ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я пытаюсь.

— Пытайся поусерднее.

Тетя Фредерика наконец смягчилась, и они продолжили игру, мило беседуя. Но когда она собралась идти спать, волнение снова охватило ее. Завтра ночью она должна взять все в свои руки. И если она будет вести себя так же неосторожно, как сегодня, все догадаются, что она что-то затевает.

«Перестань, перестань, — говорила она себе. — Если ты и дальше будешь доводить себя до истерики, семейство Джонсов обнаружит тебя у дверей лежащей в глубоком обмороке». Воображаемая картина вызвала у нее улыбку. Амелию ожидает пара неприятных минут.

На следующий день она встретилась с Эвелиной и Люсиндой в их любимом кафе на углу улицы, и, несмотря на то что Люси несколько раз пыталась узнать, какое решение она приняла, Джорджиана умело — как ей самой казалось — уклонилась от расспросов подруги. Справиться с любопытством Эви оказалось намного труднее.

— Я только говорю, — размышляла вслух ее подруга, разрезая персик, — что урок, который ты хотела преподать лорду Дэру, должен был показать ему, как опасно играть женскими сердцами.

— Именно так оно и было, дорогая.

— Тогда почему все говорят, что он ухаживает за тобой?

Джорджиана покраснела.

— Это не…

— Эви, — вмешалась Люсинда. — Я слышала, в конце года вернется из Индии твой брат. Это правда?

Их темноволосая подруга заулыбалась.

— Да. Должна признаться, я очень соскучилась по Виктору, несмотря на его противную привычку считать, что он все знает. Его рассказы так романтичны. Я показывала вам шарф, который он прислал мне из Дели?

— Да, — дружно ответили Джорджи и Люси и рассмеялись. — Очень красивый. Ты должна его надеть, когда будете праздновать его возвращение, — добавила Джорджиана.

К их удивлению, Эвелина помрачнела.

— Моя мать хочет, чтобы я выбрала мужа до его возвращения, — сказала она. — Она думает, что Виктор никогда не одобрит ни одного из моих женихов, поэтому, если я выйду замуж прежде, чем он успеет воспротивиться этому, ничего нельзя будет поделать.

— Это ужасно! Скажи, что ты не согласишься на это только ради того, чтобы угодить своей матери. — Люсинда схватила ее за руку.

— Я не хочу, но вы знаете, какой она может быть. Какими они оба могут быть. — Эви содрогнулась.

Официант принес еще лимонада, и Джорджиана с любовью посмотрела на своих дорогих подруг и улыбнулась. Она всегда могла положиться на них. Только они могут исправить скверное настроение и не приставать с вопросами, на которые ей не хочется отвечать.

— Джорджи, — вдруг прошептала Люсинда, — позади тебя. Это…

— Добрый день, леди, — бархатным голосом сказал Тристан, склоняясь в изящном поклоне.

Не ожидая приглашения, он занял четвертый стул за их столом. На Тристане был светло-серый сюртук, и его голубые глаза казались сумеречно-синими.

— Добрый день, лорд Дэр, — ответила Люсинда и предложила ему сандвич с огурцом.

Он покачал головой.

— Благодарю, но я должен идти. Сегодня заседание парламента.

— Тогда как вы оказались на Риджент-стрит? Это вам совсем не по пути, — сказала Эвелина.

— Кого ты подкупил, чтобы узнать, где я? — улыбнулась ему Джорджиана.

— Никого. Интуиция подсказала мне, когда Паско сообщил, что ты встречаешься с кем-то за ленчем. А мне известно, что ты любишь сандвичи с огурцом и тебе нравится это место. Поэтому я здесь.

— А почему ты пришел сюда, когда тебе сейчас надо быть в палате лордов?

— Но я почти целый день не видел тебя, — ответил он, глядя на нее.

Джорджиана покраснела. Она понимала, что должна сказать что-нибудь кокетливое и остроумное, но ей трудно было сосредоточиться, когда все ее силы уходили на то, чтобы удержаться и не броситься к нему и не прижаться горящими губами к его губам.

— Это очень мило с твоей стороны, — произнесла она сдержанно и заметила удивление, мелькнувшее в его глазах.

— Вчера у моих тетушек ты была сама не своя. Они беспокоятся. Не хочешь ли передать им что-нибудь?

— Да. Передай им… — Она запнулась, Джорджи хотела, чтобы Тристан передал, что она чувствует себя лучше, но, отказавшись от приглашения на сегодняшний прием, она не могла этого сказать. — Передай, что прошу прощения за то, что неожиданно уехала, но у меня разболелась голова.

Он наклонился к ней, явно забывая и о ее подругах, сидевших рядом, и о том, что они находятся в уличном кафе, где их может видеть сотня любопытных глаз.

— А как ты себя сегодня чувствуешь?

— Лучше, но я устала, — тихо сказала она. — А теперь, Тристан, уходи.

Чувственная улыбка приподняла уголки его губ.

— Почему?

Она подумала, что он всегда остается желанным и неотразимым.

— Потому что ты очень раздражаешь меня и мешаешь мне завтракать.

Теперь улыбка была и в его глазах.

— Ты тоже меня раздражаешь, — ответил он. Оглядев ее подруг, он отодвинулся от стола. — До свидания, леди. Надеюсь, я увижу вас вечером?

— О да! На вечере у Эверстонов, — подтвердила Эви. — До встречи, лорд Дэр.

Он по-прежнему смотрел на Джорджиану.

— До встречи.

— О Боже, — сказала Люсинда, когда он ушел. — У меня масло растаяло.

— Люсинда! — рассмеялась Джорджиана.

Она поняла, что имела в виду подруга. В словах Тристана ощущалась чувственная интимность и скрытая значимость. Он пришел справиться о ее здоровье и дать понять, что он по-прежнему будет с ней, что бы ни сделала Амелия.

Этот разговор придал ей уверенности и смелости. Жаль, что вечером они не увидятся, но ей предстояло совершить преступление.

Глава 22

У всех влюбленных, как у сумасшедших,

Кипят мозги: воображенье их всегда сильней рассудка.

У. Шекспир. Сон в летнюю ночь. Акт V, сцена 119

Джорджиана послала Мэри к тете Фредерике сказать, что она не поедет на вечер к Эверстонам, а потом четверть часа быстрым шагом ходила взад и вперед по своей спальне. Каждый раз, проходя мимо двери, она останавливалась и прислушивалась, затем, подобрав юбку, снова ходила от окна к двери.

Фредерика будет ждать до последней минуты в надежде, что она передумает. Конечно, тетушка подумает, что она отказывается из-за Дэра, что было верно, но совсем по иной причине. Наконец Джорджиана услышала, как герцогиня спускается вниз, и поспешно бросилась на кровать. Лицо у нее горело, она шумно дышала.

— Джорджиана? — Фредерика приоткрыла дверь и заглянула в комнату.

— Мне очень жаль, тетя Фредерика, мне что-то нездоровится.

Герцогиня подошла к постели и положила руку на лоб Джорджианы.

— Господи, да ты вся горишь! Я сейчас же пошлю Паско за доктором.

— О нет! Пожалуйста, не надо. Мне просто нужен покой.

— Джорджиана, не глупи. — Она торопливо направилась к двери: — Паско!

«О Боже! Ничего не получится!»

— Тетя Фредерика, подождите.

Фредерика оглянулась:

— Что, дитя мое?

— Я притворяюсь.

— В самом деле? — В голосе тети прозвучал плохо скрытый сарказм.

— Я минут двадцать ходила по комнате, чтобы выглядеть нездоровой. — Она села, жестом указывая место рядом с собой. — Все это глупости, что я сама могу со всем справиться.

— Слава Богу, ты это поняла. Мы останемся дома, и ты расскажешь мне обо всем, что беспокоит тебя.

Джорджиана сжала ее руку.

— Нет. Вы выглядите так… чудесно, а мне бы просто хотелось посидеть, ничего не делая, почитать книгу.

Это было правдой, независимо от того, как она в действительности собиралась провести вечер. Тетя Фредерика поцеловала ее в лоб и встала.

— Тогда почитай, милая, а я буду наслаждаться вниманием, которым меня окружат, когда я всем расскажу, что ты лежишь на смертном одре.

Джорджиана улыбнулась:

— Вы очень остроумны, но, пожалуйста, не говорите этого Грею или Эмме. Они бросятся сюда и перепугают всех до смерти.

вернуться

19

Перевод Т. Щепкиной-Куперник.

53
{"b":"107","o":1}