ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Экономка улыбнулась и покачала головой.

– Он пил теплое козье молоко из маленького бурдюка.

Появилась леди Антония, изобразив на лице явно фальшивую улыбку.

– Ах, ты уже вернулась! – обратилась она к Бригитте. – Как это чудесно!

Не желая, чтобы ей испортили настроение, Бригитта просто ничего не ответила, сделав вид, что не слышала.

– Кузен Магнус, – сказала Антония, – как я рада снова видеть тебя. Всегда-то ты знаешь, где именно надо спасать мою дорогую невестку.

Магнус усмехнулся.

– Я тоже рад видеть вас, леди Антония. Радуюсь вашему хорошему настроению и вечной жизнерадостности. А что касается остального… – Он пожал плечами. – Скажем так, это была судьба.

– Расскажите нам, как это произошло, – не унималась Антония.

– Прежде всего, – начала Бригитта, – в том, что случилось, виновата я сама. Я совершила глупость, отправившись на прогулку без провожатых. Когда я ехала к озеру, какой-то воин из клана Менци подстрелил из лука Хитреца, а потом напал на меня и, связанную, привез к Длинному мысу. Он оставил меня там, на скале в бухте. Я едва не утонула во время начавшегося прилива. Но, к счастью, вблизи оказались Макдональды, они и спасли меня.

– А вы очень испугались? – спросила Гленда, широко раскрыв глаза.

– А ты бы не испугалась? – вместо ответа спросила Бригитта.

Девочка кивнула:

– Ну еще бы!

– Неужели ты оставишь Менци безнаказанными после всего этого? – обратилась к Йену Антония.

– А ты как думаешь? – усмехнулся он.

– А что это был за человек, Бри? Ну, тот, что напал на тебя? – Антония говорила небрежным тоном. – Ты можешь его описать?

– Он того не стоит, – громко заявил Йен. – Моя жена уже расправилась с этим негодяем.

От радостных возгласов, раздавшихся в зале, казалось, задрожали стены и потолок.

Антония побледнела. Финлей!.. О, горе, эта англичанка убила ее брата! Никто не заметил, как она выскользнула из зала с внезапно изменившимся лицом.

Беседа за главным столом перешла на другие, более приятные темы. Крошка Даб переходил из рук в руки: от матери к отцу, потом к крестному, потом снова к матери.

– Пора спать, – наконец объявила Бригитта. – Маленьким детям и выздоравливающим зверям надо много спать. Спокойной ночи всем.

И вместе с Глендой, не отстающей от нее ни на шаг, Бригитта с Дабом на руках направилась к выходу. Хитрец тут же затрусил за ними.

– Даджи! Джеми! – позвал Йен и, когда братья подошли, приказал: – Первое, что надо сделать к утру, – это подготовиться к схватке.

– Отлично! – воодушевился Даджи.

– С удовольствием, – добавил Джеми, и братья вместе вышли во двор.

– Глядя на вашу счастливую семью, – заметил Магнус, – меня и самого тянет вернуться в Инверари.

– Кстати, как поживает Эврил?

– Да я не видел ее уже два месяца, – ответил он. – Но теперь, отчитавшись перед королевой, я сразу же отправлюсь домой и постараюсь осесть там надолго. Пора уже подарить отцу нескольких внуков, чтобы ему было, кого нянчить и над кем ворковать.

Йен рассмеялся.

– Не могу себе представить герцога Арджила воркующим. А не хочешь ли обручить первую из своих дочерей с моим Дабом? В конце концов она бы стала графиней.

– Договорились, – улыбнулся Магнус и, пожав кузену руку, перешел на другую тему. – Как ты собираешься выманить Менци из замка Вим?

Йен широко улыбнулся:

– Это сделает Перси.

– Перси? – с сомнением переспросил Магнус. – Этот шалопай?

– Когда увидишь его в Эдинбурге, передай ему от меня послание. Всего лишь три слова.

– Каких?

– Пора хватать добычу.

18

Эдинбургский замок

– Ты не могла бы заменить меня сегодня у королевы?

– Хорошо. Я скажу, что тебе нездоровится. Две молоденькие фрейлины походили на пару кукол, одинаково красивых, но во многом противоположных одна другой. Обе стройные, миниатюрные, но черные волосы Шены Менци резко контрастировали с белокурыми локонами и голубыми глазами Доротеи Драммонд. Как два драгоценных камня в одной оправе, они сидели, уединившись в укромном уголке комнаты.

– Как это романтично!.. – протянула Доротея, дав волю своему пылкому воображению. – У тебя с лордом Макартуром запретная любовь… тайные свидания… Ох! Как бы я хотела быть на твоем месте!

– Мы с Перси только раз погуляли вместе в парке, – засмеялась Шена. – А ты говоришь так, словно это Бог знает что.

– Ах, чарующие мгновения, – вздохнула Доротея. – Что ни говори, а это так волнующе, прятаться и скрывать свои чувства.

– В этом ты права, – согласилась Шена. – Если бы Мардок был при дворе, мы не могли бы так свободно разгуливать.

– Горцы – народ необузданный. А вдруг лорд Макартур похитит тебя и увезет в свой замок?

– Ну что ты. – В темных глазах Шены искрилось веселье. – Ведь у Перси нет своего замка. Это его брат носит титул графа и является владельцем Данриджа.

– А что бы ты сделала, – продолжала расспрашивать Доротея, – если бы он тайно увез тебя в замок своего брата?

– Ну, сначала нам, конечно, понадобился бы священник, – рассудительно заметила Шена, – а потом можно и снова ко двору.

И обе девушки весело рассмеялись.

– Ну, мне пора, – сказала Шена. – До вечера.

– До вечера.

Покинув свою комнату, Шена по длинному коридору направилась к лестнице. А, выйдя во двор, прямиком пошла к конюшне, где, как было условлено, ее уже ждала оседланная лошадь. Одарив веснушчатого грума улыбкой, она вложила ему в руку монету и легко вскочила в седло.

Перси ждал ее на эспланаде возле замка. Как обычно при виде любимого, Шена вся засветилась от радости. Его смеющиеся голубые глаза и мягкая обаятельная улыбка разительно отличались от вечно угрюмой настороженности ее брата. Мардока она всегда побаивалась и чувствовала себя рядом с ним довольно скованно.

– Куда ты меня повезешь? – спросила она, застенчиво глядя на Перси из-под черных ресниц.

– Сегодня на редкость хороший день, – ответил он, сворачивая на Хай-стрит. – Я думаю, неплохо бы прокатиться за город. Ты не возражаешь?

– Только если ты не забыл прихватить еды.

– Как ты могла подумать?! – воскликнул он, притворившись изумленным. – Разве я могу забыть о такой важной вещи, как еда?

Хотя солнце и не было видно за тонкой пеленой облаков, день оказался необычайно теплым для этого времени года. Скоро Эдинбург остался позади.

– Как хорошо кататься, не думая о том, что кто-то нас увидит, – сказала Шена, наслаждаясь этим замечательным ощущением – быть наедине с человеком, которого любишь. – Если бы Мардок вечно оставался в Виме, каждый день для нас был бы похож на этот.

– Жизнь полна этими «если бы», – философски заметил Перси. – Но люди, которые хотят добиться успеха, не должны полагаться на судьбу. Свое счастье надо ковать самим.

Съехав с дороги, они углубились в лес и вскоре остановились возле небольшой речки. Перси спешился и помог сойти Шене. Напоив лошадей, он привязал их к дереву и повесил им на шею торбы с овсом.

– Я вижу, ты обо всем подумал, – улыбнулась Шена.

– Конечно, – подмигнул он. – А теперь можно подкрепиться и нам с тобой.

Достав из одной из седельных сумок покрывало, Перси передал его Шене. А пока она расстилала его под деревом, он принес их завтрак: хлеб, сыр, ветчину и вино.

Когда они поели, Перси разлегся на покрывале, глядя в небо, а Шена принялась убирать остатки еды. Он протянул руку, чтобы погладить ее по щеке. Шена улыбнулась.

Перси, взяв ее за руку, привлек девушку к себе на грудь и приник долгим поцелуем к ее губам, потом, мягко перевернув ее на спину, принялся жарко целовать ее глаза, щеки, нежную шею.

Отпрянув, он сверкающим взглядом посмотрел в черные глаза Шены.

– Я люблю тебя, – прошептал он.

– И я люблю тебя. Если только…

– К черту все эти «если»! – прервал ее он. – Ты выйдешь за меня замуж, Шена?

– Да, – без колебаний ответила она. – Но как убедить Мардока, чтобы он разрешил нам это? Может быть, королева…

60
{"b":"10737","o":1}