ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Прекрасный день для того, чтобы поиграть в жмурки, – сказал он. – Хотите?

Гленда с готовностью кивнула, но Бригитта отрицательно покачала головой.

– Это приказ, дорогая. – Йен широко улыбнулся в ответ на недовольную гримасу жены. – Я буду водить, завязывайте мне глаза.

Перси завязал ему глаза шарфом, и Йен начал бродить с растопыренными руками, пытаясь поймать жену. Посмеиваясь, участвуя в игре против воли, Бригитта отпрянула от него, но кто-то толкнул ее прямо в объятия мужа. Извиваясь, она попыталась выскользнуть, но хватка оказалась железной.

– Ага! – воскликнул Йен. – Интересно, кто бы это мог быть?

Одной рукой он скользнул по щеке Бригитты, потом провел ниже по шее к плечу.

– Ну-ка, ну-ка, посмотрим, посмотрим! – приговаривал Йен, бесстыдно ощупывая ее у всех на глазах. Он провел рукой по ее бедрам, потом потрогал пышную грудь. – Эти прелести я ни с чьими не спутаю – это моя жена!

Смущенная, побагровев с головы до ног, Бригитта хлопнула его по руке и вылетела из зала. И пока она бегом поднималась по лестнице, взрывы раскатистого мужского смеха преследовали ее.

В рождественский вечер Бригитта решила, что осталась в замке единственной несчастной. Даже Гленда, предвкушая праздник, уже не расстраивалась по поводу исчезновения Хитреца.

– Как вы могли позволить своим людям играть в кости накануне Рождества? – упрекнула Антония Черного Джека, когда вся семья собралась на ужин. – Это богохульство, скажу я вам.

– На Рождество все должны быть счастливы, – возразил граф. – Если игра в кости приносит им радость, пусть играют.

Антония бросила на него неодобрительный взгляд и обратилась к Бригитте:

– А где Йен?

– Он пошел за подарком для Бри, – ответил вместо нее Перси. – Чтобы она тоже была счастлива в этот вечер.

В этот момент в зал вошел Йен. А на руках его, уютно свернувшись, сидел Хитрец, украшенный яркой желтой лентой, подходящей по цвету к его ошейнику.

Онемев от удивления, Бригитта раскрыла рот. А Йен улыбнулся и положил лисенка ей на колени.

– С Рождеством тебя, дорогая, – сказал он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее в щеку.

Бригитта подняла на мужа блестящие от волнения глаза, но не произнесла ни звука.

– Этот вечер достоин того, чтобы записать его в анналы истории, – шутливо произнес Йен. – Впервые моя жена не нашлась что сказать, лишившись дара речи.

Схватив лисенка, Бригитта уткнулась лицом в его мягкую шерсть и украдкой вытерла слезы. Мужчины обменялись понимающими улыбками. Гленда перебралась поближе к Бригитте, чтобы осторожно погладить вновь обретенного рыжего приятеля. Только Антония, с холодным, надменным выражением на лице, отвернулась и вышла из зала.

– Вы что, не рады? – спросила Гленда, заметив слезы на лице у Бригитты.

– Что ты! – всхлипнула та. – Я уж-жасно с-счастлива!..

Тут уж Черный Джек и Перси просто закатились смехом.

– Пошли, – сказал Йен жене и протянул ей руку. – Я хочу поговорить с тобой наедине.

Он отвел Бригитту в кабинет отца и запер дверь на ключ.

– Я не хотел признаваться в этом при всех, – сказал он, – но я был не прав и сожалею, что ударил тебя. Ты можешь меня простить?

– Да, – отвечала Бригитта. – Я сама была не права, когда вызывающе вела себя с тобой… на людях. Ты можешь простить меня?

Йен нежно и успокоено улыбнулся, потом наклонил голову и в мягком поцелуе прильнул к ее губам. Тела их слились в долгожданном объятии, прижавшись, друг к другу так тесно, как только возможно. Поцелуй их был столь долог и страстен, что она едва не задохнулась.

– Я соскучился по тебе, – прошептал Йен, проводя языком по ее губам.

– Как и я по тебе, – призналась она, снова отдавая свой рот во власть его жадных губ.

8

Март в Хайленде был холодным, гораздо холоднее, чем на юге Англии. С раскрасневшимися щеками, Бригитта и Гленда играли в саду, перебрасываясь мячом так, чтобы его не поймал Хитрец. Устав от игры, они пошли прогуляться по длинной дорожке, ленивым шагом обходя сад, прежде чем войти во двор.

– Почки! – вскричала вдруг Бригитта, останавливаясь перед деревом.

– Что?

– Да ты только посмотри. – Она указала на одну из веток. – На этом дереве набухли почки. Знаешь, что это означает?

Гленда отрицательно покачала головой.

– Глупышка. Это означает, что весна на пороге. Девочка засмеялась.

– Она всегда приходит в это время года.

– Бри! – позвала Сприн, подбегая к ним. – Приехали гости, и ты должна быть в зале.

– Гости?.. – удивленно переспросила Бригитта. – Кто бы это мог быть?

Сприн пожала плечами.

– Какой-то важный господин. Зал прямо-таки полон людьми.

Сопровождаемая Хитрецом, Бригитта вошла в большой зал, где обычно собиралось население замка в торжественных случаях. Все действительно было заполнено незнакомыми вооруженными людьми. Оглядев помещение, она увидела Антонию, приседающую в реверансе перед пожилым человеком, что удобно расположился в кресле перед камином. Там же сидели Черный Джек, Йен и Перси.

Арчибальд Кэмпбел, герцог Арджил, был одного возраста со своим родственником Черным Джеком. Черты лица герцога были суровы, а темно-каштановые волосы, посеребренные сединой на висках, придавали ему вид весьма внушительный. Пронзительные серые глаза ничего не упускали. Обращенные с неудовольствием на какого-то человека, они, казалось, словно кинжал, могли пронзить насквозь.

– Милорд, – представил еще одну невестку Черный Джек, – это леди Бригитта, жена Йена. Бри, поприветствуй герцога Арджила, главу нашего клана Кэмпбел.

– Милорд, – улыбнулась Бригитта, присев в реверансе.

– Йен, мальчик мой, – сказал герцог, приветливо улыбнувшись Бригитте в ответ, – ты заимел славную женушку. – Взгляд его опустился на Хитреца, сидящего рядом со своей хозяйкой. – А это еще что за создание? Глазам не верю, лиса, что ли?

– Да, лиса, – суховато ответил Йен. – Этого пушистого зверька зовут Хитрец.

– Во имя всего святого, – обратился герцог к Черному Джеку, – объясни, что лиса делает в твоем доме?

– Она здесь живет, – вставил Перси, и глаза его весело блеснули.

– Живет здесь?! – с удивлением и недоверием воскликнул Кэмпбел. – Ты в своем уме, Черный Джек, что позволяешь такие вещи?

– Извините, ваша светлость, – вмешалась Бригитта, притворяясь, что не замечает предостерегающий взгляд мужа, – но Хитрец – мой любимец.

– Твой любимец? – поднял брови Кэмпбел. – Но кто тебе позволил его здесь держать?

– Это не ваш дом, – огрызнулась она, гневно сверкнув своими зелеными глазами. – А я не ваша жена. И то, как мы живем здесь, в Данридже, не ваше дело!

– Бри! – в один голос вскричали Черный Джек и Йен.

– Ничего, ничего, – успокоил их герцог, небрежно махнув рукой. – Она, конечно, дерзка, но, в конце концов, это правда. – И, наклонившись к Черному Джеку, он продолжал: – Вы бы лучше предупредили меня, что ее нрав под стать огненному цвету ее волос. Моя покойница жена тоже была рыжеволосой. А ты, парень… – Кэмпбел взглянул на Йена и сочувственно подмигнул ему, – если когда-нибудь тебе понадобится совет, учти, что у меня большой опыт по части рыжеволосых красоток.

– Мой муж в советах не нуждается, – обаятельно улыбнулась ему Бригитта. – К тому же я дочь графа Басилдона и обучена обходиться с людьми соответственно.

– Скажите на милость, «обучена обходиться соответственно»! – шутливо воскликнул герцог, и глаза его весело заблестели при воспоминании о словесных перепалках с покойной женой. – Ну, и чему ты научилась в таком случае?

Бригитта лукаво усмехнулась.

– Ничему плохому, ваша светлость, ничему плохому.

Разразившись смехом, герцог пожалел, что молодость, черт возьми, не вернешь. Молодые люди вроде Йена или его собственного сына Магнуса не могут по-настоящему оценить такие самоцветы, как леди Бригитта, подумал он. Их привлекают лишь смазливые личики и стройные фигурки. Но только умудренный жизнью человек смог бы получить удовольствие от находчивого ума этой молодой женщины, ее природной непосредственности, которая позволяла ей свободно выражать свои мысли. Редкое качество.

24
{"b":"10737","o":1}