ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прежде чем люди собрались на похороны, Йен привел к гробу Бригитту и Гленду. В большом зале было пусто. Только Джеми и Даджи стояли в карауле возле гроба.

Йен встретился взглядом с Бригиттой. Она подошла, чтобы проститься с графом.

Завернутый в черно-зеленый плед, Черный Джек, казалось, спал. Он мирно перешел в лучший мир, и выражение лица его было спокойным, не искаженным предсмертными муками.

Бригитта коснулась его щеки и наклонилась, чтобы поцеловать его. Выпрямившись, она взглянула на мужа, который изо всех сил старался сохранить строгий, подобающий настоящему мужчине вид.

Следующей подошла Гленда. Йен поднял ее на руки и подержал возле гроба.

– Он спит? – громко прошептала девочка. Губы Йена дрогнули.

– Да, теперь он не проснется до дня Страшного суда.

Подражая Бригитте, девочка потянулась и поцеловала деда в щеку.

– Прощай, – серьезно произнесла она. – Значит, я буду скучать по тебе до дня Страшного суда. Жди меня, чтобы мы вместе могли войти в Божий сад, как ты обещал.

Услышав это, четверо взрослых в зале не могли сдержать слез. Йен поставил девочку на пол.

– Отведи Гленду наверх, – посоветовал он Бригитте. – Я хочу, чтобы ты отдохнула, прежде чем приедут Кэмпбелы.

Бригитта кивнула и повела Гленду с собой. До оставшихся в зале мужчин долетели слова ребенка:

– Бри, а когда будет день Страшного суда? После Рождества?..

Герцог Арджил со своей свитой, включающей и Магнуса с его молодой женой Эврил, прибыл в Данридж, когда уже начинало темнеть. Йен, Перси и Антония стояли во дворе, чтобы встретить их.

Спешившись, герцог крепко пожал руку Йену, потом Перси. Он был безмерно потрясен безвременной кончиной своего самого верного друга, к чьей помощи за все эти долгие годы прибегал не раз. В глубине души герцог чувствовал свою вину за смерть Черного Джека. В конце концов, думал он, эта распря с Менци никогда бы не началась, если бы… Черт! Эта глупость случилась с ним так давно.

– Печальное событие свело нас всех вместе, – сказал герцог. – И кто бы мог подумать? Как много моих друзей ушло в мир иной… Это, конечно, предвестие моей собственной судьбы… – старое мучительное воспоминание снова всплыло, терзая душу герцога. – Перед кончиной ваш отец не говорил вам о…

– Говорил, – перебил его Йен, – я все запомнил. За смерть моего отца Менци поплатится жизнью.

– Йен, Перси. – Магнус пожал им руки, потом подтолкнул вперед свою спутницу. – А это моя жена Эврил, урожденная Хантли. Прошу любить и жаловать.

Эврил сделала реверанс.

– Милорды. Графиня.

– Миледи, – поправила ее Антония, впрочем, весьма довольная такой ошибкой. – Графиня вот-вот выйдет.

– Это леди Антония, – представил ее Йен. – Вдова моего брата Малкольма.

Он провел гостей в зал, где был подан поминальный ужин. Несколько минут спустя в дверях появилась Бригитта. Увидев ее, Йен встал и проводил жену к главному столу.

На правах старого друга Магнус с улыбкой обнял ее.

– А ты похорошела с тех пор, как я видел тебя в последний раз.

– Спасибо, – покраснела Бригитта. – Простите, что я не могу приветствовать вас реверансом, – обратилась она к герцогу, – но, как видите, я не способна на такие движения.

– Ты славно выглядишь, – похвалил ее герцог. – Для мужчины нет более приятного зрелища, чем женщина, вынашивающая ребенка. – Он посмотрел на Йена. – Особенно когда эта женщина – его жена. Надеюсь, – добавил он, – что в скором времени наша Эврил будет выглядеть так же.

Эврил нервно сглотнула. Ее голубые глаза расширились от ужаса, когда она уставилась на огромный живот Бригитты.

– Бри, – вмешался Магнус, – познакомься с моей женой Эврил.

– Поздравляю вас, – улыбаясь, сказала Бригитта. – Жаль, что мы не могли присутствовать на свадьбе, но в моем положении трудно путешествовать.

Эврил кивнула и ответила приветливой улыбкой, с трудом оторвав испуганный взгляд от живота Бригитты.

– Наша дорогая Бри так чудовищно растолстела, – приторным голосом произнесла Антония, – что некоторые даже удивляются, а не ошиблась ли она в сроках беременности.

Значение этой фразы осталось непонятным для всех, кроме Йена и Бригитты, которые предпочли просто не заметить ее.

Как и положено, поминальный ужин прошел тихо. Подали лосося, жареного барашка, засахаренные фрукты и хлеб.

– Каков твой план мести? – спросил герцог.

Йен открыл было рот, чтобы ответить, но почувствовал на своем локте руку Бригитты. Он встретился с ней глазами и был не в силах устоять против ее молчаливой мольбы.

– Я еще обдумываю это, – сказал он герцогу. – Я бы хотел получить ваш совет на этот счет, когда закончатся похороны.

Герцог кивнул и перевел взгляд на Бригитту.

– А твой зверек, он все еще живет здесь?

– Какой зверек? – недоуменно спросила Эврил.

– Хитрец, мой ручной лисенок, – объяснила ей Бригитта. – Он прибился ко мне в лесу, когда я убежала от Йена.

– Вы убежали?! – Глаза Эврил заблестели, и она украдкой взглянула на собственного мужа. – Я бы никогда не решилась на такое.

– Тебе никогда и не приходилось ничего решать, дорогая, – насмешливо произнес Магнус. – У тебя ведь никогда не было никаких проблем. Хантли избаловал тебя.

В глазах Эврил сверкнул гнев, но Магнус только хмыкнул и поцеловал ее в щеку.

– Постарайся держать себя в руках, – шепнул он ей на ухо. – Помни, где мы, и веди себя соответственно.

Эврил закрыла рот, а Магнус обратился к Перси:

– Значит, ты вернулся из Эдинбурга, кузен?

– И снова уеду туда через несколько дней.

– Если хочешь, можешь остановиться там в особняке Кэмпбелов, – вмешался герцог.

– Я тоже появлюсь там после Нового года, – добавил Магнус.

Взглянув на Эврил, Бригитта подавила улыбку. Щеки молодой женщины пылали от сдерживаемой ярости. Похоже, леди Эврил останется в Инверари, в то время как ее муж будет танцевать на королевских балах.

– Только убедись, что у тебя будет наследник, прежде чем ввяжешься в очередные королевские интриги и снова начнешь рисковать своей головой, – ворчливо предупредил его герцог.

– Сделаю все, что смогу, – с улыбкой ответил Магнус.

После ужина волынщики заиграли траурную мелодию, и воины клана Макартуров, отдавая дань уважения своему павшему вождю, двинулись по залу в ритуальном похоронном танце. Исполнив его, они ушли, и осталась только семья, которая должна была провести ночь у тела графа до самого погребения на следующее утро.

– Отведи Эврил в ее комнату и сама отправляйся спать, – сказал Йен жене. – Тебе нет необходимости оставаться тут всю ночь.

– Я все-таки останусь, – упрямо сказала Бригитта.

– Я покажу леди Эврил ее комнату, – предложила Антония, которой вовсе не хотелось, изображая скорбь, сидеть возле мертвеца. К тому же она надеялась на дружбу с будущей герцогиней Арджил.

Вся семья уселась на грубую деревянную скамью, поставленную возле гроба. Первый час прошел в молчании. На втором часу Бригитта почувствовала себя нехорошо. Малыш не успокаивался ни на минуту, он то и дело ворочался в животе, смещаясь из стороны в сторону.

– Тебе плохо? – спросил ее шепотом Йен. – Иди в постель.

– Нет, я останусь, – настаивала она. – Ребенок все равно не даст мне уснуть.

Йен покачал головой, потом встал и вышел из зала. Через несколько минут он вернулся и протянул ей маленький стаканчик виски.

– От этого малыш быстрей уймется.

Бригитта зажала себе нос и одним духом проглотила виски, потом сморщилась и слегка передернула плечами. Спустя некоторое время малыш и впрямь затих, но и саму Бригитту неудержимо начало клонить в сон. Глаза ее закрылись в дремоте.

– Я отведу тебя наверх, – прошептал Йен, обнимая ее. – И не спорь со мной.

Бригитта слишком устала, чтобы протестовать. При звуке его голоса глаза ее лишь на мгновение раскрылись, но тут же закрылись снова. Он поднял ее на руки и понес наверх в спальню.

51
{"b":"10737","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путь самурая
Основано на реальных событиях
Камни для царевны
Князь Пустоты. Книга третья. Тысячекратная Мысль
Мгновение истины. В августе четырнадцатого
Ищи в себе
Роберт Капа. Кровь и вино: вся правда о жизни классика фоторепортажа…
Русь сидящая
Всплеск внезапной магии