ЛитМир - Электронная Библиотека

Она заговорщически взглянула на Джорджиану, как бы предлагая ей сказать что-нибудь в защиту Эммы. Джорджи пила чай, и ее раздражение возрастало. Может быть, их больше, но она не чувствовала себя беззащитной.

Она встречалась с этими девицами во время сезона, но большинство из них знала плохо. В основном это были дочери, внучки и племянницы баронов и рыцарей.

Девицы снова начали болтать разные глупости о моде и погоде, и Джорджиана немного успокоилась. Возможно, она волновалась и неправильно воспринимала происходящее.

— Леди Джорджиана, — тихо сказала Амелия, — ваш визит удивляет меня.

— Я хотела извиниться перед вами, — ответила Джорджиана.

— В самом деле? За что же?

— За лорда Дэра. К моему огорчению, мне не удалось осуществить мои намерения так, как я этого хотела.

— Как же это?

Прочитав записку, Амелия должна была это знать. Но если она хотела услышать дальнейшие извинения, то Джорджиана готова была их предоставить. Взглянув на девиц, она предложила:

— Думаю, наш разговор требует более уединенного места, если вы не против.

— Хм. Полагаю, мои гости обойдутся несколько минут без меня. — Она встала, потянув за собой Джорджиану. — Извините нас, мы сейчас вернемся.

Девицы продолжали щебетать и хихикать, и Амелия повела Джорджиану через холл в небольшую комнату, окна которой выходили на тихую улочку.

— У вас очень красивый дом, — заметила Джорджиана, оглядывая дорогую, с большим вкусом подобранную мебель.

— Спасибо. Так вы действительно явились сюда, чтобы извиниться за свое… поведение с Тристаном? Уверяю вас, в этом нет никакой необходимости.

Джорджиана оставила выпад без ответа. У Амелии было основание сердиться.

— Это необходимо, потому что я обещала помочь вам получить его в мужья и ничего не сделала для этого.

— Глупости. Я получу его в мужья благодаря вам.

«Будь вежлива», — напомнила себе Джорджиана.

— Все это ужасное недоразумение, и я чувствую себя очень неловко. Я только хотела помочь вам. Вы должны мне поверить.

— Не верила и не поверю, — ответила Амелия, сохраняя на лице улыбку. — Но, как я сказала, это ничего не значит. Я выбрала лорда Дэра, и я выйду замуж за лорда Дэра.

— При помощи шантажа? — невольно вырвалось у Джорджианы.

Девушка пожала плечами:

— Я не настолько глупа, чтобы упустить то, что само плывет мне в руки.

«Похоже, лучше говорить прямо, не скрывая своего возмущения».

— Вы их украли?

— А как Тристан получил их, скажите, пожалуйста?

У Джорджианы был готов резкий ответ, но она передумала. Крики тут не помогут.

— Амелия, то, что произошло между мной и Тристаном, случилось совершенно неожиданно, и я не допущу, чтобы вы воспользовались этим, навредив нам обоим. Конечно, вы не сделаете ничего… лишнего, что нарушило бы вашу дружбу с Тристаном и со мной.

— Мы не друзья, леди Джорджиана. Мы — соперницы. И выиграла я.

— Не могу назвать это соперничеством, Аме…

— И мои поступки не лишние, потому что Тристан уже сказал, что не имеет намерения жениться на мне. — Она вздохнула. — Полагаю, он может не делать этого, но в том, что случится дальше, будет виноват он. Я рассказала ему, что вы разыгрываете его, чтобы проучить, и он теперь откажется от вас. Как только мы с ним поженимся, я отдам ваши отвратительные вещи вам, и мы все будем счастливы.

Подумать только! Джорджиана считала ее наивной беспомощной молодой девушкой. Они обменялись долгим взглядом, и Джорджиана вышла.

Первой ее мыслью было поехать к Тристану и сказать ему, что он был прав, и узнать, не нашел ли он какого-либо выхода.

Однако, раздумывая над создавшимся положением, она не могла избавиться от мысли, что все это затеяла она сама. Сначала решила, что Тристана надо проучить и только она одна сумеет это сделать. Затем самым жалким образом она потерпела поражение, снова связав с ним свою жизнь.

Но она хотела Тристана Карроуэя. Как сказал Роберт, она не могла покорно уступить и смириться с тем будущим, которое готовили для нее другие. Ей надо поговорить с ним, чтобы окончательно решить, будет ли она верить ему так, как жаждало ее сердце.

Джорджиана высунулась из окошка кареты.

— Хэнли, отвези меня в Карроуэй-Хаус, — окликнула она кучера. — Мне бы хотелось навестить мисс Милли и мисс Эдвину.

Глава 21

Что скажешь? По сердцу ли он тебе?

У. Шекспир. Ромео и Джульетта. Акт I, сцена 318

Вернувшись домой во время перерыва в заседании парламента, Тристан сразу прошел в свой кабинет. Он прекрасно понимал, что негде взять девятьсот фунтов, чтобы прожить три месяца, но ему нужно было найти немного наличных денег, чтобы получить несколько дней передышки, и за это время придумать, как убедить Джорджиану выйти за него замуж.

— Милорд, — послышался за дверью голос Докинза.

— В чем дело?

— Я должен сообщить вам, что здесь леди Джорджиана, она приехала с визитом к мисс Милли и мисс Эдвине.

Тристан вскочил и, подойдя к двери, так быстро распахнул ее, что дворецкий чуть не упал.

— Кто тебе велел сообщить мне об этом визите?

— Леди Джорджиана, милорд. Они все в утренней гостиной. Она находится здесь уже некоторое время, но, по-моему, не знает, что вы вернулись.

— Почему ты не сказал ей, что я здесь?

— Я был в кладовой, милорд, проверял запасы.

— Ты хотел сказать, что спал в кладовой.

Дворецкий с достоинством выпрямился.

— Милорд, я…

— Ладно.

Если она здесь, значит, разговор с Амелией уже состоялся. Он надеялся, что она уговорила девчонку отдать записку и чулки. В таком случае репутации Джорджианы ничто больше не угрожает, и он сможет просить ее руки уже сегодня. Но в глубине души Тристану хотелось, чтобы Амелия отказалась, и он, как средневековый рыцарь, бросился бы спасать свою милую от дракона. Он чувствовал, что его долг — взять всю ответственность на себя.

— Добрый день, — входя в гостиную, сказал он.

Джорджиана сидела между его тетушек, и все они весело смеялись. Но, когда она посмотрела на него, виконт понял, что ее миссия оказалась безуспешной. Ее глаза никогда не лгали.

— Добрый день, — ответила она. — Ваши тетушки рассказывали мне, что вытворяет Дракон.

— Да уж. Слава Богу, что он не так велик, иначе разнес бы весь дом. — Он подошел ближе. — Тетушки, можно я на минутку похищу у вас Джорджи?

— Ты всегда похищаешь наших самых красивых гостей, — усмехнулась Милли.

— Правда? — прошептала Джорджиана, выходя из комнаты. — И скольких же хорошеньких визитерш ты похитил?

— Только тебя. Что произошло?

Джорджиана огляделась по сторонам. Видя ее нежелание говорить, он провел ее в библиотеку и, как только она села на диван, закрыл дверь.

— Рассказывай.

— Я думала, когда ехала сюда, что ты дома, — взволнованно начала она. — Я совсем забыла о парламенте и поздно отправилась к Амелии, только после прогулки с Робертом. Она устроила ленч для своих подруг… и я не знаю, что она им сказала, но…

— Подожди минутку, — сказал Тристан, усаживаясь на подлокотник дивана. — Не можешь ли начать с прогулки с Битом?

— Насколько я понимаю, ты не знал, что он ездил ко мне.

— Он почти не разговаривает. Как я мог узнать?

— Я не знала, что его держали во французской тюрьме и не разрешали говорить, — продолжала она. — Чему же удивляться?

Тристан застыл на месте, стараясь осознать ее слова и связать их со странным поведением брата. Джорджиана дотронулась до его руки.

— Ты ведь не знал?

— Нет. Как долго это продолжалось?

— Семь месяцев.

— А он был в Ватерлоо?

— Не знаю. Разве это имеет значение?

Он старался побороть гнев против проклятых политиканов, которые послали его брата во Францию и ему даже не сообщили, что семь месяцев Роберт считался пропавшим без вести.

вернуться

18

Перевод Б. Пастернака.

50
{"b":"107","o":1}