ЛитМир - Электронная Библиотека

– Почему? – Его голос понизился, хриплые нотки в нем заставляли ее трепетать. Он прибавил, соблазняя: – Завтра вы уедете и забудете об этом, если не завтра, то через день. Но пока…

Сара прошептала:

– Я не…

– Я не сделаю ничего плохого, Сара, – он улыбнулся, – я просто принес одно блюдо, надеюсь, мы поделимся друг с другом?

Она села рядом с ним на диван, так близко, что их бедра соприкасались. Сара чуть-чуть отодвинулась, тогда он бросил на нее смеющийся взгляд, от которого Сара смущенно покраснела. Алекс взял блюдо и поставил ей на колени. Сара знала, что это глупо, но, и, отодвинувшись, продолжала всем своим существом чувствовать близость его сильного тела. Она ощущала запах его мыла, который, должно быть, сохранился после недавно принятого душа, и терпкий аромат его одеколона.

Алекс пустил фильм дальше и, откинувшись на спинку дивана и вытянув свою руку за спиной Сары, так что почти дотрагивался до нее, стал преспокойно смотреть на экран, каждые две минуты запуская руку за новой порцией кукурузы. Сара попыталась углубиться в фильм, но он перестал интересовать ее.

– Главная героиня просто невыносима, – сказал Алекс, скривившись, – эта сцена была бы живее, если бы она прекратила позировать и вела себя более естественно.

– Разве не о такой женщине мечтает каждый мужчина?

– Некоторые предпочитают настоящих женщин, а не живых кукол, вроде этой. – Он снял руку с дивана и коснулся ее волос, собранных в пучок.

Сара почувствовала, как мурашки пробежали у нее по спине. Она еще сосредоточеннее уставилась на экран, где в соблазнительной позе замерла героиня – совершенный секс-символ.

Алекс шепнул:

– Мужчине всегда нравится что-нибудь расстегивать, развязывать. Это так таинственно.

Его дыхание согревало ее, ласково шевеля на затылке выбившиеся из прически волосы.

– Что вы делаете? – хрипло пробормотала она.

– Вынимаю шпильки.

– Я… зачем? – Она крепче сжала в руках блюдо с воздушной кукурузой, глядя на экран. Она легко могла остановить его, но каждое прикосновение Алекса заставляло ее трепетать, вызывая приятное тепло во всем теле.

– Мне хочется потрогать их, рассмотреть. – Она чувствовала, как рассыпается тяжелая масса ее волос, ниспадая волнами на плечи. – У тебя красивые волосы. Сегодня утром, когда я увидел тебя… такую независимую, с вьющимися, непослушными волосами… – его пальцы нащупали последнюю шпильку, и прическа окончательно распалась.

Взгляд Алекса медленно переместился на плавные линии ее шеи, подбородка. Сара почувствовала, что вся пылает, когда его взгляд остановился на ее губах. Он собирался поцеловать ее.

Алекс убрал блюдо с ее колен, и она не остановила его.

– Я не… – прошептала Сара, когда губы Алекса приблизились. – Не надо. – Хотя больше всего желала, чтобы он поцеловал ее. Алекс дотронулся большим пальцем до ее губ, слегка раздвинув их. Сара заметила, как что-то изменилось в выражении его глаз, и нежно прикусила его палец в чувственной ласке.

– Соблазнительные – сказал он о ее волосах, но в его голосе звучало признание и самой женщине.

– Я вас разочарую.

– Могу поспорить, что нет, – хрипло ответил он.

– Вы не… не можете всегда выигрывать. – Сара продолжала заикаться и ничего не могла с собой поделать.

– Здесь уж я не проиграю, – пообещал он и дотронулся своими губами до ее губ.

Сара отстранилась, а Алекс гладил ее волосы сначала на затылке, потом выше, перебирая пальцами, так что у Сары перехватило дух. Она попыталась что-то сказать, опасаясь, что он сейчас поцелует ее…

– Вы… вы сказали, что у вас здесь семья. Кто?.. – ее голос срывался. – Кто они?

Алекс уже был готов прижаться к ее губам, но теперь он улыбался и только слегка поглаживал их пальцами.

– Мой отец городской врач, – сказал он, поддерживая ее голову рукой. Он чуть приподнимал ее, дотрагиваясь губами до ее рта, и затем опускал обратно.

Сара облизала губы.

– А ваша… мать?

Он нежно прикусил ее губу, ласково поддразнивая ее. У Сары вырвался стон, а Алекс продолжал:

– Она художник. Пишет пейзажи маслом и преподает в вечерней школе в Смизерс.

– У вас есть…

Он поглаживал нежную кожу ее шеи и целовал, одновременно лаская ее ушко.

– Мой брат Гарт работает менеджером техперсонала на деревообрабатывающем заводе недалеко отсюда.

А когда все вокруг стало превращаться для нее в восхитительную карусель, он дотронулся губами до ее полуприкрытых век.

– Он… женат? – Она ничего не видела, только ощущала необычайную легкость, словно парила от его ласковых прикосновений.

– Женат, на Эди, – сказал он мягко, крепче прижимая ее к себе за плечи, – сейчас она у матери в Аризоне. У них есть мальчик Келли, я про него уже говорил. И у Эди аллергия на собак…

Сара отдавала себе отчет, что не должна оставаться, сгорая от желания, в его тесных объятиях, что должна бежать отсюда. Но ее тело так требовало его ласк, так жаждало его нежных прикосновений…

– У меня есть еще сестра, – продолжал Алекс медленно, не отрывая взгляда от ее губ. – Она работает детским врачом в Ванкувере, замужем за профессором истории. – Вдруг он замер. – Сара, ты сводишь меня с ума. Ты это знаешь? С того самого момента, когда я увидел тебя там, на заснеженной дороге.

Его руки скользили вниз по ее спине, так что она замирала от нахлынувшей волны наслаждения. Сара вдруг открыла глаза и увидела, как Алекс склонился над ней.

И тогда он поцеловал ее.

Кевин часто делал это, когда пытался овладеть ею. В конце концов, он сказал, что она холодная женщина. Другие мужчины говорили ей то же, и Сара сама уже в это поверила, потому что среди них не нашлось ни одного, кто бы зажег в ее крови огонь страсти.

Алекс целовал ее медленно, двигаясь с ленивой нежностью. Он дразнил ее, заставляя раскраснеться ее губы и всю ее кожу так, будто кровь в ее венах бежала все быстрее и быстрее, накаляя плоть.

Сара невольно схватилась руками за его грудь, сжимая мягкую ткань его свитера и впиваясь ногтями в твердые мышцы под ним.

– Закрой глаза, – потребовал он.

Сара очутилась в полной темноте, и тогда его рот овладел ею. Ее пульс бешено застучал, дыхание замерло… Алекс коснулся языком ее губ, лаская чувствительную плоть, пробиваясь глубже и глубже, все больше затягивая ее в поцелуй.

Он снова запустил руки в ее волосы и теперь держал ее голову, пробуя на вкус, исследуя тайные глубины ее рта. Он поддразнивал ее губы и язык до тех пор, пока они не заразились его неуемным желанием и не стали исследовать тайны его рта.

Когда он отстранился, Сара судорожно всхлипнула.

Ее глаза были широко раскрыты и горели страстью, в его взгляде она видела отражение своего желания.

– Сара? Ты хочешь уйти отсюда? – прозвучал его резкий голос, пока он скользил жарким взглядом по ее трепещущему телу.

– Я… я не знаю…

На экране кто-то заорал: «Я достану тебя, ублюдок!».

Алекс убрал руки, и Сара соскользнула на диван. Она затаила дыхание, когда его пальцы проникли к ней под свитер, двигаясь к вздымающейся груди, и стали ласкать ее бархатную округлость. Тогда Сара услышала не то всхлип, не то стон и не сразу поняла, что это звук ее собственного сорвавшегося голоса.

– Боже, ты напряжена, как струна, – прошептал он, вытаскивая руку.

Ее тело стонало там, где он касался его, а может, наоборот, там, где не дотрагивался до него, оно просто сгорало от неуемного желания.

Алекс взял ее за плечи и вкрадчиво спросил:

– Давно такого с тобой не было?

Он смотрел на нее так, словно хотел увидеть ее насквозь!

– Если хочешь убежать от этого… – его руки вновь очертили выпуклые линии бьющейся под свитером груди.

В Саре где-то глубоко медленно росло, поднималось желание, ей хотелось ловить его ласки, ласкать самой. Вдруг он резко остановился.

– Если хочешь убежать, беги сейчас, – его голос стал необычайно жестким, – а если нет, тебе не уйти от меня.

18
{"b":"10723","o":1}