то он не простит ее. Она же его тогда не простила. Она вела себя ужасно, говоря ему такие вещи, которые бы позабавили других, но он понимал, что она хочет показать, как ненавидит и презирает его. Неужели он так же поступит и с ней?

Следующие два дня она держалась поближе к дому, а он не появился и не прислал ей записки. Она подумала, не поехал ли он к Амелии Джонс, но постаралась отогнать эту неприятную мысль. Если поехал, хорошо. Во всяком случае, ради этого она все и затеяла.

Она собиралась вместе с Люсиндой и Эвелиной посетить званый вечер в Гленвью, и хотя ехать ей туда не очень хотелось, становиться затворницей она тоже не собиралась. Самым разумным было бы вернуться в Шропшир, как она первоначально и предполагала сделать.

Но этим она бы показала свою трусость. Кроме того, от кого ей бежать? Он не мстил ей, а она не совершила ничего плохого. То есть совершила, но никто об этом, кроме Тристана, не знал, а он заслуживал того, что произошло.

— Джорджи, — подбегая к ней и хватая ее за руки, сказала Люсинда. — Я слышала, что ты вернулась к тете. У тебя все в порядке?

Джорджи поцеловала ее в щеку.

— Да. Все хорошо.

— Ты сделала это, не правда ли? Ты проучила его.

Глядя поверх ее плеча на толпу, она кивнула:

— Проучила. А как ты узнала?

— Иначе ты бы не уехала из Карроуэй-Хауса. Ты была полна решимости проучить его.

Из музыкальной комнаты вышла Эвелина и подошла к ним:

— Все говорят, что вы с Дэром снова поссорились.

— Да, можно сказать и так.

Хотя Джорджиана не видела его три дня, она не понимала, каким образом всем стало известно, что они поссорились. Вероятно, потому, что ссорились они всегда.

— Ну, тогда ты, наверное, знаешь, что…

— Добрый вечер, леди.

— А вот и он, — шепотом закончила Эви.

Джорджиана замерла. Ей так не хотелось оборачиваться, но она не сдержалась и повернулась к нему. Тристан стоял совсем рядом, она могла бы до него дотронуться. Она не могла понять выражения его лица, но оно было бледным, а глаза блестели.

— Лорд Дэр, — сказала она дрогнувшим голосом.

— Я хотел спросить, не подойдете ли вы на минуту поговорить с моими тетушками, леди Джорджиана, — холодно произнес он. — Они беспокоятся о вас.

— Конечно. — Делая вид, что не замечает обеспокоенных взглядов своих подруг, она последовала за ним.

Тристан не предложил ей руки, и она сложила руки за спиной. Ей хотелось убежать, но тогда все бы поняли, что между ними что-то произошло. Слухи — это одно, но если она или Тристан сделают что-нибудь, подтверждающее их, ей в таком случае ничего не останется, кроме как вернуться в Шропшир.

Она искоса взглянула на него. Он крепко сжал челюсти, но только это и было единственным признаком его возбуждения. Она дрожала от страха, но он не набросился на нее, как она ожидала. Наоборот, он сделал так, как сказал, и подвел ее к своим тетушкам.

— О, дорогая Джорджи, — сказала Эдвина, хватая ее за руку и обнимая ее. — Мы так беспокоились о вас! Уехать, ничего нам не сказав.

— Я так сожалею, — ответила она, сжимая руку старой дамы. — Я… должна была уехать, но мне не следовало делать этого, не предупредив вас. Я не хотела, чтобы вы беспокоились.

— Ваша тетушка здорова? — вступила в разговор Милли.

— Да, она… — Джорджиана замолчала, только сейчас сообразив, что ей больше не приходится смотреть на тетушку Тристана сверху вниз. — Вы ходите?

— С помощью трости, но хожу. Так что же с вами случилось? Тристан рассердил вас?

Она чувствовала его взгляд, но не хотела смотреть на него.

— Мне просто необходимо было уехать. И посмотрите на себя! Вам больше не нужна моя помощь.

— Нам приятно ваше общество, дорогая.

— А мне — ваше. Я очень скоро навещу вас, обещаю.

— Пойдемте, Джорджиана, я принесу вам стакан пунша, — вмешался Тристан.

— Я не…

— Пойдем со мной, — понизив голос, повторил он.

На этот раз он предложил ей руку, и в присутствии наблюдавших за ними тетушек она не осмелилась не принять ее.

— Милорд, я…

— Ты боишься меня? — по-прежнему тихо спросил он.

— Боюсь? Н-нет. Конечно, нет.

— Почему нет? Тебе следовало бы бояться. В любую минуту я могу погубить твою репутацию.

— Я не боюсь, потому что сделала то, чего ты заслуживал.

Тристан, насмешливо улыбаясь, приблизил к ней лицо.

— Чего же именно я заслуживал?

С противоположной стороны комнаты тетя Фредерика с тревогой наблюдала за ними. Рядом с ней с воинственным видом стоял Грей. Джорджиана взглянула на Тристана.

— Нам не следует обсуждать это здесь.

— А в другом месте ты не захочешь со мной встретиться. Ответьна этот проклятый вопрос. Это была месть?

— Месть? Нет. Это… я…

— Знаешь, что я думаю? — еще тише спросил он, накрывая ладонью ее руку, лежавшую на его согнутом локте.

Для наблюдателей этот жест, без сомнения, означал ласку. Никто и не подозревал, что он держал ее руку железной хваткой, так чтобы она не смогла вырваться, даже если бы попыталась.

— Тристан…

— Думаю, ты все-таки боишься, — прошептал он, — потому что тебе приятно быть со мной.

— О нет. Дело не в этом. Пусти меня.

Он тотчас же отпустил ее.

— Ты решила нанести мне рану раньше, чем я сделал бы это сам.

— Глупости. Я ухожу. И не иди за мной.

— Я не пойду… если ты оставишь для меня вальс.

Она остановилась. Этого не должно было случиться. Предполагалось, что он поползет к Амелии Джонс и будет ей хорошим мужем. Надо убедиться, что он понял — ее урок не имел ничего общего с местью. Если для этого надо танцевать с ним, она будет танцевать.

Глава 12

Троил: Вы лишили меня всех слов, леди.

Пандар: Словами не заплатишь долг, ей нужны поступки.

У. Шекспир. Троил и Крессида. Акт III, сцена 2

Он ожидал злорадства, презрения, высокомерной холодности, а Джорджиана трепетала. Несмотря на то что виконта бесила ее самонадеянность — похоже, она всерьез думала, что может проучить его, — Тристан вынужден был признать, что все теснее переплетаются их жизни.

Он видел, как она подошла к своим подругам, наблюдал за каждым ее жестом, за тем, как она держала себя. Она была оскорблена, а этого он не мог понять, поскольку он не ушел от нее и не просил ее уйти. Тристан был близок к тому, чтобы попросить ее выйти за него замуж. Лучшего нельзя было и желать: все его денежные затруднения будут решены, а женщина, в которую влюблен, окажется в его постели. Он явно что-то упустил, и все ответы были у Джорджианы.

Тристан досконально изучил ее записку, пока каждая помарка, каждый завиток не запечатлелись в его памяти. Здесь все имело определенное значение, но он никак не мог уловить какое.

— У тебя такой вид, как будто ты сейчас проглотишь ее, — тихо произнес за его спиной Брэдшо. — Ради Бога, смотри на кого-нибудь другого.

— Меня не интересует твое мнение. Иди приставай к адмиралу или займись чем-нибудь еще. Брэдшо поднял руки.

28
{"b":"107","o":1}