ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Большое собрание произведений. XXI век
Революция на газоне. Книга о футбольных тактиках
Ремейк кошмара
Путь скрам-мастера. #ScrumMasterWay
Бессмертники
Конфедерат. Ветер с Юга
У Джульетты нет проблем
Избранная луной

— Ты мошенник, — прошипела она, с нарочитой силой упираясь ногой в его сложенные ладони. — И хитрец.

— Я такой. И к тому же умный. Коротышка не только предлог, но и дуэнья.

— И как мы будем выглядеть? Мужчина, женщина и ребенок. Разве не это вызвало твои возражения, когда Брэдшо хотел сопровождать меня?

— Я возражаю против Брэдшо по многим и различным причинам. Если по одной из них он окажется в другом месте, а я здесь, то я воспользуюсь ею.

— Ты хотя бы понимаешь, что делаешь? — спросила она.

Черт побери, в присутствии Эдварда ей следовало следить за тем, что она говорит!

— Я заехал пригласить тебя в Гайд-парк. — Он отступил. — Это тебя устроит?

— Да, думаю, вполне.

Он вскочил на Шарлеманя, и все трое направились к парку. Джорджиана смотрела, как он, наклонившись, поправлял поводья в руках брата. Тристан был прирожденным наездником, даже в те минуты, когда ненавидела его, она любовалась его ездой. Она всегда восхищалась его великолепной посадкой в седле.

— Значит, ты понимаешь, что сегодня я не намерен делать или говорить что-либо, что не понравится тебе. — Теперь он ехал рядом с ней. — Я начинаю ухаживать за тобой. Но только в том случае, если ты тоже будешь хорошо себя вести.

Они въехали в парк. Она упорно смотрела вперед между ушами Шебы.

— Я не понимаю, Тристан, — неуверенно произнесла она, понижая голос, — зачем рисковать? Богатая невеста уже у тебя в кармане.

— Я не давал Амелии Джонс обещания жениться, — заявил он несколько раздраженным тоном. — Выбрось ее из головы; дело в нас, в том, как сильно я снова хочу тебя.

— Так ты ухаживаешь за мной или соблазняешь? — Она не сумела скрыть дрожь в голосе.

— Ухаживаю. Следующей ночью, которую мы проведем вместе, ни один из нас не сбежит.

Джорджиана покраснела. Предполагалось, что она только что разбила его сердце, а он уже говорит о следующем рандеву в голом виде. Может, у него и сердца-то нет?

— Ты слишком уверен в себе!

— Это одно из моих лучших качеств.

Она явно в чем-то просчиталась. Теперь он думал, что может указывать, когда и как они будут встречаться, и что это будет означать. Ее глаза сузились. Если они квиты, то она имеет такое же право решать, что ему можно позволить, а чего нельзя.

— Пожалуйста, проводи меня обратно домой, — проговорила Джорджиана, поворачивая Шебу.

— Мы только что выехали.

— Знаю, но через час я должна ехать на пикник с лордом Уэстбруком, а мне еще надо переодеться и привести себя в порядок.

Он помрачнел.

— Ты никуда не собиралась сегодня. Это просто выдумка.

— Нет. Если хочешь, подожди, когда он приедет, но ты будешь выглядеть еще глупее, чем сейчас, навязывая свое внимание женщине, которая презирает тебя.

Губы Тристана сжались в тонкую жесткую линию.

— Нет, этого не будет.

— Будет. Твои тетушки во мне больше не нуждаются, и поэтому я приняла приглашения нескольких джентльменов. Ты лишь один из них.

— Ты говорила, что не выйдешь замуж, — сказал он низким голосом, похожим на рычание.

— Да, и я думала об этом. Если не ошибаюсь, это ты подсказал, что я могу выйти за любого, кому нужно мое приданое. И с таким количеством денег я действительно могла бы выйти практически за любого.

— Уэстбрук зануда, и ему не нужны твои деньги.

— Я полагаю, ему нравятся мое общество и беседы со мной. Ты говорил, что, если мужчина полюбит меня, он простит, что не он был моим… первым. Ты дал очень разумный совет, Тристан.

— Подумай. Проведи этот день со мной.

— Нет. Мы теперь равны, Дэр, и, следовательно, у тебя прав на мое время не больше, чем у любого другого.

— А я думаю, что больше. Я мог бы заставить тебя быть со мной, Джорджиана, и даже выйти за меня замуж.

Она встретила твердый взгляд его горящих глаз.

— Если ты хочешь таким образом подавить меня, я тебя возненавижу, моя репутация погибнет, и я вернусь домой в Шропшир… как незамужняя женщина.

Он долго молчал, затем тяжело вздохнул.

— Черт побери. Ты знала, что я блефую.

Замершее было сердце Джорджианы вновь забилось.

— Да, знала. — Слава Богу, она сумела ему солгать.

— Разве это ни о чем не говорит?

— Я здесь, еду рядом с тобой, — сказала она, — полагаю, этого достаточно. Но то, что ты скрываешь свое дурное поведение, может быть вознаграждено всего лишь моей любезностью.

К ее удивлению, он добродушно рассмеялся. Эдвард оглянулся на них и тоже улыбнулся.

— Что в этом смешного? — спросила она.

— За последние несколько недель за свое дурное поведение я получил раздавленные пальцы на ногах и разбитые костяшки пальцев на руках, — усмехаясь сказал он. — Кажется, я делаю успехи.

— Небольшие, — заметила она. — А теперь проводи меня домой.

Тристан вздохнул:

— Да, миледи. Коротышка, мы возвращаемся.

— Но почему?

— Джорджи ждут другие мужчины.

— Но она же с нами.

— Мы не пригласили ее заранее.

Джорджиана сердито посмотрела на него. Одна часть ее души была готова растаять под его взглядом, а другой хотелось кричать и швырять вещи. Может быть, ему на какое-то время удалось обмануть ее, но она раскусила его и поняла, что виконту нельзя доверять, особенно когда он выглядит таким искренним. Она не может справиться со своим влечением к нему, но никогда больше не полюбит его.

Один из лакеев успел раньше Тристана помочь ей сойти с седла, и она наградила слугу такой ослепительной улыбкой, что бедняга покраснел и буквально убежал, таща за собой Шебу. Черт бы побрал этого идиота! Как будто не он помог ей избежать услуг лорда Дэра.

— Спасибо за приятную прогулку, — поблагодарила она Эдварда.

— Ты поедешь в четверг смотреть фейерверк в Воксхолл-Гарденз? — спросил Тристан, сойдя с лошади и провожая ее до дверей.

«Он бы все равно об этом узнал, — подумала она, — и к тому же я не собираюсь там танцевать».

— Да, мы с тетушкой там будем.

— Не мог бы я прислать за вами карету и сопровождать вас обеих?

«Черт побери, ну и ловок же он!»

— Я… конечно, не могу решать за тетю Фредерику.

Тристан кивнул.

— Пожалуйста, передай ей мою просьбу и скажи, что мои тетушки тоже там будут, я был бы тебе весьма признателен. Милли весь сезон ждет этого фейерверка. Она не могла выезжать из-за больной ноги и впервые получила такую возможность.

Джорджиана сжала зубы.

— Это нечестная игра.

— Не забывай, я не играю, Я хочу выиграть.

— Хорошо. Я уверена, тетя Фредерика будет рада поболтать с твоими тетушками, и передам твою просьбу. Но мне это не нравится.

Наклонившись, Тристан взял ее руку.

— Приятного тебе пикника, Джорджиана, — тихо произнес он.

Поднимаясь по ступеням, она думала не о предстоящем пикнике, а о его голубых глазах с густыми ресницами и об обещаниях или обмане, таившихся в их глубине.

— Тристан, — сказал Эдвард, когда они возвращались в Карроуэй-Хаус, — зачем ты заставил меня поехать с тобой? Я же говорил, что уже ездил верхом с Эндрю и Шо.

— Затем, что я хотел видеть Джорджиану и знал, что она не откажется повидаться с тобой.

— Почему она не захотела бы видеть тебя? Она на тебя сердится?

— Да, сердится, — грустно усмехнулся Тристан.

— Тогда ты должен послать ей цветы. Брэдшо всегда так делает, он говорит, что все девицы это любят.

— Цветы? — Эта идея показалась виконту привлекательной. — А что еще посылает девицам Брэдшо, чтобы им понравиться?

— Шоколад. Много шоколада. Он сказал, что за хорошую коробку шоколада Мелинда Уэнделл ляжет и с быком.

«Придется поговорить с Брэдшо о том, чего не следует обсуждать в присутствии Эдварда».

— Брэдшо сказал это именно тебе?

— Нет, — смущенно ухмыльнулся Эдвард, — он сказал это Эндрю, когда Эндрю пытался заставить Барбару Джеймисон поваляться с ним. Я бы хотел поваляться. Это звучит заманчиво.

— Когда будешь постарше. И никогда не упоминай этого слова, говоря с Джорджианой, хорошо?

30
{"b":"107","o":1}