ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ту самую минуту, когда Ричард понял, что барона убили, Годфри, сидевший в зале, увидел, как Джоанна поднялась по лестнице.

Он поздравил себя с удачей. Все получилось, как было задумано, словно сам дьявол взялся ему помогать. Теперь надо позаботиться о «свидетеле»Годфри было известно, что старая Года сейчас прибирает в комнате Джоанны. Лучше ничего не придумаешь. Тем более что до нее, кажется, дошел шепоток о Джоанне и Ричарде Кингслире и ей это не понравилось...

Джоанна вошла в комнату в то самое мгновение, когда Ричард хотел было вытащить свой нож из безжизненного тела барона Уиллоуби.

Джоанна не смогла сдержать крика.

– Ричард, зачем?!

Он не успел зажать ей рот.

– Джоанна, я сам не знаю, что тут случилось… Он уже был мертвый, когда я пришел, клянусь тебе кровью Христовой!

– Но это твой нож! Я видела! Я узнала его!

– Ума не приложу, как он здесь оказался! Помнишь, утром я не мог его найти? Тот, кто взял его, наверно, и убил барона...

Джоанна не отрывала глаз от любимого лица. Даже несмотря на загар, видно было, как смертельно побледнел Ричард, и в глазах у него застыло отчаяние. Зачем ему было убивать барона. Она его и так любит, а владения барона отойдут к королю. Конечно, Ричард не ангел и барон мог рассердить его, но он не из тех, кто действует сгоряча, а потом жалеет о содеянном. Джоанна поверила Ричарду.

– Кто же тогда?

Дверь отворилась, и вошла Года... а с ней, одетый в коричневую монашескую рясу не кто иной, как сэр Годфри Лингфилд.

– Сэр Годфри? Вы здесь?

У Джоанны перехватило дыхание, когда она увидела торжествующий взгляд жениха.

– Вот, добрая женщина, что я хотел показать тебе, – проговорил он, обращаясь к растерянной Годе, которая не могла оторвать глаз от лежавшего на кровати тела. – Я шел мимо и услышал крик сэра Роджера, а когда приоткрыл дверь, то увидел, как этот человек (он показал на Ричарда) убивает его. Пока я нашел кого-нибудь в помощь, видишь, его любовница тоже тут! Видно, они замыслили прибрать замок к рукам!

Года перевела взгляд на Джоанну, и та поняла, что Года верит каждому слову самозваного монаха.

– Ложь! Лорд Ричард не убийца, и сэр Годфри – не монах. Это мой жених, сэр Годфри Лингфилд, кастелян моего брата!

Служанка посмотрела на Годфри, потом опять на Джоанну.

– Я не верю вам... Он Божий человек, а вы приехали... и мой хозяин заболел. Потом вы пустили к себе в постель этого человека.. с которым ваша сестра распутничала. А теперь мой хозяин мертв. Вон нож! Это вы убили его! Вы вместе!

Ричард двинулся к двери, чтобы позвать управляющего, когда Джоанна подскочила к монаху и сорвала с его головы капюшон. Синеглазый рыцарь не успел даже глазом моргнуть.

– Гляди, Года... Этот человек – не монах! – крикнула она, показывая на густые белокурые волосы. – У него нет тонзуры! Говорю же я тебе, это Годфри Лингфилд! Рыцарь!

Годфри не упустил благоприятной возможности. Толкнув Джоанну к Годе, он приказал:

– Держи ее!

Теперь, когда женщины, как щитом, защищали его от Ричарда, он вытащил меч.

Служанка послушно подхватила Джоанну и зажала ее словно клещами... Джоанна дралась, кусалась, и Года ударила ее, так что у Джоанны все закружилось перед глазами, и она чуть не потеряла сознание.

Ричард держал в руках нож, однако перед ним был противник с мечом, острие которого упиралось в шею Джоанны.

– Отпусти ее, ублюдок, или будешь сегодня обедать в аду, – прорычал он, приготовившись к бою.

– Только пошевелитесь, милорд, и ваша возлюбленная отправится к дьяволу, – ласково проговорил Годфри и крикнул, не сводя глаз с Ричарда: – Эй! Кингслир! Ко мне! Сюда!

Ричард почти обезумел при виде испуганных глаз Джоанны и упиравшегося в ее шею меча и бросился с ножом на Годфри. Ему удалось отогнать Годфри от Джоанны, потому что белокурому рыцарю пришлось позаботиться о собственной безопасности, но всерьез не смог противостоять человеку с мечом.

Джоанна в ужасе следила за тем, как Годфри сладострастно орудует мечом, втыкая его в беззащитное тело.

Года наконец-то поняла, что ее обманули, и отпустила Джоанну, прошептав:

– Ох, простите меня, миледи.

Джоанна бросилась к двери, в которую вошли четверо разбойников с ножами.

– А, вот и вы, друзья! – приветствовал их Годфри. – Кто-нибудь подержите леди Джоанну!

Не желая опять стать беспомощной пленницей, когда Ричард так нуждался в ее помощи, Джоанна дралась, как тигрица, и затихла только, когда ощутила на шее холодок ножа.

– Сэр Годфри, вы не допустите, чтобы он умер! – вскрикнула Джоанна, глядя, как тунику Ричарда, а потом и половики под ним заливает кровь. Его бледность пугала Джоанну. А Годфри держал меч наготове, не давая ее любимому пошевелиться.

Ричард скрипнул зубами в бессильной ярости.

– Только тронь ее, ублюдок, и я найду тебя, где бы ты ни спрятался!

Годфри злобно усмехнулся.

– Вы мне угрожаете, милорд? А не вы ли соблазнили мою невесту? Кто помешает мне проткнуть вас мечом? – Джоанна от страха перестала дышать, и он повернулся к ней. – Он, может быть, выживет, если я попридержу меч. Для этого требуется, чтобы вы сейчас отправились со мной... К венцу.

– К венцу? С вами? Зачем я вам нужна, Годфри, если вы знаете, что я люблю его? спросила она, делая попытку урезонить жениха.

Годфри широко улыбнулся ей, и глаза его загорелись огнем.

– Ах, это так же просто, маленькая наследница. С вами я получу Хокингем и графский титул.

Джоанна даже рот открыла от изумления.

Что он говорит!

– Граф – мой брат Вильям... Ваш сеньор.

– Ваш брат мертв, Джоанна. Я убил его. Никто, кроме меня, еще об этом не знает. Когда же вы станете моей женой, все его владения перейдут ко мне.

Джоанна подивилась тому, что раньше не разглядела сумасшедший блеск в его сверкающих синих глазах. Вильяма нет. Его убил этот человек. Смерть брата, которого она почти не знала, и неожиданное наследство сами по себе мало что значили для нее. Но она поняла, что Годфри, не задумываясь, всадит меч в грудь Ричарду и будет смеяться, глядя, как он умирает.

– Лучше вам поторопиться с решением, моя дорогая Джоанна… если вы не хотите, чтобы лорд Кингслир истек кровью.

Заставив себя оторваться от глаз Ричарда, которые казались сейчас совсем черными, она глухо произнесла.

– Если я поеду с вами и даже стану вашей женой, что помешает мне объявить вас убийцей?

– О, ну что вы, – ласково произнес Годфри, – если вы это сделаете, я объявлю лорда Кингслира убийцей барона Уиллоуби. Разве не его нож пронзил сердце вашего родственника? Он как-то выкрутился из неприятной истории, когда умерла графиня, но король Эдуард вряд ли простит ему убийство. Как выдумаете, милая Джоанна?

Джоанна почувствовала, что замерзает.

Выбора нет. Надо решаться, иначе Ричард умрет. Придется поехать с Годфри, тогда, дай Бог, Ричард выживет, и они опять будут вместею

– Что тут думать? Года, как только я уйду, немедленно приведи Мэг к милорду. Ты слышишь? Мэг! Только она может его исцелить.

Старуха кивнула.

– Хорошо. Идемте.

В последний раз она взглянула на Ричарда, распростертого на полу, и вышла из комнаты. Она спустилась по лестнице и вошла в конюшню, где ее уже ждал оседланный Робин.

24

Стоило Годе вбежать в зал, где слуги накрывали на стол, как в замке начался переполох.

– Сэр Роджер убит! – крикнула она, и, когда все лица обратились к ней, она сказала: – В его комнате сэр Ричард. Он смертельно ранен. Барона убил не он, хотя это его нож. А леди Джоанну увез монах, который жил тут два дня, только он не монах... Он злой рыцарь!

Года перевела дух.

– Приведите Мэг...

И она упала без чувств к ногам управляющего.

Предоставив служанкам позаботиться о ней, Алан приказал начальнику стражи присмотреть, чтобы никто не мог убежать из замка, пока не выяснится, где похитители леди Джоанны, а сам бросился наверх по лестнице. За ним побежала вся мужская прислуга удостовериться, что Годе ничего не при виделось.

49
{"b":"10717","o":1}