ЛитМир - Электронная Библиотека

Она посмотрела на него, и Тристан не сразу понял выражение ее лица. Когда они встретились впервые, он принял ее за наивную честолюбивую девицу, почти девочку, жаждущую продать себя за титул. Из нее получилась бы хорошенькая, не очень умная жена, которую легко подчинить себе. Однако для поступка, который она совершила, требовались хитрость, смелость и твердое стремление к цели, что весьма встревожило его.

Или это было разыграно, или он глубоко заблуждался, оценивая ее характер.

— Мы сели за стол, не дождавшись вас, — сказала она, жестом приглашая его сесть.

— Я на это надеялся. Еще раз приношу свои извинения. Возникло… совершенно неотложное дело.

Он сел на диван, предоставляя ей вести разговор; но при этом держась настороже и исподтишка поглядывая на дверь, чтобы убедиться, что она открыта. Однажды она застигла его врасплох, но больше он такого не допустит.

— Я на вас очень сердита. — Амелия уселась напротив него.

— Не сомневаюсь. Я тоже не очень доволен вами.

В дверях показался дворецкий:

— Подать чай, мисс?

Она улыбнулась:

— Не хотите ли чаю, лорд Дэр?

Он бы предпочел виски.

— Чай — это прекрасно. Благодарю вас.

— Сейчас же, Нельсон.

— Да, мисс.

Не переставая улыбаться, она сложила руки на коленях с видом невинной благовоспитанной дебютантки. Если бы накануне Тристан не видел ее в своей спальне раздетой, он никогда бы не поверил, расскажи ему это кто-то другой. Виконт предчувствовал, что его ожидают большие неприятности.

— Я хочу задать прямой вопрос.

— Пожалуйста.

— Вы собираетесь просить моей руки, Тристан?

— Нет, не собираюсь.

Она кивнула, как будто совсем не удивившись.

— А почему?

— Некоторое время я думал о браке с вами, — осторожно заговорил Тристан, стараясь пощадить ее чувства, сознавая в то же время, что делает это из-за проклятых уроков Джорджианы, — но, узнав вас ближе, решил, что буду вам очень плохим мужем.

— А разве не я должна принимать решение?

— Нет, не вы. Я старше вас на двенадцать лет, и мой жизненный опыт намного больше. Я…

— И все-таки я думаю, вам следует спросить меня, — перебила она.

Тристан покачал головой.

— Через полгода, когда вы будете счастливы в браке с любым из сотни других джентльменов, которые будут чрезвычайно довольны, что женились на вас, вы поблагодарите меня.

В дверях показался лакей с подносом в руках. Словно по мановению волшебной палочки улыбка вновь озарила лицо Амелии, и Тристан с удивлением подумал, как он мог раньше считать ее простодушной и невинной. Как только слуга вышел, улыбка исчезла.

— Понимаю, почему вы полагаете, что я могу быть счастлива с кем-то другим, но я твердо решила стать виконтессой, Дэр. Звучит очень приятно, как вы думаете? Титулу Дэров двести лет, и это весьма почетно.

— Вы навели справки?

Она кивнула:

— Да, как и обо всех моих поклонниках. И, внимательно изучив все сведения, я выбрала вас.

Он начинал сомневаться, в здравом ли она уме. Тристан взглянул на чайник. Вполне возможно, что там мог быть мышьяк.

— Амелия, я ценю ваше внимание и дружбу, но мы с вами не поженимся. Мне очень жаль, если вы неверно истолковали мое поведение. Это очень дурно с моей стороны. А сейчас мне следует покинуть вас, чтобы вы могли предаться более приятным размышлениям. — Тристан встал.

Она повысила голос:

— У меня есть ваше письмо.

Он не остановился.

— К сожалению, Амелия, за мою долгую и не очень удачную жизнь я написал письма многим молодым леди. Из-под моего пера выходили даже стихи.

— Это письмо написали не вы, оно адресовано вам.

Тристан на этот раз остановился.

— И что же это за письмо?

— Ну, это не совсем письмо. Скорее записка, но она подписана. К тому же немного смята. Боюсь…

— Что в ней написано? — перебил виконт, чувствуя, как его охватывает ярость. «Не может быть, чтобы у нее была эта записка! Только не эта!»

— Думаю, вы знаете, что в ней написано, — спокойным тоном ответила она. — У меня также есть и маленький подарок, который Джорджиана оставила вам. Вы, возможно, не хотели делить ваше ложе со мной, но я знаю, кто побывал там, Тристан. А вы заставляли всех думать, что вы с ней враги.

Сотня вариантов ответа промелькнула у него в голове, большинство которых позволило бы отправить его в Ньюгейтскую тюрьму по обвинению в убийстве.

— Предлагаю вам вернуть мне все, что вы украли в моем доме, Амелия, — очень тихо сказал он.

— А вы не хотите узнать, что я хочу в обмен на очень интимные вещи леди Джорджианы?

— Вы заходите слишком далеко, — прошипел Тристан, делая шаг к ней.

Он бы согласился на Ньюгейт, если бы это избавило Джорджиану от лишних страданий.

— Я буду рада вернуть их вам, — тем же спокойным тоном сказала Амелия, — чтобы вы распорядились ими, как пожелаете.

— Тогда сделайте это поскорее.

— Но не раньше дня нашей свадьбы, лорд Дэр. Уверяю вас, до этого дня я буду хранить их в моем комоде.

«Бог мой! Какая же подлая, хитроумная дрянь!»

Ему нужен выход из этой ситуации и достаточно времени, чтобы найти его.

— А где гарантии, что вы выполните свое обещание?

Она снова заулыбалась.

— Гарантия в том, что я хочу быть леди Дэр. — Она встала, расправляя юбку. — Так сообщим родителям приятную новость?

Терпение Тристана, которым он никогда не отличался, лопнуло, он схватил ее за руку и резко притянул к себе.

— Не слишком увлекайтесь, Амелия. Моя уступчивость имеет предел. Но если вы погубите ее репутацию, я погублю вашу. Понятно?

Она уже не выглядела такой спокойной.

— Мы поженимся, — заявила она, выдергивая руку. — Будет объявлено о помолвке. Вы можете выбрать время, но мы оба знаем, что вам потребуются мои деньги еще до конца лета. Я даю вам три дня, лорд Дэр, чтобы вы сделали мне предложение приличным и почтительным образом.

Тристан повернулся и вышел. По дороге в Карроуэй-Хаус одна мысль преследовала его: Джорджиана должна узнать о случившемся, и в то же время он не вынесет, если снова увидит боль в ее глазах.

Он все должен исправить ради них обоих.

Глава 19

И не читал в истории ли, в сказке ль,

Чтоб гладким был путь истинной любви.

У. Шекспир. Сон в летнюю ночь. Акт I, сцена 116

Джорджиана, просидев полчаса с дольками огурца на веках, наконец решила, что может покинуть спальню, не опасаясь напугать своим видом маленьких детей. На сердце стало легче, несмотря на то что намерения Тристана и ее собственное отношение к тому, что он мог потребовать от нее, вызывали головную боль и желание выпить большой бокал крепкого вина.

Со времени своего возвращения в Хоторн-Хаус она пыталась, как и прежде, помогать своей тете, но делала это лишь от случая к случаю. В это время дня герцогиня обычно занималась разборкой писем и приглашений. Джорджиана застала ее в гостиной, но Фредерика не читала писем. Она была не одна.

— Лорд Уэстбрук, — сделала реверанс Джорджиана. — Какой приятный сюрприз.

Маркиз встал.

— Леди Джорджиана, ее светлость сказала мне, что вы не совсем хорошо себя чувствуете, и я рад, что вам лучше.

— Да, у меня немного болела голова. Что привело вас сюда?

— По правде говоря, я приехал к вам, миледи. — Шагнув вперед, он взял ее руку и поднес к губам.

Кивнув, она мысленно перелистала свою записную книжку, но не могла вспомнить, входил ли маркиз в ее планы на этот день.

— Могу я предложить вам чашку чаю? Или бокал кларета?

— Кларет — это было бы прекрасно.

Фредерика поднялась с кресла.

— Я прикажу. Извините меня, милорд.

У Джорджианы мелькнуло подозрение, и она нахмурилась, но, почувствовав на себе взгляд маркиза, поспешила улыбнуться. Когда поблизости оказывался Тристан, тетя Фредерика вела себя как мать-медведица, а появился Уэстбрук, и она охотно оставила их наедине.

вернуться

16

Перевод Т. Щепкиной-Куперник.

44
{"b":"107","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Если любишь – отпусти
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Финская система обучения: Как устроены лучшие школы в мире
Сила других. Окружение определяет нас
Путь самурая. Внедрение японских бизнес-принципов в российских реалиях
Ты должна была знать
Рой
Любовь по-драконьи