ЛитМир - Электронная Библиотека

— Брак, лорд Дэр, теперь не для меня, не так ли?

Он долго с мрачным непроницаемым видом смотрел на нее.

— Откровенно говоря, Джорджиана, для большинства мужчин твоя девственность менее важна, чем размеры твоих доходов. Я мог бы назвать сотню мужчин, которые тотчас женились бы на тебе, предоставь им такую возможность.

— Едва ли мне нужен… или я хочу… мужчину, которого интересуют только мои деньги, — горячо возразила она. — Кроме того, я договорилась с твоими тетушками. И я не отказываюсь от своего слова.

Дэр, лениво опиравшийся на каминную полку, резко выпрямился. Мускул на его щеке дрогнул, и Тристан повернулся к двери.

— Пришли мне счет за это кресло-каталку, — бросил он, — я возмещу тебе его стоимость.

— Не нужно, — ответила она, стараясь сохранять самообладание. — Это подарок.

— Я не принимаю милостыню, завтра отдай мне чек.

— Хорошо, — подавила она раздраженный вздох.

Дверь за ним закрылась, но она еще долго неподвижно стояла на том же месте. В ту ночь, когда он лишил ее невинности, Джорджи думала, что влюблена. На следующий день она узнала, что Тристан сделал это, чтобы выиграть пари и предъявить доказательство — ее чулок. Она даже не представляла, как больно это ранит ее.

По каким причинам он не стал хвастаться в обществе своей победой, она не знала, но так и не простила его. Теперь Джорджиана хотела показать ему, какие страдания причиняет предательство. Тогда, может быть, он поймет, что такое благородство, и станет достойным мужем какой-нибудь несчастной наивной девушке вроде Амелии.

С этими мыслями она забралась под одеяло и попыталась уснуть. Необходимо посвятить в игру Амелию Джонс, иначе она сама окажется такой же бессердечной, как и Тристан Карроуэй. Наверное, это надо сделать сразу же: ожидание бала у Ибботсонов даст Дэру лишних три дня на то, чтобы разрушить жизнь мисс Джонс.

На следующее утро она приехала в Джонс-Хаус. Ее визит, казалось, удивил мисс Амелию. Темные волосы мисс Джонс были забраны в пучок, из которого кокетливо выбивались локоны, касавшиеся шеи и щек, муслиновое платье солнечно-золотистого цвета делало ее олицетворением невинности.

— Леди Джорджиана. — Она присела в реверансе, держа в руках охапку цветов.

— Мисс Джонс, спасибо, что приняли меня сегодня. Как я вижу, вы заняты. Пожалуйста, не позволяйте мне помешать вам.

— О, благодарю вас, — улыбнулась девушка, положив цветы около ближайшей вазы. — Это любимые розы мамы. Мне не хотелось бы, чтобы они завяли.

— Они прекрасны!

Девушка не предложила гостье сесть, но Джорджиана не хотела проявлять нетерпение и, медленно перейдя комнату, опустилась на диван. Амелия склонилась над вазой и, сосредоточенно нахмурив белый как алебастр лоб, старалась как можно красивее расположить желтые цветы. «Бог мой, у девушки нет никаких шансов устоять перед Дэром!»

— Разрешите предложить вам чай, леди Джорджиана?

— Нет, спасибо. Видите ли, я хотела обсудить с вами кое-что. Очень… личное. — Она взглянула на горничную, взбивавшую подушки на мягкой мебели.

— Личное? — Амелия заинтересованно хихикнула. — Боже мой, звучит так интригующе. Ханна, это пока все.

— Да, мисс.

Когда горничная вышла, Джорджиана пересела поближе к Амелии.

— Знаю, это покажется вам странным, но у меня есть причина кое о чем спросить вас, — сказала она.

Амелия отложила цветы.

— О чем же?

— О вас и лорде Дэре. Между вами есть какие-то отношения, не так ли?

Большие голубые глаза юной девушки наполнились слезами.

— О, я не знаю! — зарыдала мисс Джонс.

Джорджиана вскочила на ноги и обняла девушку за плечи.

— Ну, ну, — начала успокаивать Джорджиана, — вот этого я и боялась.

— А… боялись?

— О да. Лорд Дэр известен как очень сложный человек.

— Да. Это так. Иногда я думаю, что он хочет сделать мне предложение, а затем переводит разговор совсем на другое, и я не знаю даже, нравлюсь ли я ему или нет.

— И все же вы ожидаете предложения?

— Он постоянно говорит, что ему надо жениться, и танцует со мной чаще, чем с другими девушками, и он брал меня на прогулку по Гайд-парку. Конечно, я жду, что он сделает предложение. Вся наша семья ждет этого.

Амелия говорила это почти с возмущением, и у Джорджианы возникли большие сомнения относительно намерений Дэра.

— Да, я нахожу это вполне естественным, — проговорила Джорджиана ровным тоном.

Шесть лет назад Тристан поступил с ней точно так же, и она ожидала от него того же, что и Амелия. Но погубленная репутация, украденный чулок и разбитое сердце — вот и все, что она получила.

— И в таком случае я кое в чем вам признаюсь.

Амелия вытерла глаза красивым вышитым платочком в тон ее платью.

— Правда?

— Да, как вам известно, лорд Дэр — ближайший друг моего кузена, герцога Уиклиффа. Благодаря этому у меня была неограниченная возможность в течение многих лет наблюдать за отношениями виконта с женщинами. Должна сказать, что всегда без исключений они были чудовищными.

— Совершенно чудовищными.

«Пока все идет прекрасно!»

— И вот поэтому я решила, что надо проучить лорда Дэра, чтобы он понял, как надо вести себя со слабым полом.

По невинному личику Амелии было видно, что она озадачена.

— Проучить? Не понимаю.

— Так случилось, что я ненадолго переселилась в Карроуэй-Хаус, чтобы ухаживать за тетушкой лорда Дэра, пока она не поправится после приступа подагры. Я собираюсь воспользоваться этой возможностью и показать Дэру, как скверно он ведет себя с вами. Вы, вероятно, сочтете это несколько странным. Даже на какое-то время может создаться впечатление, что я нравлюсь Дэру, но уверяю вас, моей единственной целью будет преподать ему урок, который заставит его сделать вам предложение и научит быть хорошим мужем.

Это казалось логичным, по крайней мере ей самой. Она наблюдала за выражением лица наивной девушки, стараясь понять, согласна ли Амелия с ней.

— Вы сделаете это ради меня? Но мы с вами даже незнакомы.

— Мы обе женщины, и обе возмущены поведением Дэра. И мне доставит величайшее удовлетворение сознавать, что хотя бы один мужчина научился достойно обращаться с леди.

— Хорошо, леди Джорджиана, — медленно произнесла Амелия, снова возвращаясь к своим розам. Она замолчала и чуть наморщила лоб. — Раз уж мы откровенны друг с другом, признаюсь, он часто сбивает меня с толку.

— Да, это он умеет.

— Вы его знаете лучше, чем я, и вы ближе ему по возрасту. Я полагаю, вы должны быть более мудрой. Я рада, что вы проучите его. И чем быстрее, тем лучше, у меня в сердце одно желание — стать его виконтессой.

Не обращая внимания на оскорбительное упоминание о своем возрасте, Джорджиана улыбнулась:

— Значит, заключим соглашение. Как я уже сказала, сначала что-то покажется вам странным, но наберитесь терпения. В конце концов все получится.

По дороге в Карроуэй-Хаус, сидя со своей горничной в наемной карете, Джорджиана тихонько напевала. Дэр не узнает, какой удар ожидает его, пока не будет слишком поздно. Когда она исполнит задуманное, у него навсегда пропадет охота лгать о своих чувствах беззащитным молодым леди или воровать их чулки, пока леди спят. После этого он с радостью женится на Амелии Джонс, и ему и в голову не придет смотреть на кого-то другого.

— Итак, Бичем, расскажите мне ваши новости.

У поверенного, когда он садился напротив Тристана, был смущенный вид, но Дэр не принял это за дурной знак. Он еще ни разу не видел, чтобы Бичем не был чем-то обеспокоен.

— Я сделал, как вы просили, милорд, — сказал Бичем, перебирая бумаги, пока не нашел то, что искал. — Согласно последнему сообщению, в Америке сто фунтов ячменя продаются на семь шиллингов дороже, чем здесь.

Тристан быстро подсчитал:

— Это сто сорок шиллингов за тонну; учитывая стоимость перевозки, выходит сто шиллингов? Думаю, едва ли чистая прибыль в двенадцать фунтов окупает время и затраты.

6
{"b":"107","o":1}