ЛитМир - Электронная Библиотека

– Эта дура сбежала! – Затем, уже спокойнее, добавил: – Но уйти далеко она не могла. Мод, поищите ее в доме. Ты, Лиам, беги в конюшню. Я посмотрю на кладбище.

И, развернувшись на каблуках, Терлоу стремительно направился к выходу.

В то время, когда Терлоу отдавал распоряжения Мод и Лиаму, Кэтрин уже шла по кладбищу. Ночь выдалась безлунной, и в темноте женщина ничего не видела. Она медленно продвигалась вперед, подстегиваемая страхом, а обостренный слух ловил малейших шорох.

Вдруг в темноте послышался храп лошади, и Кэтрин поспешила в том направлении. Вскоре она уже различила во мраке очертания двух коней. Однако, к величайшему разочарованию женщины, там, где она ожидала увидеть Хью, стоял Тим.

– Что ты здесь делаешь? – удивилась Кэтрин. – Ты решил ехать с нами?

– Н-нет, э-это я у-устроил ваш побег, – заикаясь от волнения, ответил мальчик. – Я вам со-солгал про н-незнакомца и про по-послание тоже…

Горькие слезы разочарования хлынули из глаз Кэтрин и покатились по перемазанным землей щекам, оставляя на коже светлые полосы. Женщина смотрела на Тима, прекрасно понимая, что ей, беременной, не добраться до Дублина с помощью лишь слабоумного мальчишки. Это была не просто глупая затея – это было слишком опасно.

– Нет, Тим, мы с тобой никуда не поедем, – решительно произнесла она, лихорадочно соображая, как незамеченной вернуться в дом. – Я ведь правда считала, что ты передал мне послание от моего супруга.

– У нас нет времени на разговоры, миледи, – взмолился Тим, не обращая внимания на возражения Кэтрин. – Нам пора ехать.

– Мы не сможем убежать, Тим, только навлечем на себя гнев Терлоу, – попыталась она объяснить мальчику свой отказ.

– Но я должен помочь вам, вы же мой лучший друг, – упрямился Тим, хватая Кэтрин за руку. – Поедем!

Кэтрин резко дернулась, высвободила руку из его цепких пальцев, но в тот же миг услышала, как Тим захрипел, а глаза его расширились от боли. Внезапно он пошатнулся и стал падать. Кэтрин, ничего не понимая, хотела поддержать мальчишку, но под тяжестью его тела не устояла на ногах и медленно опустилась на колени. И тогда она увидела кинжал, по самую рукоятку вонзенный в спину Тима.

– Святая богородица! – вскричала она. – Что это?

Ответом ей было молчание. И пустота в мертвых глазах.

– О боже, – прошептала Кэтрин, склоняясь над распростертым на земле телом мальчика.

Но не успела Кэтрин опомниться от страшного потрясения, как из мрака выступил Терлоу. Он схватил кинжал, рванул на себя, а затем тщательно вытер окровавленное лезвие о рубашку мертвеца.

Женщина завороженно смотрела, как на спине у Тима растет темное пятно. Вдруг опомнившись, она вскочила на ноги и бросилась бежать. Ей казалось, что она только что заглянула в холодные бесстрастные глаза смерти, и, подчиняясь инстинкту самосохранения, в бегстве искала спасения.

Терлоу настиг ее в два прыжка. Он навис над ней, как грозный бог возмездия. Схватив женщину за руку, он развернул ее к себе и ударил кулаком по лицу.

От сильного удара в глазах у Кэтрин потемнело, она пошатнулась и стала падать, но Терлоу удержал ее за плечо и ударил еще раз. Из носа и рассеченных губ Кэтрин хлынула кровь.

– Вероломная сука, – прорычал Терлоу и потащил ее к дому. Женщина в состоянии полуобморока даже не пыталась сопротивляться.

– Лиам! – рявкнул Терлоу, проходя сквозь толпу воинов, собравшихся во внутреннем дворе. – Приведи с кладбища лошадей и забери мертвеца!

В холле, беспокойно вышагивая взад-вперед, ждала Мод. При виде окровавленного лица Кэтрин она вскрикнула и в ужасе уставилась на Терлоу. Не говоря ни слова, О'Нейл стал подниматься по лестнице, подталкивая вперед свою пленницу. Перепуганная Мод поплелась вслед за ними.

Внезапно Терлоу резко повернулся к экономке, и Кэтрин, теряя равновесие, упала на колени. О'Нейл подхватил ее под локоть и рывком поставил на ноги, едва не вывернув ей плечо. Не обратив внимания на крики женщины, он толкнул ее в спину, заставляя подняться на следующую ступеньку.

– Тима заверните в саван. Завтра утром похороним его, – распорядился Терлоу, не глядя больше на экономку.

– Святая Дева Мария! – вскричала Мод и осенила себя крестным знамением, а потом добавила: – Леди Кэтрин ранена.

– Я сам позабочусь об этой дьяволице! – не поворачивая головы, рявкнул Терлоу и снова потащил стонущую от боли, не способную сопротивляться Кэтрин в ее комнату.

Пинком раскрыв дверь, он втолкнул Кэтрин в спальню с такой силой, что женщина упала. Затуманенными страхом и болью глазами смотрела она на нависшего над ней разъяренного гиганта.

– Не бей меня, пожалуйста, – взмолилась она.

Терлоу с отвращением пнул ее ногой, а затем поднял одну из разбросанных по комнате сорочек. Смочив ткань водой из таза, он вернулся к лежавшей на полу Кэтрин и опустился перед ней на корточки. Дрожа от ужаса, женщина отползла в сторону.

Не обращая внимания на мольбы беглянки, он до боли сжал ее плечо.

– Не двигайся – а то убью! – пригрозил он ей. Не церемонясь, Терлоу вытер грязь и кровь с ее лица, осмотрел рассеченную губу, разбитый нос и заплывший чернеющим кровоподтеком глаз. Женщина выглядела ужасно, но опытный взгляд Терлоу сразу определил, что шрамов у нее на лице не останется.

– Ты собиралась бежать, – глухо проговорил он, прикладывая к ее разбитой губе холодную влажную ткань.

– Нет, – возразила Кэтрин, вновь пытаясь отодвинуться, но Терлоу держал ее крепко.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что этот сопляк собирался похитить тебя? Может, даже изнасиловать? – насмешливо спросил он.

– Нет! – Кэтрин помотала головой. – Он не…

– Все равно он мертв, – сквозь зубы процедил Терлоу, бросив на Кэтрин полный ненависти взгляд. – Почему бы тебе не свалить все на него?

Воспоминание о жестоком убийстве паренька вернуло Кэтрин к действительности.

– Ублюдок! Зверь! – закричала она, и во взгляде ее сверкнула безумная ярость. – Убийца грязный!

Оскорбленный Терлоу поднял руку для нового удара, но вовремя опомнился.

– Ты сама во всем виновата, – резко сказал он. – Это из-за тебя я убил Тима. Его смерть на твоей совести. Вот и живи с сознанием этого, если сможешь.

Терлоу усмехнулся, глядя Кэтрин прямо в глаза, а затем развернулся на каблуках и вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь.

– Нет, нет, – прошептала женщина в пустоту своей спальни и, закрыв лицо руками, разразилась горькими рыданиями. – О Тим! Ведь я не знала… Я и не думала, что ты решишься на такое! Прости меня, мальчик!

Утро следующего дня встретило обитателей Данганнона дразнящими весенними запахами. Солнце светило ярко, и западный ветер дул мягко, словно ласкал землю. Воздух был пропитан теплом и каким-то особым умиротворением. Но спокойствие, разлитое в воздухе, лишь подчеркивало ужас событий предыдущего вечера.

В это утро хоронили Тима. Терлоу стоял около могилы и наблюдал за тем, как завернутое в саван тело юного конюха опускали в свежевырытую яму. Он был озадачен, так как не вполне понимал, какие именно причины привели к трагическим событиям прошлого вечера. Терлоу признавал, что убийство подростка не было для него, главы О'Нейлов, особой доблестью. Потому он старался убедить себя в том, что вся вина за гибель мальчика лежит на Кэтрин. Он считал, что женщина уговорила Тима помочь ей бежать, но все же не был до конца в этом уверен. Он просто не представлял, как женщина столь благородного происхождения могла воспользоваться в собственных целях привязанностью и доверчивостью слабоумного подростка, понимая, что ему грозит в случае неудачи их замысла. А о какой удаче могла идти речь с таким помощником? Впрочем, Кэтрин никогда не отличалась благоразумием.

«Ее надо заточить в темницу, – думал Терлоу, – не то у нее появится более умный и опытный союзник».

Даже не взглянув на завернутое в саван тело, О'Нейл решил, что мальчишке уже ничем не помочь, и облегченно вздохнул: чувство вины исчезло окончательно, Терлоу отвернулся от могилы и выбросил из головы мысли о Тиме.

48
{"b":"10738","o":1}