ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бригитта заколебалась.

– Я… я хочу покататься верхом.

– Я поеду с тобой.

– Нет! – Бригитта отказалась так поспешно, что Перси недовольно нахмурил брови. – Я бы хотела побыть одна, – добавила она извиняющимся тоном.

– А что случилось, Бри?

– Ничего, но я ужасно скучаю по Йену.

– Одной здесь ездить опасно, – сказал он.

– Ну, я совсем недалеко… и ненадолго… а? – заныла Бригитта.

Перси в нерешительности помолчал. Если с ней что-нибудь случится, Йен душу из него вытрясет. Это уж точно как пить дать. Последний раз, когда Бригитта оставалась на его попечении, она от него сбежала. Ну и натерпелся он тогда из-за этой ее выходки!

– Ну, пожалуйста, – не отставала она. Против воли, Перси неохотно кивнул. Однако предупредил:

– Не уезжай далеко, будь осторожна. И чтобы не дольше чем на час.

– Хорошо, мой господин, – улыбнувшись, пошутила она. – Сделаю в точности, как вы велели.

А несколько минут спустя Бригитта, помахав рукой часовым на башне, выехала за ворота. Чуть позже она остановила лошадь и с тоской оглянулась на замок Данридж.

«Йен! – кричала ее душа. – Йен! Я так тебя люблю!»

Но, вздохнув, она упрямо повернула лошадь и пустила ее галопом, с каждой минутой удаляясь от замка все дальше и дальше.

9

С тяжелым сердцем Бригитта продолжала свой одинокий путь в Лондон. День был ненастный, и к полудню она уже замерзла и проголодалась. «Что за дура, – выругала она себя. – Хватило ума, чтобы надеть теплый плащ, но взять хоть немного еды не задумалась».

Объятая тревогой, она спрашивала себя, что с ней будет, когда наступит ночь. Ясно, что придется провести ее в лесу: тут не было ни одной гостиницы, где она могла бы потратить деньги, которые захватила с собой. Только бы в этой местности не оказалось волков – ведь взять какое-нибудь оружие для защиты ей тоже не пришло в голову. Одним словом, горе-путешественница.

Вдруг за поворотом она заметила мужчину, идущего по дороге. Услышав стук копыт ее лошади, он остановился и обернулся. Бригитта осторожно поехала вперед, чувствуя смутную тревогу.

Издалека путник показался ей старым. Его походка и осанка неуловимо создавали такое впечатление. На нем была длинная, весьма поношенная одежда, а в руке он держал толстый дорожный посох.

«Какой-нибудь священник», – подумала Бригитта. Но, подъехав к нему поближе, она поняла, что мужчина этот гораздо моложе, чем казался; возможно даже, он был ровесником Йена.

Он сутулился, но был высок и широкоплеч. Его длинные косматые волосы были красивого каштанового оттенка. И только странный наряд да отросшая щетина прибавляли ему возраст.

Когда Бригитта остановила лошадь, человек с интересом посмотрел на незнакомую всадницу. Взгляды их встретились, и она была изумлена каким-то странно знакомым выражением его пронзительных серых глаз. Где же она могла видеть их прежде?

Стараясь не показаться назойливыми, эти испытующие серые глаза ничего, однако, не упустили из облика зеленоглазой красавицы, сидящей верхом на лошади и сверху вниз смотревшей на случайно встретившегося ей путника. Весьма, надо сказать, внимательного. Он заметил и тонкую выделку ее одежды, и обручальное кольцо, и лошадь с тавром Макартуров. А когда она заговорила, тут же признал и английский акцент, и аристократический выговор.

– Добрый день, миледи. – Он улыбнулся и кивнул головой.

– Добрый день, сэр, – настороженно ответила Бригитта. – Эта дорога ведет в Лондон?

Путник бросил долгий взгляд на горизонт, будто он мог отсюда видеть конец этой дороги, и снова посмотрел на Бригитту.

– Думаю, да.

– Это ведь земли Макартуров, не так ли? Мужчина еще раз оглядел Бригитту и решил, что она слишком хорошо одета, чтобы красть лошадей. Но кто же она в таком случае? Сбежавшая невеста? Насколько ему известно, ни один из его кузенов Макартуров еще не был женат.

– Мы на землях Кэмпбелов, – отвечал он между тем. – А земли Макартуров в нескольких милях позади, если вы направляетесь туда.

– Я еду в Лондон.

– Силы небесные! – воскликнул он, и обаятельная улыбка осветила его лицо. – Я тоже направляюсь в Лондон. Какое счастливое совпадение. Мы могли бы стать попутчиками. Если вы позволите сесть вместе с вами на лошадь, я обещаю всю дорогу развлекать вас всякими историями. Поверьте, я знаю пресмешные случаи. Так что путь наш будет краток и приятен.

Бригитта искоса взглянула на него и нахмурилась. Ничего себе предложение! Каков нахал!

– Меня зовут Магнус, – нисколько не смущаясь, представился встреченный ею весельчак, отвесив короткий поклон. – Мое призвание – бродяжничать. Вы, наверное, и сами уже поняли это по моему наряду?

Бригитта недоуменно уставилась на него, и Магнус рассмеялся.

– А вы что же, не знаете, кто такие бродяги? – спросил он.

– Нет.

– Бродяга потому так и зовется, что бродит по дорогам, – объяснил он, – и рассказывает людям разные истории, чтобы заработать на ужин. А вы кто?

– Бригитта Мак… Брия, – вовремя поправилась она. – Надеюсь, что я не буду упоминаться ни в одной из ваших историй.

Магнус был совершенно очарован этой таинственной зеленоглазой англичанкой.

– Ну что ж, Бригитта Макбрия, – усмехнулся он, – цена за мое молчание – езда на вашей лошади.

Опасаясь путешествовать с каким-то незнакомцем, Бригитта пребывала в нерешительности, но острая необходимость в спутнике преодолела разумную осторожность.

– Зовите меня Бри – как все мои друзья, – наконец сказала она.

Магнус ловко вспрыгнул на круп ее лошади и уселся позади. Обхватив Бригитту с обеих сторон руками, он взял поводья и тронул коня. Бригитта напряглась, и понятно, почему: ведь она никогда не была вот так близко и совсем одна с незнакомым мужчиной, за исключением «Росса» Макартура. Но они ехали, все было благополучно. Странный ее спутник молчал и сел себя вполне пристойно. Так что Бригитта постепенно успокоилась. Она расслабилась и слегка даже прислонилась к его мускулистому телу, почувствовав непреодолимую усталость.

Но у Магнуса чувство неудобства только росло. Ее гибкая спина касалась его груди, голова то и дело прислонялась к его плечу, а аромат пышных волос будоражил все его чувства. Он давно уже ощущал болезненное напряжение в паху.

– Так, значит, вы едете в Англию, – заметил Магнус, надеясь, что небрежный разговор отвлечет его от непрошеных эротических ощущений.

– Да.

– Домой, к своей семье?

– А почему вы сочли, что я англичанка? – с подозрением спросила она.

– Ну это же ясней ясного. Вы говорите не так, как урожденная шотландка.

– Неужели?

– Да уж поверьте. Всякий услышит. У вас семья в Лондоне?

– Нет.

– Ну, значит, друзья… Кто они? – спросил он и почувствовал, как она напряглась. – Возможно, я их знаю.

– Сомневаюсь в этом, – холодно ответила Бригитта.

«Значит, она в бегах», – подумал Магнус, а вслух спросил:

– И откуда вы едете?

– А вот это не ваше дело! И хочу напомнить вам, – высокомерно заявила она, – что вы едете верхом только благодаря моей любезности. Если вы окажетесь слишком назойливым, я вас просто ссажу. Понятно?

– Еще бы, – усмехнулся такой великолепной наивности Магнус, передразнив ее надменный английский выговор. «Похоже, она особа горячая», – подумал он при этом.

Они снова поехали в молчании, но некоторая настороженность не исчезла. Оба хотели выяснить друг о друге больше, не рассказав при этом ничего о себе. Наконец Магнус откашлялся и лукаво заметил:

– А ведь эта лошадь из конюшни Макартуров. Бригитта вздрогнула, и он понял, что попал в точку.

Вместо того чтобы обрушить на него гневную отповедь, Бригитта решила сыграть в ту же игру.

– А ваши руки не похожи на руки простого человека, – заметила она.

– Бродяга зарабатывает себе на пропитание языком, а не руками.

– Конечно, конечно, но вот что интересно… – Она перевернула его правую руку ладонью вверх. – Такие мозоли говорят об усиленных упражнениях со шпагой, ведь так?

27
{"b":"10737","o":1}