ЛитМир - Электронная Библиотека

– Меня абсолютно не интересуют ни Шотландия, ни принц Рудольф, – сморщилась Анджелика, посмотрев сначала на мужа, а потом на Чарлза Эмерсона. – Кстати, милорд, вы не хотели бы закончить нашу партию в кости, которую мы начали в Лондоне несколько недель назад?

– Извините, миледи, но я дал себе клятву на какое-то время воздержаться от любых азартных игр.

Анджелика почувствовала, как ее начинает охватывать раздражение. Она изобразила на лице учтивую улыбку и со вздохом сказала:

– Что ж, тогда закончим как-нибудь в другой раз. После ужина взрослые поднялись на второй этаж в небольшую гостиную. Остановившись в коридоре, чтобы обнять обоих детей, Анджелика сказала, обращаясь к Дейзи:

– Тебе пора готовиться ко сну. Я скоро приду и, как всегда, что-нибудь расскажу тебе на сон грядущий.

– А мне? – спросил Колин.

– Тебе, наверное, расскажет сказку твоя мама. Разве не так?

– Не так! – захныкал Колин. – Она мне никогда не рассказывает сказок и ничего не читает. Перед сном это делает для меня миссис Хони.

Анджелика задумалась. Как может мать отказать своему ребенку в сказке перед сном? Очевидно, Венеция не менее жестокая мать, чем Люсиль…

– Хорошо! – сказала она Колину, погладив мальчика по головке. – Я расскажу и тебе очень интересную сказку.

Анджелика повернулась и пошла вслед за остальными взрослыми в гостиную второго этажа. Оттуда уже доносились голоса.

Анджелика глубоко вздохнула и уже намеревалась войти. Но застыла на месте, услышав обрывки разговора мужчины и женщины, стоявших, видимо, у широко раскрытых дверей гостиной. То, что это были Венеция и Роберт, она поняла сразу.

– И долго эта девчонка Дюбуа будет здесь торчать?! – истеричным голосом спрашивала Венеция. – Разве не ясно, что ее пребывание в доме компрометирует его светлость. А это может сказаться на будущем положении Колина в обществе!

– Моя дочь будет всегда жить со мной, – раздраженно отвечал Роберт. – Более того, мы с женой решили ее удочерить.

– Но ведь это просто непристойно! – протестовала Венеция.

Анджелика переступила порог и встала рядом с мужем.

– Я ей сейчас отвечу, – тихо сказала она Роберту.

– Пусть будет так.

– Венеция, – начала Анджелика, – десять лет назад, когда ваш отец ограбил моего, вы и вся семья Эмерсон отнюдь не принадлежали к сливкам общества. Так вот. Эта ситуация может повториться, если вы не оставите в покое Дейзи. Ибо я всем расскажу о том, какое сборище подлецов и мерзавцев представляют собой Эмерсоны.

– Да как вы смеете такое говорить?? – вскричал стоявший неподалеку и слышавший весь разговор Чарлз. – Или вы забыли, что я граф Винчестер?

– Меня абсолютно не интересуют ваши титулы, ибо они, как и все ваше состояние, украдены у других. Но я твердо намерена…

– Мне хотелось бы выпить бокал мадеры! – прервал Анджелику стоявший рядом герцог.

– Я сейчас принесу, дорогой, – тут же откликнулась тетушка Рокси. – А вам, Чак… извините, Чарлз, тоже налить?

– Да, конечно!

– Анджелика, помоги мне. Наверное, еще кто-нибудь захочет попробовать этого прекрасного напитка. Поэтому нужно будет принести несколько бокалов на подносе.

Анджелика случайно взглянула на Роберта и заметила улыбку на его лице. Заговорщически улыбались и его друзья, и ее сестры. Не понимая, в чем дело, Анджелика все-таки повернулась и пошла за тетушкой. Та подозвала знаком лакея, стоявшего с подносом, уставленным чистыми стаканами, и что-то шепнула ему на ухо. Тот исчез на минуту и вернулся вновь с бокалами, уже доверху наполненными вином солнечного цвета.

– Мадера? – спросила Роксанна.

– Так точно, миледи!

– Дайте мне поднос. Я хочу сама отнести. Тетушка оглянулась по сторонам и, убедившись, что никто из гостей не обращает на неё никакого внимания, быстрым движением высыпала из перстня какой-то порошок в один из бокалов.

– Запомни этот бокал, – шепнула она Анджелике. – Он предназначен для графа Винчестера. Коль скоро этот мерзавец что-то заподозрил и отказался с тобой играть, дадим ему выпить мадеры нашего разлива. Это станет частью плана мести. Только смотри не перепутай!

– Уж будьте уверены, не перепутаю! – рассмеялась Анджелика, принимая поднос.

Она подошла к Эмерсону и, взяв с подноса тот самый бокал, вручила ему. Сама же села на стул рядом с сестрами, избегая смотреть в сторону Чарлза.

Эмерсон присоединился к группе мужчин, оживленно разговаривавших об охоте на шотландских уток. Там же стояла и Венеция.

Прошло около четверти часа. И вдруг Эмерсон схватился за живот и громко застонал.

– Что случилось? – испуганно спросила Венеция.

– Живот!.. Ужасная боль!..

Лицо его сделалось мертвенно-бледным.

– Венеция! – позвал он дочь, складываясь чуть ли не пополам от боли.

– Что с тобой?

– Венеция, меня отравили!

– Не может этого быть! – возразила тетушка Рокси. – Мы все здесь ели и пили одно и то же.

– Вы подбавили яд в его мадеру! – воскликнула Венеция, со злобой смотря на Анджелику. – Вы!

– Не говорите глупостей! – вступилась тетушка Рокси за племянницу, – Я же все время стояла рядом с ней!

– Мне нет никакого дела до того, где стояли вы. Знаю только, что у нее были причины желать смерти моему отцу. Вот она его и отравила!

Анджелика вскочила со стула и с выражением самой невинности на лице бросилась к Венеции:

– Не смейте разговаривать в таком тоне с герцогиней Инверари! – Испепелив Венецию ненавидящим взглядом, она вышла из гостиной.

– Спокойной ночи! – крикнул Джаспер.

– Убийцы! – взвизгнула Венеция.

А Чарлз Эмерсон продолжал держаться за живот и стонать.

Вернувшись в свою спальню, Анджелика переоделась и села у окна. Внезапно дверь распахнулась и в комнату ворвался Роберт:

– Что ты подмешала в мадеру Эмерсону? Он, похоже, умирает!

Анджелика с удивлением посмотрела на мужа. Неужели он верит, что она способна на хладнокровное убийство? Убийство Эмерсона? Даже мысли подобной у нее не было! Она просто хотела заставить этого мерзкого человека страдать так, как страдал по его милости ее отец. И не больше!

– Я жду от тебя ответа!

– Ты действительно мог подумать, что я способна на убийство?

– Нечего отвечать вопросом на вопрос! Говори, что ты подмешала ему в мадеру?

– Зачем ты спрашиваешь у меня? Ведь вы все решили подшутить над Эмерсоном. Это было видно по тому, как все вы с трудом удерживались от смеха!

– Да, но мы не думали, что Эмерсон отправится на тот свет.

– Он туда и не отправится. Тетушка Рокси подлила Чарлзу в бокал слабительного. Завтра утром он будет здоров как бык!

– Уф! – облегченно выдохнул Роберт. – Извини меня за то, что плохо о тебе подумал!

– Извиняю.

– Ты сердишься на меня?

Вместо ответа Анджелика повернулась к мужу спиной.

– Этот жест можно понимать как «да»?

– Понимай как хочешь! Насколько мне известно, никто еще не сомневался в способности Кэмпбеллов хладнокровно и логично мыслить!

Анджелика продолжала стоять спиной к мужу и только по щелчку дверного замка поняла, что он вышел из комнаты.

«Боже мой! – подумала она. – Меньше одного дня пробыли здесь Эмерсоны и уже успели поссорить меня с мужем! Но и Роберт хорош! Как он мог подумать, что я способна на убийство?!»

На следующее утро Анджелика проснулась поздно и долго не могла подняться с постели. Наконец встала, оделась, умылась и спустилась в столовую. В дальнем углу сидела Венеция.

Анджелика сделала вид, что не заметила ее, села за стол и принялась читать свежую газету, которую каждое утро вместе с чашкой кофе приносил ей Тинкер. Венеция встала и подошла к ней:

– Можно мне с вами поговорить?

– О чем?

– Во-первых, я хочу извиниться перед вами за свою вчерашнюю выходку. Неожиданный приступ у отца привел меня в такое паническое состояние, что я почти потеряла рассудок. Сегодня утром ему стало легче. Должна вам сказать, что у меня отлегло от сердца. Понимаете ли, у нас с отцом более теплые и близкие отношения, чем у него с Александром. Поэтому я так перепугалась. Еще раз прошу простить меня!

48
{"b":"10739","o":1}