ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда склянки пробили четыре и пассажирки собрались спускаться в каюту, Эйприл углядела издалека коротышку-капитана. Но она предпочла не сообщать об этом кузине. Ясно было, что мсье Арманд устал от нескончаемых нападок леди Эстер и попросту от нее скрывался.

Эстер вернулась в каюту в самом дурном настроении, и всю накопившуюся в ее душе злость она обратила на нареченного своего жениха. Когда состоится их личная встреча, ему придется несладко.

На восьмое утро плавания Эстер решила, что с нее хватит терпеть дальнейшие унижения и пребывать узницей в этом стойле, которое капитан почему-то называет каютой.

Выскочив из гамака, где она провела очередную бессонную ночь, Эстер торопливо проглотила принесенный безмолвным матросом скудный завтрак, поплескала в лицо пресной водой, протерла глаза платочком и решительно направилась к двери.

Эйприл еще не управилась со своим туалетом и была удивлена.

– Но наше время еще не наступило.

Глаза Эстер вспыхнули огнем, а брови грозно нахмурились.

– Можешь меня не сопровождать. Оставайся гнить в этом стойле!

Эйприл искала подходящий ответ, но тут страшный удар сотряс корпус корабля. Сила удара была такова, что Эстер с воплем взлетела в воздух и упала прямо на испуганную кузину. Та только собралась закричать, но Эстер прикрыла ей рот ладонью.

– Тихо!

Девушки вслушивались в шумы и крики, доносившиеся снаружи.

– Что это? – прошептала испуганная Эйприл.

– Наше долгожданное приключение.

– О боже! О чем ты говоришь?

– Кажется, на нас напали. Это уже становится интересным.

– Напади?! Какой ужас!

– Ш-ш-ш.

Эстер приложила пальчик к губам, призывая кузину к молчанию. Затем она метнулась к сундукам, сложенным под гамаком, и после долгих поисков извлекла из-под вороха белья кинжал в украшенных драгоценными камнями ножнах.

Эстер выхватила из ножен узкое длинное лезвие, и зловещая сталь сверкнула в сумраке каюты.

Эйприл в ужасе свернулась в комочек, не сводя глаз со своей решительной подруги.

– Что ты собираешься делать?

– Подняться наверх и узнать, что там происходит.

– Не оставляй меня одну, – взмолилась Эйприл.

– Тогда иди за мной, но только не высовывайся. И что бы ни случилось, не мешай мне. Поняла?

Эйприл кивнула. Эстер приоткрыла дверь каюты и обнаружила, что коридор пуст. Прижимаясь к переборке, девушки, затаив дыхание, подобрались к подножию трапа.

И вдруг сверху донесся жуткий предсмертный вопль, и вновь наступила гробовая тишина. Эйприл едва не упала в обморок, но Эстер хлестнула ее по щекам, приводя кузину в чувство.

Обе девушки, с опаской озираясь по сторонам, поднялись по ступенькам трапа и, выглянув наружу, одновременно охнули.

Ужасающего вида великан, обнаженный до пояса, с черной гривой волос, ниспадающей на могучую спину, загораживал им вход через люк. В руке он держал кривую саблю.

Заслышав шорох позади себя, он обернулся.

– Прочь с дороги! – бесстрашно приказала Эстер, угрожая ему своим смехотворным оружием.

Она решительно поднялась еще на одну ступеньку и направила острие кинжала прямо в горло гиганта. Тот широко улыбнулся, потом изобразил на лице свирепую гримасу и заорал:

– Капудан! Капудан!

Что это означало – угрозу или призыв своих сообщников прийти ему на помощь – Эстер, разумеется, не поняла. Она продолжала целиться в горло пирата кинжалом, пока из-за спины гиганта не появился молодой человек, тотчас же от души рассмеявшийся. Картина и правда была комичной. Хрупкая девушка нападает на громадного мужчину, не понимая абсурдности своего поведения.

Молодой пират не выказал особой торопливости, понимая, что великану не угрожает ни малейшая опасность.

Решительным жестом он отвел ее руку в сторону. Лишь тогда Эстер обратила на него внимание. Он явно был здесь главным, а свирепый гигант лишь его подручным.

Предводителю пиратов было на вид меньше тридцати, но на его гладко выбритом худощавом лице запечатлелись следы нелегких жизненных испытаний. Жгучее солнце и штормовые ветры сделали его кожу грубой и собрали ранние морщинки у глаз.

– Что происходит? – задал вопрос предводитель пиратов по-французски. В темных глазах его вспыхнул живейший интерес к происходящей стычке.

– Не ваше дело! Не вмешивайтесь! – тоже по-французски резко ответила Эстер.

– Ты француженка?

– Нет.

– А кто?

– Вам незачем это знать!

Восхищенный ее внешностью и темпераментом, пират не мог не улыбнуться. Он сразу понял, что рыжеволосая красотка станет жемчужиной любого гарема.

– Я Малик-эд-Диш, – представился молодой моряк. – А врагам своим известен как Акулья Пасть. Я внук знаменитого Хаир-эд-Дуна, прозванного Рыжей Бородой.

– Какое мне дело до бороды вашего дедушки? Малик-эд-Диш и его великан-помощник обменялись удивленными взглядами. Столь наглую девицу они еще не встречали за те долгие годы, что занимались морским разбоем.

– Все же скажи, кто ты? – настаивал Малик. Эстер выпрямилась во весь рост – пять футов и два дюйма, если быть точным – и ответила уже по-английски:

– Я Эстер Элизабет Девернье, кузина Елизаветы Тюдор, королевы Англии.

– Ты редкостное сокровище, распустившийся цветок, готовый, чтобы его сорвали, – цветисто выразился Малик тоже на английском языке, чем весьма удивил Эстер. – Следуй за мной. Я отведу тебя на свой корабль, Английская Роза.

– У английской розы есть шипы, которые колются, – заявила Эстер, взмахнув своим кинжалом. – Держись от меня подальше, пират!

– Боже, не серди его! – прошептала Эйприл, прятавшаяся за спиной кузины. – Турки так жестоки!

Малик уловил этот шепот и тут же спросил, не без насмешки:

– Что за оружие вы там еще прячете?

– Мою кузину.

– Пусть покажется на свет.

Дрожащая от страха, Эйприл вылезла из люка на палубу.

– Как поживаете, милорд? – Эйприл попыталась сделать реверанс. – Счастлива с вами познакомиться.

– Мы не на дворцовом приеме! – оборвала ее Эстер.

– Какая удача! Два едва распустившихся бутона для обновления моего цветника! Малик шагнул к девушкам.

– Стой! – вскричала Эстер и замахнулась кинжалом. – Оружие все еще у меня в руке, и я им воспользуюсь.

На этот раз Малик был более решителен. Он сильно ударил по тонкой девичьей руке, кинжал выпал из ослабевших пальцев и скользнул по палубе.

– Я вырвал у тебя жало, красотка! – произнес он, подступая к ней ближе. – Что теперь будешь делать – кусаться?

– Тебя казнят, как презренного пирата. Этот корабль принадлежит графу де Белью, а уж он найдет способ, как расправиться с тобой.

Улыбка мгновенно сошла с лица Малика-эд-Диша, а Эстер, наоборот, приободрилась, довольная тем, какое впечатление произвела на пирата ее надуманная угроза. Вероятно, этот якобы неустрашимый пират все-таки побаивается могущественного ее жениха.

Теперь Малик уже не шутил, а обращался к пленнице со всей серьезностью:

– Ты – моя добыча, и твоя рабыня – тоже. Так что извольте обе мне подчиняться.

Эстер опять вздернула свой нахальный носик.

– У нас в Англии нет рабства, нет рабов и рабынь. Наши слуги, – будь то мужчины или женщины, – свободные люди.

– Но ты больше не в Англии, крошка, – не дожидаясь ее очередного выпада, он приказал ожидающим его распоряжений пиратам: – Опустошите эту посудину до самого дна – до последней монеты и тряпки. Простукайте все переборки и загляните во все тайники. Не мне вас учить, как поступить с остальным грузом. – Он вновь обернулся к Эстер: – Пойдешь ли ты со мной добровольно?

– Нет.

– Участь, что ждет варварское отребье на этом обреченном корабле, не для глаз столь деликатной леди. Или ты предпочитаешь лицезреть, как матросов и капитана будут вешать, рубить на куски, а их мясом кормить средиземноморских акул?

Малик был вполне искренен, предлагая избавить юных девушек от подобного зрелища.

– Я заберу вас на свой корабль – тебя и твою рабыню-кузину.

4
{"b":"10736","o":1}