ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джон от души рассмеялся.

— Озорница!

— Ну, у меня прекрасный учитель, — ответила Изабель.

— Спасибо за комплимент, любимая.

Джон и Изабель протанцевали еще три вальса, а затем направились в другой зал передохнуть и выпить шампанского. По дороге Изабель задержалась, встретив Рут.

— Что ты грустишь? — спросила она сводную сестру.

— Чарлз ни разу не пригласил меня за весь вечер! — едва сдерживая слезы, ответила Рут. — Вот Спьюинг вообще не отходит от Лобелии!

— Никогда не знаешь, что преподнесет нам будущее, — ответила Изабель словами Джона. — Откуда ты знаешь, чем закончится этот вечер?

— Тебе хорошо говорить, — всхлипнула Рут. — У тебя-то свадьба с герцогом через два месяца!

— Подожди-ка… — Изабель, казалось, не услышала последних слов сестры. — Кажется, я все-таки знаю, как заглянуть в будущее!

— О чем ты? — заискивающе спросила Рут, глядя на Изабель полными слез глазами.

— Помнишь нашу старую кухарку? Она знала множество старинных примет.

— Помню…

— Так вот. Сегодня двадцать третье апреля — канун Дня святого Марка. Завтра вечером, на закате, ты должна испечь пирог из пшеничной и ячменной муки. Разбей яйцо, насыпь в скорлупку соли и добавь ее в тесто. Когда пирог будет готов, открой дверь кухни и жди: придет твой суженый, чтобы отведать пирога!

— Я обязательно попробую! — воскликнула Рут, мгновенно повеселев.

— Попробуй. Все равно ничего плохого не случится.

— А что, если никто не придет? — вдруг спросила Рут, опять готовая заплакать.

— Не глупи. У каждой девушки есть суженый, — ответила Изабель. — Правда, тебе, может быть, он совсем не понравится…

Но Рут не слышала ее последних слов. Окрыленная надеждой, она поспешила поделиться с матерью своей радостью.

После ужина и еще нескольких вальсов гости начали понемногу расходиться. В конце концов остались лишь самые близкие друзья дома; они собрались в комнате для карточных игр и негромко беседовали. Изабель решила, что ей пора домой.

— Я провожу тебя, — сказал Джон, заметив, что Изабель собирается уходить.

— Не стоит: у тебя еще есть гости, — запротестовала Изабель.

— Они тоже собираются уходить.

Изабель не стала спорить. Она накинула плащ и прошла с Джоном к парадной двери.

Галлахер ждал их в экипаже напротив дома. Увидев хозяина, он натянул было вожжи, чтобы развернуться, но Джон жестом остановил его.

— Изабель! — раздался вдруг громкий крик.

Они вздрогнули и обернулись: на крыльце стояли Лобелия и Спьюинг. Лобелия кричала в полный голос, от радости позабыв все правила приличия.

— Изабель! Стивен сделал мне предложение! Возвращайтесь! Мы…

И тут раздался выстрел.

Джон схватил Изабель, словно готовясь защитить ее собой, и вместе с ней упал на мостовую. Прогремел еще один выстрел. Мимо них на огромной скорости проскакал одинокий всадник. Он исчез в тумане, и рассмотреть его никому не удалось.

— Ты не ранена? — Джон помог Изабель встать.

— А ты? — спросила она, не в силах унять нервную дрожь.

— Нет.

Джон не получил ни царапины, но пылал яростью и гневом. Мускул на его щеке задергался.

Лобелия, стоя на ступенях лестницы, орала так, будто ее режут. Спьюинг засуетился вокруг нее, одновременно пытаясь понять, не пострадали ли Джон и Изабель.

Галлахер перебежал дорогу, чтобы узнать, что с хозяином. Росс и те, кто еще оставался в доме, тоже выбежали, услышав выстрелы и крики.

— Что случилось? — спросил Росс.

— В нас стреляли. — Джон обернулся к вознице. — Галлахер, немедленно сходи за полицией!

Галлахер ушел, и Джон обратился к Изабель:

— Ты переночуешь здесь. Наутро вернись в Монтгомери-хауз и собери все вещи — я хочу, чтобы ты немедленно уехала из Лондона.

Все вошли в дом. В холле стояли герцогиня Тесса и ее сестра.

— Матушка, — сказал Джон, — я хотел бы, чтобы Изабель уехала в Эйвон-Парк и жила там до свадьбы.

— Я понимаю.

— И ничего не бойся, — добавила тетушка Эстер. — Мы готовы ради нее на все, да-да!

Изабель не знала, плакать ей или смеяться: она вообразила, как обе пожилые леди пытаются защищать ее от вооруженных преступников. Но она не нуждалась ни в какой защите: она не знала, кто стрелял, но не сомневалась, что убийца целился не в нее, а в Джона. Как она может уехать и оставить его одного в опасности!

Девушка собралась заявить, что никуда не поедет, но Джон, не дав ей и рта раскрыть, сказал матери:

— Если она будет сопротивляться, просто заприте ее в комнате… — Изабель молчала, и Джон продолжал: — Проводите ее наверх.

— Но тебя хотели убить! — Изабель больше не могла сдерживаться. — Я не могу покинуть тебя! Я нужна тебе!

— Изабель, я понимаю твои чувства и благодарен тебе. — Джон понизил голос. — Но мне будет спокойнее, если ты будешь находиться в безопасности. — Он поцеловал Изабель в губы. — Сейчас мне нужно поговорить с братом, обсудить все произошедшее. Мы будем в кабинете матушки.

— Но завтра…

— Завтра ты должна уехать в Эйвон-Парк. Понимаешь, мне гораздо труднее жить в постоянной тревоге за тебя.

— Да, я понимаю. Я не в восторге от того, что придется уехать, но я не буду спорить. Только обещай, что будешь беречь себя!

Джон обнял ее и прошептал ей в самое ухо:

— Помни: ты в любую минуту можешь расторгнуть помолвку.

Разумеется, это была просто шутка. Так же тихо Изабель прошептала Джону:

— Если что-то случится с тобой, меня силой выдадут замуж за де Джуэла. Так что будь осторожен!..

11

Целых два месяца Изабель не находила себе места от волнения. Она боялась, что в Лондоне Джону может грозить опасность: убийца так и не был найден, и, возможно, он снова повторит покушение! Изабель задавала себе один и тот же вопрос: кто хотел убить ее жениха? Николас де Джуэл? Нет, этот трусливый глупец никогда не решится на преступление, даже теперь, когда не смог заполучить ее в жены. Скорее уж стрелял Уильям Гримсби…

Да, Гримсби в своей ненависти к Сен-Жермену мог зайти слишком далеко. Изабель знала, что он тяжело переживает смерть сестры и что во всем винит Джона. Но ведь Ленора умерла от того, что у нее произошел выкидыш, и ничьей вины здесь нет — это был несчастный случай…

Как ни хотелось Изабель быть теперь вместе с любимым в Лондоне, она все же понимала: Джон прав, что отправил ее в Эйвон-Парк. Здесь она в полной безопасности, и Джону не приходится тревожиться за нее.

Но время шло, и его отсутствие становилось для девушки все тягостнее. Только теперь она поняла, как сильно и глубоко ее чувство…

Не только мысль о загадочном убийце не давала Изабель покоя. Она думала о том, почему такой блестящий джентльмен, как герцог Эйвон, решил жениться на ней — бедной деревенской девушке со странными, чуть ли не отталкивающими манерами. Со своим блестящим положением герцог мог рассчитывать на благосклонность любой благородной дамы во всей Европе, так почему же он выбрал ее, почему так спешит со свадьбой?.. Ведь прежде ни один мужчина, за исключением разве что де Джуэла, не обращал на Изабель внимания.

Время тянулось бесконечно. Апрель прошел, наступил май, и в саду Эйвон-Парка расцвели фиалки и нарциссы; кусты сирени сгибались под тяжестью белых и лиловых гроздей. Природа в эту весну проявила небывалую щедрость и не жалела ярких красок. Но для Изабель радость наступившей весны была отравлена. Прежде одиночество не было ей в тягость; но теперь ей казалось, что даже ссора с Джоном и то была бы не так мучительна, как это бесконечное, тоскливое ожидание.

Но вот наконец наступил день свадьбы.

Сердце Изабель взволнованно билось, когда солнечным июньским утром она шла — одна — к Церкви Святой Троицы. Прошедшие два месяца вдруг показались ей двумя мгновениями, и прежние волнения относительно судьбы Джона сменились другими: ^Изабель старалась представить себе, что ждет ее после свадебной церемонии. Каким окажется ее замужество? Такой девушке, как она, нечего ждать, что высший свет безоговорочно примет ее. А если она наскучит и своем мужу?..

35
{"b":"10735","o":1}