ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Успокойся, Бри, – сказал Черный Джек, понимая, что Бригитта в ужасе и это может ей повредить. – Умирать я не собираюсь. Это было бы просто нелепо, если бы Господь призвал к себе такого грешника, как я, в День Всех Святых.

– Вы не грешник, – замотала головой Бри.

– Готово, – сказала Мойра. – Подвиньтесь, леди Бригитта. А ты, Йен, помоги мне уложить его на подушку. – Вдвоем они осторожно уложили графа. – А теперь уведи свою жену. Ей давно пора спать. И займись другими делами.

Йен под руку увел оцепеневшую от всего пережитого Бригитту в их спальню. Там он помог ей раздеться и уложил в постель. Задержавшись на миг, он присел на край кровати и ласково поцеловал жену в лоб. Когда же он попытался встать, Бригитта вцепилась в его руку.

– Не уходи – в тревоге вскричала она.

– Тебе плохо, дорогая?

– Меня просто мутит от страха.

– Не бойся. – Йен собрал в кулак всю свою волю. – Мойра сказала, что Черный Джек должен скоро поправиться.

– Ты уверен? – Бригитте отчаянно хотелось верить ему. – Но ведь так же было, когда мой отец… – Она прервалась, не в силах продолжать дальше.

– Ну-ну. – Йен убрал упавшую ей на лицо прядь волос и погладил ее по щеке. – Закрой глаза и попытайся уснуть. Я пойду посижу с Черным Джеком.

Бригитта послушно закрыла глаза. А Йен, поцеловав ее в щеку, встал и вышел из комнаты.

– Он отдыхает, но не спит, – сказала Мойра, когда Йен вместе с отцом Капланом вошел в комнату графа. – Вот тут на столе снотворное, смешанное с вином. Дайте ему, когда закончите.

Присев на табурет рядом с постелью, отец Каплан взял руку графа в свои ладони. Йен собрался было выйти, но Черный Джек остановил его:

– Не уходи, сын.

Озадаченный Йен повернул назад.

– Но ведь нельзя же…

– Нет! – на удивление сильным голосом приказал Черный Джек. – Как будущий граф Данридж ты должен знать, с чего началась распря с кланом Менци.

15

– Тебе больно?

– Чуть-чуть.

– Ты умрешь?

– Не сегодня.

– Завтра?

– Не знаю. – Черный Джек улыбнулся Гленде, с серьезным лицом стоящей возле него.

– Можно я пойду с тобой? – спросила она, и искра надежды сверкнула в ее больших голубых глазах.

– Со мной? – переспросил он. – Умирание – это такое дело, которое каждый человек должен делать один, сам. Ты понимаешь?

– Нет. – Голубые глаза были полны слез.

– Присядь-ка вот здесь. – Черный Джек хлопнул по краю кровати и слегка подмигнул ей. – Я вижу, ты принесла с собой леди Отму.

– Да. – Лицо у Гленды оставалось печальным.

– Ты любишь меня, дорогая?

– Да.

– И ты мне доверяешь?

– А что это такое? – спросила девочка.

– Доверие, – объяснил Черный Джек, – это когда ты веришь тому, что другой говорит тебе.

– Тогда я тебе доверяю.

– Отлично! Ну, вот послушай: я был серьезно ранен, – сказал он девочке, – но надеюсь поправиться через несколько дней. Но я уже старик и прожил большую жизнь. Если я не поправлюсь и перейду в мир иной, я буду ждать тебя там. Твоя жизнь будет долгой-долгой, а когда она кончится, мы вместе войдем в сад Божий навеки. Ты понимаешь?

Гленда кивнула.

– Я буду скучать по тебе, если ты уйдешь.

– Ты будешь не способна видеть меня, но я всегда буду здесь, – сказал Черный Джек, приложив руку к ее сердцу.

Дверь открылась. Бригитта, бледная и отяжелевшая, вошла и улыбнулась, скрывая мучившую ее тревогу.

– Нельзя, Хитрец! – крикнула она, когда лисенок шмыгнул мимо нее в комнату.

Подбежав к кровати, он прыгнул на колени Гленде, которая наклонилась, чтобы Хитрец лизнул ее в лицо.

– Не надо выгонять его, – сказал Черный Джек Бригитте и мягко укорил внучку: – Не позволяй зверьку лизать тебя в лицо. Люди целуются с людьми, а звери – со зверями.

– А леди Бри позволяет Хитрецу целовать себя, – возразила Гленда.

Не обращая внимания на многозначительный взгляд графа, Бригитта уселась на стул возле постели, потом спросила:

– Как вы себя чувствуете сегодня?

– Гораздо лучше, – солгал он, – особенно с тех пор, как две мои любимые дамы пришли меня навестить. А ты как, Бри?

– Гораздо лучше, особенно теперь, когда я пришла навестить своего любимого свекра, – лукаво отшутилась она.

Черный Джек усмехнулся:

– Ты научилась говорить приятные вещи.

– Вы в самом деле так думаете?

Но не успел граф ответить, как раздался негодующий возглас Гленды:

– Хитрец!..

Лисенок схватил леди Отму и, словно рыжая молния, бросился вон из комнаты с куклой в зубах. Гленда кинулась было за ним, но вдруг резко остановилась на пороге и повернулась к графу.

– Хитрец влюблен в леди Отму, – сказала она ему. – А я рада, что ты не собираешься сегодня умирать. Без тебя мне будет одиноко. – Она вернулась, поцеловала его в небритую щеку и со всех ног помчалась вдогонку за похитителем.

Черный Джек и Бригитта с улыбкой переглянулись.

– Я рада, что ваша рана не так тяжела, – сказала Бригитта. – Я бы тоже тосковала по вас.

По лицу графа пробежала легкая тень и тут же исчезла.

– Я еще собираюсь подержать на руках своего внука, – сказал он. – Разве ты сомневаешься в этом?

– Нет, – покачала Бригитта головой и тут же улыбнулась, чтобы скрыть тягостное ощущение того, что все не так уж и хорошо.

Прошла неделя, но граф не поправился, как обещал. Наоборот, он, казалось, с каждым днем все больше слабел. Бригитта втайне сомневалась, что у него хватит силы, чтобы дождаться появления на свет новорожденного, но не заговаривала об этом даже с Йеном.

Каждый день она проводила долгие часы в обществе графа. Он восхищался тем, как быстро и искусно она готовит приданое для младенца, и шутил, что сам малыш так же быстро растет у нее в животе. Как только живот Бригитты начинал шевелиться, или она ойкала от неожиданного пинка младенца, лицо графа сразу светлело.

За шитьем Бригитта беседовала с ним о всяких малозначащих вещах, и это, казалось, успокаивало его. Случалось, что Черный Джек пускался в воспоминания о своих молодых годах, прожитых с матерью Йена, рассказы его были увлекательны.

В один из таких дней открылась дверь и вошли Йен с братом.

– Перси! – вскричала Бригитта, бросаясь к нему.

– Боже мой, как ты расцвела! – улыбнулся Перси, немало удивленный ее видом. – Болтушка Гленда была права, ты выглядишь так, будто проглотила огромную тыкву.

– Ну, спасибо тебе, Перси, – сухо ответила она. – А то я уже соскучилась по твоим изысканным комплиментам.

– Ты оставишь нас, Бри? – спросил Черный Джек. – Я хочу поговорить со своими сыновьями наедине.

Йен помог ей подняться и проводил до двери. Но, оказавшись в коридоре, Бригитта задержалась, прислонясь к косяку, и нахмурилась.

«Что-то здесь не так», – в сотый раз подумала она. Почему Перси покинул Эдинбург? Ведь Черный Джек вне опасности. Его могли бы вызвать только, если… Нет! Это невозможно! – замотала она головой. Йен не стал бы скрывать от нее такое. Но по какой же другой причине Перси мог вернуться?

На сердце у Бригитты было тяжело. Чтобы отвлечься, она пошла в большой зал, надеясь застать там Гленду с Хитрецом. И действительно, лисенок лежал, свернувшись, у камина, но Гленды нигде не было видно.

Как только Бригитта опустилась рядом с ним на стул, Хитрец, радостно замахал хвостом. А когда она начала поглаживать его шелковистый мех за ушами, шумно вздохнул, довольный своей жизнью.

– А-а, наконец-то ты появилась, – раздался рядом голос Антонии.

– Я была с графом. – Бригитта взглянула на невестку и добавила: – Приехал Перси.

– Я его видела. Не понимаю, зачем ты попусту тратишь время, сидя с умирающим стариком.

– Черный Джек вовсе не умирает, – сердито вскричала Бригитта. Она попыталась вскочить, чтобы быть с Антонией лицом к лицу, но ее отяжелевшее тело не слушалось ее. – И не называй его стариком.

– Ты скоро станешь графиней, – как ни в чем не бывало, продолжала Антония. – Так что его смерть в твоих интересах.

49
{"b":"10737","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Письма к утраченной
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
На краю пылающего Рая
Игра Джи
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Школа спящего дракона
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
Тёмные не признаются в любви
Дерево растёт в Бруклине