ЛитМир - Электронная Библиотека

— Веди себя осмотрительнее, Дэр, и не забудь, что я предупреждал тебя.

Тристан не успел ответить, как Брэдшо исчез. Брат был прав. Шесть лет назад он довел себя до изнеможения, стараясь заглушить слухи, а сегодня вел себя как взбесившийся бык.

— Добрый вечер, Тристан.

Он оглянулся.

Амелия, одетая в голубое газовое платье, изящно присела перед ним.

— Я решила осмелиться и пригласить вас на танец, — улыбнулась она, демонстрируя ямочки на щеках.

— Благодарю вас, но я не намерен здесь долго оставаться. У меня есть… неотложные дела.

Извинение прозвучало неубедительно, но у него не было желания придумывать что-нибудь более правдоподобное или слушать ее глупую болтовню. Тристан сдержанно поклонился и направился тайком следить за Джорджианой.

Она, казалось, всеми силами старалась держаться от него подальше, укрывшись в дальнем конце зала. Болтала с подругами, время от времени смеялась нервным смехом, словно пытаясь убедить всех, что ей очень весело. Он ей не верил.

Наконец леди Гортензия сделала знак музыкантам, и отдельные группки беседовавших направились в центр зала. Тристан знал, что первый вальс Джорджиана должна танцевать с ним.

Ему пришлось переждать две кадрили и контрданс, наблюдая, как она кружится по залу с лордом Лаксли, очевидно получившим прощение за перевернутую тележку с апельсинами, затем с Фрэнсисом Хеннингом и Греем. Утешало лишь, что еще не появился Уэстбрук.

Когда оркестр заиграл вальс, она стояла со своим кузеном и его молодой женой Эммой. Тристан, заставляя себя не торопиться, неспешным шагом подошел к ней.

— Кажется, это наш танец, — медленно произнес он, подавая ей руку и стараясь своим видом не вызвать подозрений, что он задумал утащить ее и потребовать объяснений.

Грей нахмурился.

— Джорджиана устала. Ты не возражаешь, если…

— Да, возражаю.

Глядя на Джорджиану, он чувствовал, что герцог все больше негодует. Если Грею хочется подраться, он с удовольствием окажет ему эту услугу.

— Все хорошо, Грей. Я ему обещала.

— Это не важно, если ты не хочешь…

— Я ценю твою заботу, кузен, — перебила она, в ее голосе прозвучали сердитые нотки, — но, пожалуйста, разреши мне говорить самой за себя.

Коротко кивнув, Грейдон взял жену за руку и повел в круг танцующих.

— Как будто тебя можно остановить, — проворчал он.

Тристан не замечал ничего вокруг, кроме Джорджианы.

— Начнем?

Джорджиана взяла его руку. Еще были так остры воспоминания о вальсе, который они, полуобнаженные, танцевали в его спальне. Тристан обнял ее за талию, и они закружились по залу.

Она делала все, чтобы избежать его взгляда: смотрела на его галстук, на окружающих, на оркестр и на украшения на противоположной стене. Он молчал, размышляя, как, не ухудшая свое положение, задать вопросы. Он был слишком сердит, чтобы радоваться ее замешательству.

Наконец, тяжело вздохнув, она подняла на него глаза. У нее был усталый вид, темные круги под глазами.

— Я хотела, чтобы ты оставил меня в покое.

— Ты поощряла меня, а затем оскорбила. Почему ты думала, что я не потребую объяснений?

— Ты сказал моей тете, что понял смысл моей записки. Но по-моему, нет. Иначе ты бы не танцевал со мной.

— Тогда объяснись. — Он наклонил голову, касаясь щекой ее уха, и вдохнул запах лаванды. Он снова желал ее. Очень. — Я чувствовал твою страсть, Джорджиана. А ты — мою. Пожалуйста, объясни мне, почему ты сбежала.

Постепенно краска заливала ее щеки.

— Хорошо. Ты должен был ухаживать за Амелией Джонс, ты сам это сказал, И в то же время тебе не терпелось соблазнить меня. Я хотела, чтобы ты узнал, как чувствует себя человек, когда вдруг все его ожидания рушатся, и доказать, что ты не имеешь права разбивать сердца из-за собственной прихоти.

— Ты соблазняла меня не меньше, чем я тебя, дорогая.

— Да, чтобы проучить тебя. — Она помолчала, оглядываясь вокруг, но танцующие пары находились слишком далеко, чтобы слышать их тихий разговор. — Просто так получилось, что мы оказались квиты.

— Квиты, — повторил он.

От гнева и желания кровь закипала в его жилах.

— Да, ты обидел меня, а я тебя. Урок окончен. Возвращайся к Амелии и веди себя как джентльмен, если сможешь.

Он долго смотрел на нее. Они были квиты, но за одним исключением.

— Ты права — мы квиты, но есть небольшое различие.

— Какое различие? — Она с подозрением взглянула на него.

— Прошлый раз ты убежала, и я позволил тебе убежать. На этот раз я этого не допущу.

— Что… о чем ты говоришь? А как же Амелия? Она ждет твоего предложения.

— Если мы в расчете, — возразил он, не обращая внимания на ее слова, — то почему бы нам не начать все сначала. Перед нами чистый лист — как и тогда.

От изумления она открыла рот.

— Ты не можешь говорить это серьезно!

— Я совершенно серьезен. Ты интересуешь меня гораздо больше, чем Амелия Джонс. Говоря начистоту, а ты все равно бросишь мне это в лицо, ты богатая невеста, и все знают, что я вынужден жениться на богатой.

— Я тебе не верю, — заявила она, вырывая руку. — Ты не любишь проигрывать, поэтому начинаешь еще одну авантюру и рассчитываешь выиграть за мой счет. Я в этом не участвую.

— Это не игра, Джорджиана, — рассердился он.

Она попятилась, освобождаясь от него, и, натолкнувшись на нее, Эрл Монтроуз и его дама чуть не сбили Джорджиану с ног.

— Так докажи это, Дэр.

Тристан мрачно усмехнулся. Он любил риск, и чем выше ставки, тем лучше.

— Я докажу. — Он взял ее руку и поцеловал пальцы. — Поверь мне, докажу.

На следующий день Джорджиана с утра сидела с тетушкой в гостиной, нехотя занимаясь каким-то рукоделием. Когда Паско осторожно постучал в дверь, она как раз думала о том, как хорошо было бы сейчас оказаться далеко от дома и этого тихого и непрерывного тиканья часов на камине.

— К вам гость, леди Джорджиана.

— Кто это?

— Лорд Дэр, миледи.

Сердце чуть не выскочило из ее груди, но она справилась с собой.

— Сегодня утром я не принимаю, Паско.

— Хорошо, миледи. — Дворецкий скрылся.

— Грейдон предложил поговорить с Дэром, если ты хочешь все уладить, — осторожно сказала тетя Фредерика.

Таким тоном она разговаривала с Джорджианой со времени ее возвращения, как будто опасалась, что племянница снова впадет в истерику.

— Грей — друг Дэра. Их дружба не должна пострадать из-за меня.

— Миледи? — В дверях снова появился Паско.

— Да, Паско?

— Лорд Дэр привел вашу лошадь. Он спрашивает, не хотите ли вы покататься и поговорить о том, как вернуть в Хоторн-Хаус ваши вещи.

Если Тристан действительно так сказал, то эта дипломатия стоила ему больших усилий.

— Пожалуйста, поблагодари лорда Дэра, но…

— А, я еще должен сказать, что… Коротышка тоже здесь и хотел бы покататься с вами.

— Паско, она сказала «нет». Пожалуйста, не…

«Ах этот хитроумный мерзавец!» Джорджиана отложила рукоделие и встала.

— Мне следует хотя бы поздороваться с Эдвардом. Боюсь, он понятия не имеет, почему я так неожиданно исчезла.

— Как и я, — проворчала тетка, но Джорджиана сделала вид, что не слышит, и вышла из комнаты.

— Джорджи! — воскликнул Эдвард, бросаясь к ней навстречу, когда она вошла в гостиную.

— Эдвард, это неприлично, — остановил его Тристан, и мальчик застыл на месте.

С недовольным видом Эдвард кивнул и поклонился:

— Доброе утро, леди Джорджиана. Я очень скучал без вас и Грозовое Облако тоже.

— Я очень рада, что ты приехал.

— Вы поедете с нами? Будет здорово. Теперь уже никто не держит за меня поводья.

Она заглянула в сияющие серые глаза мальчика и улыбнулась.

— Я бы с удовольствием покаталась с тобой.

— Ура!

— Но сначала мне надо переодеться.

— Мы подождем, — сказал Тристан, когда она поверх головы брата взглянула на него.

Через несколько минут она спустилась в холл, оба брата Карроуэй ждали ее перед домом. Когда она вышла, Тристан посадил на Грозовое Облако Эдварда, затем подошел к Шебе, чтобы помочь Джорджиане сесть в седло.

29
{"b":"107","o":1}