ЛитМир - Электронная Библиотека

Раз этот домик принадлежал Чарльзу, в нем обязательно должен быть телефон. Сара собиралась непременно позвонить Брэнде и оставить номер, хотя в глубине души и надеялась, что ничего не случится и ей не придется портить уик-энд и возвращаться в Ванкувер.

В доме царила таинственная тишина. Сара и Алекс подошли к широкому окну, из которого открывался прекрасный вид на океан. Вдоль берега стояло еще несколько домиков, но они так удачно разместились, что из окна Сара видела только скалы, воду и огромные ели, вздымающиеся к небу. Казалось, они с Алексом были одни во всем мире, и только тихий шелест волн нарушал волшебную тишину.

– Сара…

Алекс положил руки ей на плечи, а она смотрела в сторону, ничего не видя и не слыша, зачарованная этим легким прикосновением, Его руки медленно перебирали ее струящиеся волосы, и было слышно, как шпильки одна за другой падают на пол, издавая приятный негромкий звук. Сара закрыла глаза, а Алекс совсем распустил ее волосы и тихо сказал:

– Так гораздо лучше. Я давно хотел это сделать.

– Но почему же не делал? – удивленно произнесла Сара.

Алекс поиграл еще немного ее волосами, а потом провел рукой по мягким контурам ее груди, обозначившейся под легкой шелковой блузкой, и Сара услышала собственный глубокий вздох, скорее похожий на стон.

– Это напоминает то, как разворачиваешь подарок, – сказал Алекс задумчиво, – никогда не знаешь, что тебя ждет внутри.

Сара нежно дотронулась до его лица:

– Что?..

– Я привез сюда этот «БМВ», потому что так будет гораздо удобнее, – он нахмурился, – потому что я хотел продолжать встречаться с тобой, к тому же мне потребуется машина, если я останусь пожить какое-то время в Ванкувере.

– Какое-то время?.. – Сара едва удержалась, чтобы не спросить, уж не собирается ли он остаться в Ванкувере навсегда.

Алекс гладил ее пышные волосы, волнами ниспадающие на плечи.

– У меня там, в машине обед, специально приготовленный для нас. Он уже остыл, но мой повар сказал, что это пища богов. Пойду принесу.

– Хорошо, – прошептала она, задумываясь тем, почему в его голосе слышится боль и печаль и сама же себе, отвечая: в его жизни ей отведен лишь небольшой уголок – некоторое время… они проведут вместе в Ванкувере. Но жить они будут раздельно.

Услышав звук захлопнувшейся двери, Сара бросилась искать телефон. Она нашла его на кухне, но сразу не стала звонить, Алекс мог вот-вот вернуться. Алекс должен понять: она не может быть отрезанной от внешнего мира. В конце концов, он тоже бизнесмен и…

Сара нашла второй телефон в спальне и быстро набрала номер Брэнды.

Ее не было, и Саре пришлось оставить для нее сообщение по пейджеру вместе с телефонным номером домика Чарльза Кантоса.

Сара стала вынимать вещи из сумки и укладывать их в ящики комода. Она смотрела в зеркало, которое отражало массивную кровать позади нее.

Сара представила себе, как они будут прогуливаться вместе вечером, обнявшись. Станет ли он прижимать ее к себе, как раньше, когда они лягут спать? Будет ли он улыбаться ей, просыпаясь?

– Хочешь, я помогу тебе разобрать вещи? – сказала она, увидев, как Алекс входит в комнату.

– Спасибо, я сам.

Она наблюдала за ним в зеркале, как он подошел и встал за ее спиной. Их взгляды встретились… Тут Алекс взял у Сары из рук расческу и стал медленно расчесывать ее волосы, сказав:

– И это тоже мне хотелось сделать.

Когда он отложил расческу в сторону, Сара повернулась.

– Вот о такой, о тебе я и мечтал. Стоящей передо мной с распущенными волосами, а глаза… – Он приблизился и осторожно расстегнул пуговицу на ее блузке. – Твоя тетя пришла в мой офис в свитере… свитере, который был на тебе в ту ночь.

Сара хотела что-то сказать, но слова застряли в пересохшем горле. Она посмотрела на его руки, расстегивающие следующую пуговицу.

– Это ее свитер, я одолжила его и вернула, когда уехала в Ванкувер и… И я тоже думала о тебе. Я… могу вернуться когда-нибудь? В Элизабет-Лейк? – К тебе, хотела сказать она, но не смогла.

– Конечно, можешь, – нежно сказал он. Его руки уже добрались до последней пуговицы. Тогда он немного отступил назад и дотронулся до ее щеки, чуть приподняв ее голову, чтобы встретиться с ней взглядом. – Нас ждет ужин.

– Ты раздевал меня, чтобы я переоделась к ужину? – Она чуть заметно улыбнулась.

– Ты хорошо знаешь, чего я хочу, Сара! – Он придвинул ее к себе и сбросил с нее шелковую блузку. – Я хочу тебя! Я так давно тебя хочу!

Она приоткрыла губы, и он взял ее губы в свои так, что у нее перехватило дыхание от внезапно нахлынувшего желания.

– Я тоже тебя хочу, – шепнула она и больше ничего не смогла произнести, когда он взял ее на руки и понес к большой кровати, ожидавшей их.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Я хочу рассказать тебе о моей жене.

Сара замерла. Она сидела на коленях у Алекса и смотрела на огонь в камине, а он, поглаживая ее волосы, шептал нежные слова любви.

В Саншайн-Коуст они провели пока один день. Никогда еще Сара не чувствовала себя такой счастливой и удовлетворенной.

– О твоей… жене? – Сара закрыла глаза и едва слышно произнесла: – Ладно. – Хотя она совсем не хотела об этом слушать. «Красивая и великолепная», – вспомнила она слова матери. Алекс любил жену так сильно, что ее смерть все разрушила.

– Мы прожили с ней четыре года. – Сара была благодарна ему, что он начал рассказ, когда они не могли видеть глаза друг друга.

– Она работала помощником менеджера в Скарборо, когда мы поженились. – Алекс теребил в руках волосы Сары, наматывая локоны на палец. «У Дэниз тоже были длинные волосы? Не потому ли он так любит трогать мои?» – подумала с болью Сара. Тогда она спросила:

– Я чем-то похожа на нее?

– Нет. – Он пожал плечами, а Сара еще сильнее ощутила боль, неправильно истолковав его жест. Он продолжал: – После свадьбы она перешла в другой банк, в Торонто, и стала его менеджером.

Сара сглотнула комок в горле. Он говорил о таких мелочах, которые ничего не значат, говорил именно потому, что воспоминания об этой женщине причиняют ему слишком большую боль.

– Все то время, пока мы были женаты, я занимался становлением своего брокерского дела. Нет, конечно, я не был безразличным к своей работе, но в автомобиле на большой скорости я чувствовал большее удовлетворение, – он растрепал ее волосы и снова разгладил их, – и я был с головой погружен в погоню за успехом. И Дэниз тоже.

Теперь он начнет рассказывать ей, как сильно любил Дэниз, и Сара сомневалась, сможет ли оставаться спокойной. Она должна слушать и сочувствовать. Иное отношение невыносимо для Алекса, ведь это было большим несчастьем, когда погибла такая красивая, великолепная женщина. Женщина, которую Алекс любил.

Сара чувствовала, как в ней поднимается крик, готовый вырваться наружу.

Алекс снова покрутил в своих пальцах ее волосы, продолжая:

– Мы были парой карьеристов. Все вокруг восхищались, как мы идеально подходим друг другу. Если только двух амбициозных, поглощенных собственной работой людей можно назвать парой.

Сара прошептала:

– Я не понимаю…

– Когда она умерла…

Саре захотелось повернуться к нему и посмотреть в его глаза. Она взяла руки Алекса в свои и тихо сказала:

– Я знаю, что после этого ты уехал из Торонто, что ты до сих пор тоскуешь о ней. – Она закрыла глаза и быстро проговорила: – Я знаю, что не могу занять ее место.

– Никто не знает, почему я уехал, никто, кроме меня.

Сара замерла:

– Почему же?

– Да из-за всего того, что я не чувствовал. – Он снова обнял ее. – Когда Дэниз не стало, я понял, что совсем не знал ее. Мы были женаты четыре года, а до этого два года обручены – мы постоянно откладывали день нашей свадьбы из-за моей или ее работы. – Алекс рассеянно гладил руку Сары. – Семь дней в неделю мы были заняты работой, а когда она умерла, я понял, что мы просто жили вместе и не были мужем и женой.

29
{"b":"10723","o":1}