ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы, наверное, доктор Кэндон? – слабым голосом спросила Сара.

– Да, вы угадали, – он улыбнулся совсем как Алекс. – Ну а теперь мы должны снять ваше пальто, затем мы дадим вам что-нибудь обезболивающее, прежде чем я осмотрю вашу лодыжку.

– Закрой глаза, – услышала она голос Алекса. Мы позаботимся обо всем.

– Это случилось из-за ботинок, – прошептала Сара.

Кто-то дотронулся до нее, и она поняла, что это Алекс. Он ослабил ремень на пальто и стал расстегивать пуговицы, его лицо было совсем близко, и Сара уловила странную сосредоточенность во взгляде серых глаз. Алекс мягко произнес:

– Я не пытаюсь соблазнить тебя. Только не сейчас.

Она шевельнула рукой, протестуя. Его пальцы крепко обхватили ее ослабевшую руку, и Сара, чувствуя ужасное головокружение, из последних сил вцепилась в него, превозмогая боль. Голоса вокруг путались, мешались, она закрыла глаза, когда Алекс положил ее на что-то твердое и холодное. Голоса… Телефонные звонки… Кто-то говорил, что необходимо разрезать ботинок, так как нога слишком распухла. Звук мотора на улице… Голос Алекса, успокаивающий ее.

– Вертолет… полчаса на то, чтобы расчистить подступы к ангару. – Это Алекс говорил с каким-то человеком.

Сара открыла глаза, когда над ней склонилась женщина средних лет. Кое-где в ее волосах поблескивала седина, она слегка хмурилась, но глаза излучали тепло и доброту. Мать Алекса?.. Кто-то приподнимал ее, но это был не Алекс: Сара знала его руки.

– Где Алекс?..

Кто-то дотронулся до ее плеча. Это доктор, отец Алекса. Странно, как ей удавалось узнавать людей, не видя их, чувствуя только их осторожные, ласковые прикосновения. Как странно, ведь не многие беспокоились о ней в этой жизни.

– Он уехал, чтобы подготовить вертолет. Вас отвезут в больницу в Смизерс.

– Я не хочу в больницу…

Но доктор Кэндон объяснил, что со сломанной ногой ей просто необходимо в больницу. Сару подняли на носилки, все вокруг закружилось, и она почувствовала, как сознание медленно покидает ее.

Заниматься делами «Стэллерс Гарденс» стало очень утомительным для Сары, когда ее нога, заключенная в гипс, причиняла тупую боль при малейшем движении. Наполненные повседневными заботами дни казались бессмысленными. Но еще хуже были ночи. Каждую ночь Сара просыпалась в надежде ощутить рядом ласковое тепло, но ощущала лишь холод свежевыглаженных простынь. Она вставала, стараясь разогнать тоску, заставляя себя сосредоточиться на безотлагательных делах, которыми займется завтра. Сара гнала прочь от себя воспоминания. Голос Алекса, успокаивающий ее во время ночного перелета в Смизерс… он все время держал ее за руку… Алекс ушел, а женщина в белом сказала Саре, пожимая плечами:

– Мистер Кэндон? Он улетел домой после того, как вам сделали рентген.

Сара вспоминала ту безумную ночь, ночь их любви…

Но время шло, и постепенно Сара погружалась в размеренную деловую жизнь. Каждое воскресенье Сара звонила тете Лори. Тетя нисколько не изменилась, оставаясь такой же бодрой и жизнерадостной. Она не говорила об Алексе Кэндоне, а Сара не спрашивала о нем. Иногда Саре хотелось накричать на тетю, ведь во всем, что с ними произошло, была виновата только она, сделавшая все, чтобы свести Сару и Алекса. И она добилась своего, она нарушила душевный покой Сары: воспоминания об Алексе причиняли ей боль, боль оттого, что его нет рядом…

По понедельникам Сара обедала вместе с матерью в огромном старом доме, где прошло ее детство. Эти встречи вошли в привычку у дочери и матери, которой они следовали уже многие годы.

– Сара, нас приглашают на бал у Кэссиди, – как-то сказала ей мать во время их очередной встречи. Сара нетерпеливо заерзала в неудобном старомодном кресле. Она с ужасом представила себя в бальном платье и с тяжеленным куском гипса на ноге. – Тебя будут ждать. А мне необходимо новое платье для бала. Ты не могла бы сказать бухгалтеру? – Джейн грациозно пожала плечами. – Ты же знаешь, какие сейчас цены.

– Я переведу деньги на твой счет. – Это было ее обязанностью, Сара выполняла волю отца, заботясь о матери, брате и тете Лори. Хорошо еще, что Майк не доставлял ей хлопот. Брату требовались деньги только для оплаты учебы в университете, для покупки книг и компьютеров, и, если бы даже он пожелал учиться дальше после получения степени доктора химических наук, вряд ли это как-то отразилось бы на его запросах.

Следующий день был сплошным кошмаром.

Когда Сара беседовала с бухгалтером, позвонили из конторы и сообщили, что в компьютере перепуталась вся информация о гостиничных номерах. У Сары вдруг мелькнула дикая мысль: может, стоит, невзирая на боль в ноге, спуститься вниз и сбежать, бросив все на произвол судьбы в этом жутком хаосе, даже если ее будет преследовать тень отца.

Однако «Стэллерс Гарденс» пережил кризис, и Сара нашла время походить по магазинам и выбрать платье для бала у Кэссиди. Это великолепное янтарно-желтого цвета платье мягко облегало фигуру Сары, таинственно колыхаясь при каждом ее движении. Оглядывая себя в зеркале, Сара вдруг представила глаза Алекса.

Нет, надо перестать думать о нем! К счастью, гипс сняли за день до бала, но Сара чувствовала себя очень неуверенно на высоких каблуках и потому решила приобрести подходящие к платью сандалии.

В тот вечер Люси, парикмахер из салона отеля, специально пришла пораньше, чтобы сделать Саре прическу.

– Сделайте как обычно, – рассеянно произнесла Сара, зная, что эта ночь будет долгой.

– Как обычно? К такому платью? – Люси с сомнением покачала головой. – Это платье требует чего-то особенного… – Люси в восторге всплеснула руками и, с улыбкой взглянув на Сару, стала вытаскивать шпильки из ее волос.

С распущенными волосами Сара выглядела женственнее и беззащитнее. Ей не нравилось собственное отражение, оно навевало воспоминания об Алексе, о ласковых словах, которые он шептал в ту роковую ночь.

В тесный круг влиятельных лиц Ванкувера, собравшихся на вечер в доме Ванды Кэссиди, Алекс Кэндон вступил как человек, занимающий видное положение в обществе и потому вызывающий интерес к своей особе.

На следующий день в обществе только и будут говорить о вечере у Ванды, он станет интереснейшей новостью сезона. Алексу было скучно, ему казалось, что в этом доме собралось чересчур много разодетых и крикливых гостей. Он оказался бы глупцом, если бы снова вернулся в этот сумасшедший мир, превратившись в человека-автомата, ни на что, не надеясь в будущем, которое принесет одни разочарования и боль. Он спокойно прожил эти три года. И не ощущал пустоты, пока Сара не вошла в его жизнь с того самого момента, когда он увидел ее одинокую фигурку на заснеженной взлетной полосе недалеко от Элизабет-Лейк.

Сара… Свободные вьющиеся волосы, мягкий взгляд карих глаз… Ее образ преследовал Алекса все эти шесть недель, с тех пор как они расстались, и только теперь он понял, что совершил большую ошибку, сблизившись с ней.

Сара Стэллерс и Александр Кэндон абсолютно не подходили друг другу. Он понял это еще тогда, в Элизабет-Лейк, но сейчас он не мог спокойно спать, не ощущая запаха ее волос, теплоты тела, ее беззвучного, легкого дыхания. Алекс пытался убедить себя, что скоро все забудет, нужно лишь полностью отдаться работе, тренировкам с хоккейной командой подростков Элизабет-Лейк, диспутам с правительством, касающимся вопроса о затоплении части северной территории. Днем ему удавалось забыться, но ночью все повторялось сначала.

Во всем виновата эта Сара! А в один из ясных зимних дней к нему в офис пришла Лорэна Руни. На ней был синий свитер, запомнившийся ему на Саре. Она принесла чек об оплате квартиры и письмо, в котором обещала не брать ни с кого денег.

– Но я не перестану устраивать вечеринки у себя дома и гадать на чайных листьях, – уверенно заявила она, бросив письмо на стол.

Когда дверь за Лорэной Руни закрылась, Алекс в ярости швырнул чашку с кофе, разбив ее о стену. Нет, он не сердился на эту сумасбродную женщину, но ее синий свитер напомнил ему о Саре.

21
{"b":"10723","o":1}