ЛитМир - Электронная Библиотека

– А я так понимаю, что у тебя обширный опыт общения с ними, – съязвила Хедер, почему-то приревновав.

– Да уж, их у меня было не меньше тысячи.

В этот момент собака лизнула Хедер руку. Она перевела взгляд с чудовища на его чудовище.

У коричневого с белым пса была длинная узкая морда. Сам он был высокий и стройный, с длинными шелковистыми ушами и гладкой блестящей шерстью. Но наибольшее внимание привлекали глаза животного – большие и черные, с выражением спокойного достоинства.

– А этого дружелюбного парня зовут Аргус, – сказал Халид.

Хедер боязливо протянула руку и погладила собаку по голове, Аргус в ответ облизал ей пальцы.

– Я никогда раньше не видела собак такой породы.

– Аргус – салуки, это охотничья порода, – сказал Халид. – Он любит людей, особенно женщин.

Халид провел ее через комнату и усадил на огромные подушки у стола. Аргус устроился между ними.

Хедер обвела взглядом апартаменты принца. Просторная комната была обставлена довольно скромно: кровать, стол и бронзовый медник для обогрева. Это было жилище воина.

– Есть хочешь? – поинтересовался Халид, чтобы привлечь внимание девушки.

– Да.

– Глупый вопрос, – сказал Халид. – Ты всегда хочешь есть, только без обид.

Хедер окинула взглядом накрытый стол. Там были жареные сардины, огурчики с перцем, огуречный салат, шафранный рис и мелко рубленная телятина.

– Ты же говорил, что мужчины не едят вместе с женщинами, а уж тем более хозяева с рабами, – сказала Хедер, попробовав жареную сардину. – Почему же ты приказал мне поужинать вместе с тобой?

– Между приглашением и приказом существует большая разница, – отозвался Халид, положив ей в тарелку телятины с рисом. – Сегодня вечером ты моя гостья.

– А если я решу уйти? – спросила Хедер.

– Давай не будем ссориться.

– А мир между врагами вообще невозможен.

– Сегодня в купальне ты вела себя со мной не как с врагом, – напомнил ей Халид.

Хедер густо покраснела и предпочла сменить тему:

– Мясо восхитительное.

– Да, дамские бёдрышки я просто обожаю.

Хедер улыбнулась и потянулась за кубком с розовой водой.

– Приготовленная таким образом телятина становится мягкой, гладкой и округлой, как бедро молодой женщины.

Принц был взволнован, но, несмотря на это, он всеми силами старался угодить Хедер. Смущаясь опасной близости мужчины, она переключила все свое внимание на собаку. Она погладила пса по голове и протянула ему кусочек мяса.

– Какое странное имя, Аргус, – проговорила она.

– Это греческое имя.

– Я думала, ты турок.

– Одиссей, могущественный греческий воин, вернулся домой спустя двадцать лет после Троянской войны, и его встретил верный пес, Аргус, – поведал Халид. – Узнав хозяина, Аргус помахал хвостом в знак радости, опустил уши и умер.

– Как печально.

– Этот миф воспевает верность собаки человеку, он не должен навевать тоску, – сказал Халид.

Вошли двое слуг, и они замолчали. Один убрал тарелки и остатки еды, а второй накрыл десерт, состоявший из турецкого кофе и пирожных.

– Можно? – Хедер потянулась за пирожным. Халид кивнул.

– Твои манеры заметно улучшились, рабыня.

– Рабыня? – Хедер в притворном удивлении изогнула безупречной формы медную бровь. – Я думала, что сегодня я твоя гостья.

– Ты права.

Хедер откусила кусочек пирожного. Оно было похоже на пончик с кремовой начинкой.

– М-м... божественно!

– Значит, тебе нравятся дамские пупочки? Хедер рассмеялась.

– Начинка похожа на пупок женщины, – пояснил Халид. – А теперь расскажи мне побольше о себе и о своей семье.

В течение нескольких секунд Хедер молча смотрела на него. Почему его интересует ее семья? Что за этим стоит?

– Я всю жизнь прожила в Эссексе, – начала Хедер. – Базилдон-Касл принадлежит семье Деверо с тех самых пор, как мой прадедушка прибыл из Уэльса вместе с Генрихом VII Тюдором. В награду за свою верность и службу королю прадедушка получил в жены своенравную наследницу старого лорда, то есть мою прабабушку.

– В таком случае ты пошла в прабабушку, – поддразнил ее Халид.

Издевки Хедер не заметила.

– Нет,я унаследовала зеленые глаза и рыжие волосы матери, – сказала она.

– А веснушки?

– Нет у меня никаких веснушек.

– Ты не виновата в смерти своего отца, – проговорил Халид как можно более небрежным тоном.

– Смерть моего отца тебя не касается, – отрезала Хедер.

– Меня касается все, что касается тебя.

– Хватит.

– Ты любила Фужера? – Этот странный вопрос смутил обоих.

– Безумно, – огрызнулась Хедер. Кем возомнило себя это чудовище? Великим турком?

Халид удивленно изогнул бровь и сменил тему, поинтересовавшись:

– Какая она, Англия?

– Рай на земле.

– Ты говоришь как настоящая англичанка. – Халид встал и протянул девушке руку. – Пойдем, Ева, – сказал он. – Я покажу тебе свой Эдем.

Хедер сначала засомневалась. Их взгляды встретились, и девушка вложила свою руку в его. Халид провел ее через двойные арочные двери в сад.

Здесь все было словно нарочно придумано для романтического свидания: над головами молодых людей светила полная луна, и тысячи звезд сверкали как бриллианты на черном бархатном небе. Ароматы тысяч цветов сплелись, словно любовники в объятиях друг друга, напоив воздух изысканным благоуханием.

– Как красиво, – вздохнула Хедер.

– Ты оценила мой труд? – поинтересовался Халид.

– Ты вызвал луну и звезды, чтобы доставить мне удовольствие?

Халид покачал головой:

– Нет, садоводство – мое хобби. Я люблю одиночество. Хедер не верила своим ушам.

– Ты создал всю эту красоту?

– Даже чудовищам необходим отдых от того, чтобы колоть и резать, – сухо проговорил Халид. – Тишина благотворно влияет на ухо после воплей невинных жертв.

Хедер одарила принца ослепительной улыбкой. Иногда этот мужчина был просто очарователен. Если бы они встретились при других обстоятельствах, в другое время, в другом месте... кто знает, как бы все могло сложиться.

– Красота этого места не должна заставить созерцающего ее забыть о том, какая трагедия здесь разыгралась.

– Какая трагедия?

– Мой дом называется Невестиным замком, – сказал Халид. – Дух невесты витает над ним уже много лет.

– Так это дом с привидениями? – спросила Хедер, придвинувшись поближе к нему.

– Триста лет назад христианская принцесса умерла здесь, тоскуя по своему мусульманскому возлюбленному, – сказал Халид. – Многие из моих людей, возвращаясь после ночной службы, говорят, что видели ее стенающей по своему любимому.

– Господи! – Хедер перекрестилась и прислонилась к принцу.

Решив не упускать такой возможности, Халид развернул девушку лицом к себе и притянул к груди. Медленно приблизив лицо к ее лицу, он прикоснулся к ее губам в долгом поцелуе.

Не в силах пошевелиться, Хедер мгновенно оказалась во власти его чар. Все тело девушки охватила какая-то сладкая истома. Руки ее сами собой скользнули вверх, обхватили его за плечи и притянули ближе.

Столь явная покорность со стороны Хедер ободрила принца, и поцелуй его стал более горячим и требовательным. Дрожа от желания, Хедер страстно отвечала на каждое движение его языка.

Разум вернулся к ней, только когда она услышала стон наслаждения. Ее собственный!

Хедер резко отпрянула.

– Я не девка, с которой можно развлекаться когда заблагорассудится, – сказала она. – Моя девственность принадлежит моему мужу.

С этими словами она вернулась в комнату.

Халид долго смотрел ей вслед. Что такого ужасного он совершил? Ей понравился поцелуй. В этом он был уверен. Тогда почему она расстроилась? Она что, всерьез полагает, что он женится на ней?

Омар ждал за дверью апартаментов принца.

– Почему вас так скоро отправили к себе? – воскликнул он, когда его подопечная вылетела из комнаты.

– Как мне попасть в свою комнату? – не останавливаясь, спросила Хедер.

24
{"b":"10734","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Созвездие Хаоса
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория
Не прощаюсь (с иллюстрациями)
Новые рассказы про Франца и футбол
Мои годы в General Motors
Комбат Империи зла
Гонка века. Самая громкая авантюра столетия
Мир, который сгинул
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений