ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Танки
Дед
Кукловоды. Дверь в Лето (сборник)
Колыбельная звезд
Очаровательная девушка
Джордж и ледяной спутник
Королева тьмы
Сантехник с пылу и с жаром
Уровень Пси
A
A

После того как Октавиан провозгласил сестру «священнейшей», он добился подобной привилегии и для своей жены Ливии, которая была родственницей нескольких власть имущих римлян. Они принадлежали к тому сословию, которое с наибольшей неприязнью воспринимало отношение Антония к своей жене. Антоний еще располагал поддержкой многих знатных римлян, но все большее их число начинало думать, что Октавиан может стать более полезным лидером, чем Антоний. В итоге Антоний был вынужден искать сторонников просто среди тех, кто был почему-либо недоволен Октавианом, хотя бы это были люди, подозреваемые в причастности к уродству Цезаря, как Децим Туруллий или Кассий из Пармы. Некоторые римляне, как, например, друг Цицерона Аттик, старались не примыкать ни к одной из сторон, но это становилось все более трудным делом.

* * *

Весной 35 года до н.э. сделав все, что было в его силах, для пополнения своих войск в Сирии, Антоний вместе с Клеопатрой переселился в Александрию. В ближайшие три года его резиденция находилась либо в Александрии, либо в сирийской Антиохии. Поражение Антония в Парфии требовало укрепления его связей с царством Клеопатры. Ему снова были нужны ресурсы этой страны. Антоний не примирился с поражением в Парфии и замышлял новые военные походы в эту страну, Клеопатра же была должна снабдить его необходимыми средствами. Особенно это касалось флота, заботу о котором он на нее возложил. Такая задача перед царицей Египта была поставлена уже в третий раз.

Взамен она снова потребовала у Антония подавления Иудеи, бывшей частью империи Птолемеев в Леванте. Сам Ирод Иудейский и его окружение давали более чем достаточно поводов для нанесения удара по ним. Назначив верховным жрецом своего шурина Аристобула по требованию Клеопатры, Антоний еще перед походом в Северную Мидию, чтобы сделать приятное Клеопатре и ее подруге Александре, матери юноши, пригласил к себе в гости Аристобула. Однако Ирод прислал отказ от лица юного жреца. Это рассердило Александру, тем более что она фактически оказалась под домашним арестом. Александра снова письменно пожаловалась Клеопатре. Кроме того, она вместе с сыном пыталась тайно бежать в Египет, но этот план был раскрыт. Ирод не решился открыто наказать их за неудавшийся побег, так как боялся Клеопатру. Он решил поскорее избавиться от юноши, но так, чтобы остаться как бы в стороне. Ирод дождался, когда Аристобул в праздник отправился в Иерихон, в гости к матери. Когда юноша купался с друзьями в дворцовом бассейне, его утопили люди, подосланные Иродом. Царь Ирод, зная, что Антоний занят на войне, нагло объявил, будто Аристобул погиб в результате несчастного случая. Но убитая горем Александра написала новое письмо Клеопатре, требуя мести.

Встретившись с Клеопатрой в Финикии в начале 35 года до н.э. Антоний вынужден был разбирать это дело. После преступления, совершенного Иродом, Клеопатра усилила требования отрешить Ирода от власти и уничтожить самостоятельность Иудеи. Антоний вызывал Ирода в сирийский город Лаодикею для допроса. И все же Клеопатра снова не добилась осуществления всех планов. Антонию, собиравшемуся возобновить Парфянскую войну, по-прежнему нужна была Иудея, а Ирода он считал наиболее подходящим правителем для этой области. Точно неизвестно, представил ли Ирод гибель юноши как несчастный случай или заявил, будто убил его, чтобы предотвратить заговор. Однако объяснения царя были приняты. Однако, уступая Клеопатре, Антоний отдал ей единственный остававшийся у Иудеи порт Газа, так что у Ирода оставалось только Иудейское плато.

Клеопатре пришлось ограничиться поддержкой сепаратистов в южной иудейской провинции Идумее. Этим движением руководил сам правитель провинции Костобар, который готов был присоединить ее к Египту. Но Антоний отказался поддержать притязания Клеопатры на эту новую территорию (см. И. Флавий. Иудейские древности). Однако Ирод, ввиду того что Клеопатра имела большое влияние на Антония, не стал наказывать Костобара и его сторонников.

* * *

Намерению Антония взять реванш за прошлогоднее поражение в Парфии неожиданно помешали новые обстоятельства. После сокрушительного поражения, которое Секст Помпей потерпел от Агриппы, он бежал на Восток и захватил город Лампсак в Малой Азии, собрав около трех легионов сторонников. Вдохновленный неудачей Антония в Северной Мидии, Секст Помпей вступил в тайные переговоры с парфянами. Узнав об этом, Антоний послал против Помпея войско во главе с Марком Тицием, который был известен как один из друзей Клеопатры. Тиций арестовал и казнил Секста Помпея.

Октавиан публично поздравил Антония с победой над мятежником. Но в своей тайной пропаганде он противопоставил казнь Помпея собственному милостивому обращению с другим мятежником, Лепидом, который был прощен и теперь жил как частное лицо. Точно неизвестно, был ли Секст Помпей казнен с ведома самого Антония. Скорее всего, ответственными за казнь были Тиций или его дядя Планк, наместник Сирии, которого Антоний наделил полномочиями решать подобные дела. Правда, Планк знал, что у Клеопатры прежде были свои виды на Помпея-младшего, поскольку она считала его потенциальным союзником против Октавиана. Однако она переменила о нем мнение после того, как стало известно о его изменнических связях с парфянами, и в такой ситуации не возражала бы против его казни. В Риме, где у рода Помпеев еще оставались сторонники, ответственным за казнь Секста считали ее исполнителя Тиция.

* * *

Пока Секст Помпей не был побежден окончательно, Антоний не решался начать новую войну с парфянами. Октавиан же, не теряя времени, довольно успешно вел военные действия с иллирийцами на Балканах. Но летом Помпей был уже казнен, и для Антония наступило время действовать.

При ретроспективном взгляде на историю представляется, что Антоний поступил бы мудро, если бы в это время появился в Риме. Тогда бы у него появилась хорошая возможность поддержать своих сторонников и сплотить их вокруг себя, а в этом случае – найти наконец пополнение для своей армии и поселить своих ветеранов на землях Италии. Несмотря на самовластное правление триумвиров, сенат еще был в Риме большой силой. Хотя число сенаторов – сторонников Антония в это время уменьшилось, их еще оставалось немало, и неизвестно, какую позицию могло занять большинство. К тому же личный визит Антония в Рим, сопровождаемый справедливым распределением средств, мог бы принести ему результаты, превосходящие ожидания.

То обстоятельство, что Антоний все же не сделал этого, объясняется отчасти подготовкой к новой военной кампании, отчасти – нежеланием самого полководца быть в Риме на второй роли, уступив первенство Октавиану. Не последнюю роль сыграли и их взаимоотношения с Клеопатрой. Пропагандистская версия о том, будто Клеопатра лишила Антония разума, втянув его в восточную разгульную жизнь, не заслуживает доверия. И все же у Клеопатры были основания не желать возвращения Антония в Рим, где жила Октавия. Клеопатра не забыла, что несколько лет назад Антоний, вернувшись в Рим, женился на Октавии, а с ней, Клеопатрой, расстался надолго. Она опасалась, что он подчинится власти римских обычаев и вернется к обязанностям римского гражданина и отца семейства, тем более что это отвечало бы желаниям римского общества.

* * *

Как бы то ни было, в 35 году до н.э. Антоний не поехал в Рим, но и не отправился на войну. Несмотря на это, счастье улыбнулось ему. Без всякого вмешательства со стороны римлян царь Северной Мидии Артавазд поссорился с парфянским царем Фраатом из-за трофеев, оставшихся от прошлогодней неудачной кампании Антония, и объявил о переходе на сторону римлян, пообещав им свою кавалерию и лучников для будущей войны с Парфией (см. Плутарх. Антоний).

После этого Антоний попытался вновь сделать своим союзником другого Артавазда, царя Армении. Он отправил к армянскому царю посольство во главе с неким Деллием, который, от имени Антония, предложил царю помолвку пятилетнего сына Антония и царской дочери и пригласил царя в Александрию, в знак его вассальной верности Риму. Однако Артавазд не ответил на оба эти предложения, не желая появляться в Александрии. Антоний (возможно, не без оснований) потом утверждал, что царь состоял в тайной переписке с Октавианом, который и отговорил его от союза с соправителем.

32
{"b":"10721","o":1}