ЛитМир - Электронная Библиотека

– Почему? – спросил Маркена.

– Вы видели, что у одного из трупов ноги были связаны; это доказывает, что наших поселенцев победили и взяли в плен.

– Поселенцев? – спросил Маркена. – Но, может, то были трупы индейцев?

– Может быть, если бы они находились подальше от Навидада, – возразил Хойеда, – и если бы прибрежье не было так безлюдно! Отчего индейцы не показываются? Отчего они, по обыкновению, не выплыли на берег? Они нас, конечно, видели. У них совесть не чиста, они боятся нас и потому скрываются.

– Ты прав, Алонзо, – сказал Маркена.

– В самом деле, почему убийцы избегают нас? Только потому, что боятся нашей мести!

– Вы что тут раскаркались? – раздался вдруг около них резкий голос Маргарита, начальника войска. – Я вам запрещаю вести подобные разговоры и смущать людей. Мужества, а не робости ожидал я от дворян Кастилии.

– Позвольте мне сказать одно слово, – воскликнул Хойеда. – Истинное мужество выказывается не в дружеском разговоре, а на поле битвы. Но, если вы приказываете, я должен, конечно, молчать.

– Тише, ради Бога, без ссоры! – вмешался Маркена.

– Как без ссоры! – крикнул Маргарит. – Ты забываешь, что перед тобой начальник. Ты не только трус, ты еще дерзок!.. Ссора… О ней не может быть речи! Кто осмелится мне возражать, тот мятежник!

– Маргарит! – раздался вдруг тихий голос адмирала, – мне нужно с вами поговорить.

Два героя - pic_1.jpg

Маргарит должен был повиноваться. Адмирал спокойно стал говорить с ним о предстоящей высадке и о различных планах на будущее. Он услышал спор и поспешил примирить своих подчиненных.

– Напыщенный дурак! – говорил между тем Хойеда.

– Но он наш начальник, – заметил Маркена.

– Черт возьми! – возразил Хойеда. – Я не для его удовольствия приехал на этот остров. Один король мне судья!

– Король далеко от нас, – напомнил Маркена своему другу.

– Ты прав, Маркена! Но все-таки я не позволю себя оскорблять!

Он ушел, а Маркена скоро заснул крепким сном. В продолжение долгого путешествия он успел привыкнуть к подобным сценам.

Тем временем к Хойеду подошел другой кастилец, Франциск Ролдан.

– Не доверяй этому молокососу, – сказал он Алонзо, – ведь он любимец генуэзца, родственника его друга. Сознайся, не лучше ли было бы, если бы король, назначил адмиралом и вице-королем испанца, а Колумб мог бы ехать в качестве штурмана. А теперь он, итальянец, наш повелитель, да еще захватил с собой своего брата Диего, который охраняет его, как собака.

Хойеда молчал. Ролдан до некоторой степени был прав. Гордость испанцев страдала от того, что им приходилось подчиняться чужестранцу. Но они забывали, что этому генуэзцу принадлежало открытие стран, в которых теперь они основывали Новую Испанию.

На рассвете следующего дня несколько ботов отчалили от корабля, чтобы осмотреть берег. На одном из них находился сам Колумб в сопровождении Маркены, Хойеды, Маргарита и Ролдана.

Берег был безлюден. Ни один туземец не показывался, Нигде, насколько хватал глаз, не было никаких признаков жилья. Крутом царила зловещая тишина, не нарушаемая даже пением птиц.

Испанцы сошли на берег и направились к найденным накануне трупам; но и теперь, при солнечном свете, узнать их было невозможно. Затем, вытянувшись длинной цепью, отряд начал осмотр берега. Шлемы кастильцев сверкали над травой и долгое время никто из них не подавал никакого знака.

Адмирал сел под деревом и слушал чарующее пение птички, скрытой от его взоров густой листвой. Еще при первом посещении острова его очаровало пение этой птички, которую он принимал за соловья.

Он так увлекся красотами природы, что на мгновенье забыл даже об участи Навидада. Вдруг громкий крик Хойеды: «Сюда, кастильцы!» – прервал его мечтания. Он вскочил и в сопровождении Маркены направился к тому месту, где стоял Хойеда, окруженный остальными испанцами. Когда они подходили к толпе, Маркена услышал, как Хойеда говорил Маргариту:

– Я не каркаю, капитан! Но скажите, пожалуйста, разве у здешних туземцев бывают такие густые бороды? Это, к несчастью, европейская борода: готов держать пари!

– Бывают исключения, – возражал Маргарит.

Колумб и Маркена были уже около трупа, о котором также нельзя было сказать ничего определенного, но Хойеда был прав: у индейцев не бывают густые бороды.

– Но он голый, – заметил один из испанцев.

– Одежда, без сомнения, украшает кого-нибудь из краснокожих! – возразил с иронией Хойеда. – Поверь, мой друг, никого из нас здешние дикари не предадут матери-земле в полном наряде. Нагими, как являемся мы на свет Божий, нас, христиан, всегда здесь бросят после смерти на съедение зверям и птицам.

Среди стоявших вокруг солдат послышался ропот. Казалось, и Колумб разделял мнение Хойеды. Он не стал терять времени на дальнейшие поиски, приказал вернуться к кораблям и снявшись с якоря, направился к Навидаду.

Уже наступала ночь с 27-го на 28-го ноября, когда флот приближался к Навидаду. Адмирал знал, что вход в бухту наполнен подводными камнями и потому предпочел провести ночь в открытом море, приказав только сделать два пушечных выстрела, с целью известить колонию о своем прибытии. Но на берегу все было тихо. Не видно было и сигнальных огней.

Прошли часы томительных ожиданий. Начальники и солдаты смотрели на море, не покажется ли какое-нибудь судно; но надежды их были напрасны. Немногие в эту ночь могли сомкнуть глаз; все с нетерпением ждали наступления дня.

Около Маркены стояли два индейца, которых Колумб возил с собой в Испанию и которые теперь сопровождали его в качестве переводчиков. Их взоры тоже старались проникнуть в темноту ночи; там, на берегу, находились их хижины, там лежала их деревня, в которой властвовал их повелитель Гвакамари. Скоро они увидятся со своими друзьями и родственниками и сколько новостей, чудес и диковин им порасскажут! Чудеса Старого Света несравненно более поражали детей Нового Света, чем испанцев величавая красота американской природы. Города с каменными зданиями, великолепными церквами и высокими башнями, странные животные, лошади, ослы, быки, козы – ничего этого не было на Антильских островах. А люди!.. Всадники, закованные в блестящие латы, производящие гром и молнию!.. Да, этим детям природы было что порассказать своим соплеменникам.

Было еще совсем темно, когда один из индейцев вдруг радостно вскрикнул и указал рукой на море. Маркена невольно взглянул в ту сторону и увидел на зеркальной поверхности океана, отражавшего в себе слабое сияние звезд быстро приближавшуюся к адмиральскому кораблю индейскую пирогу; в ней ясно можно было различить трех голых людей с пучками перьев на головах.

Все столпились около прибывшей лодки и матросы бросились помогать индейцам взойти на палубу. Колумб стоял около мачты, совершенно спокойный на вид, хотя сердце его предчувствовало беду. Через несколько минут он узнает об участи колонии! Но почему же только три индейца приехали приветствовать его? Отчего испанцы не поспешили на своих лодках на корабль, чтобы скорее обнять своих братьев и получить известия о далекой дорогой родине? Мысли эти тревожили адмирала, но он старался успокоить себя надеждой, что все обстоит благополучно.

Индейцы поднялись на палубу. Они боязливо взглянули на незнакомых испанцев и обменялись с краснокожими толмачами несколькими словами.

– Что они говорят? Что им нужно? – раздалось из толпы.

– Они желают видеть адмирала! – ответили толмачи.

– Хорошо, поведем их к нему!

И вот три дикаря очутились перед великим мореплавателем. Глаза их пристально смотрели на него, но тщетно – в темноте они не могли разглядеть его лица и потому снова обратились к переводчикам.

– Они просят огня, чтобы видеть, действительно ли это адмирал.

Принесли восковую свечу и при свете ее индейцы узнали необыкновенного белого со светло-голубыми глазами. Да, это был он, и они приветствовали его. Один из них представился ему, назвавшись двоюродным братом Гвакамари.

4
{"b":"10712","o":1}