ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ага, вот оно где, решение! Ни один уважающий себя уроженец Хайленда не стянет держать женщину, которая любит другого. Утром она все ему объяснит. По возможности мягко и тактично. Скажет, что они с Генри давно любят друг друга, и Кэмпбелу придется отступить. Ведь с этой своей бесконечной гордостью ему только и останется, что вернуться в Шотландию и как можно скорее расторгнуть их брак. Если этого недостаточно, он может сослаться как на причину и на дьявольский знак.

Эта смутная надежда подняла упавшее было настроение Роберты, но прошло еще много времени, пока сон наконец победил ее тревоги, и она уснула.

3

-Доброе утро!

Услышав это веселое приветствие, Роберта не стала открывать глаза. Наоборот, в тщетной попытке избавиться от непрошеной гостьи она натянула одеяло на голову.

– Пора просыпаться, – настойчиво продолжала тетка. – Я принесла тебе завтрак.

Роберта перевернулась на спину и неохотно откинула одеяло с лица. Леди Келли присела на край кровати. Ослепительно яркий солнечный свет проникал через окно и заливал комнату.

Роберта застонала, как от боли, и снова закрыла глаза.

Господи боже, она не любила яркий утренний свет. Гораздо больше ей нравилась таинственная мрачная красота ночи.

– Давно пора вставать, – сказала леди Келли. – Скоро явится твой красавец маркиз.

– Скажите Генри, чтобы пришел попозднее, – ответила Роберта, лежа с закрытыми глазами.

– Я говорю о маркизе Инверэри, – сказала графиня.

Воспоминание о предыдущем вечере наконец проникло в полусонное сознание девушки и заставило ее разом проснуться. Она поднялась в постели и собралась было сбросить одеяло, но вдруг передумала и села, прислоняясь к изголовью.

– Кэмпбел заставил себя ждать целых десять лет, – сказала Роберта, глядя в озабоченное лицо тетки. – Значит, и сам может подождать часок или два. Как по-вашему?

– Торопиться во время еды, разумеется, вредно, – с заговорщицкой улыбкой согласилась леди Келли. Она поставила поднос с завтраком на колени племяннице. – Надо есть медленно и хорошенько все пережевывать.

Роберта оглядела обычный утренний завтрак: хлеб, ветчина, яйца вкрутую и яблочный сидр. И вдруг неожиданная волна тоски по дому захлестнула ее – так остро ей захотелось шотландского хайлендского завтрака. Ячменные лепешки, овсяная каша и молоко старой Мойры наверняка лучше подкрепили бы ее перед неизбежной стычкой с маркизом Инверэри.

– Вы когда-нибудь скучали по горам Уэльса? – спросила Роберта, подняв взгляд на тетку.

– Каждый день моей жизни, – призналась та. – В этом причина, что мы проводим там каждое лето, вместо того чтобы сопровождать королеву Елизавету в ее ежегодных поездках по стране.

– Я бы отдала свой зуб за кружку молока, приготовленного старой Мойрой, – с тоской в голосе сказала Роберта.

– А кто эта Мойра? – спросила графиня. – И что это за молоко?

– Мойра – полновластная хозяйка и правительница кухни замка Данридж, – ответила девушка. – А молоко состоит из яиц и сливок, взбитых с сахаром и виски.

– Я скажу Дженингсу, чтобы он дал повару распоряжения, – сказала графиня.

Роберта покачала головой:

– Спасибо, тетя Келли, но получится не то. – И, отбросив тоску по дому, спросила: – А как наша Красавица?

– Изабель еще в постели, – ответила тетка. – Твой брат танцевал с ней до рассвета.

Эта новость немного подняла настроение Роберты.

– А здорово было бы, если бы Даб женился на Изабель! Тогда самая лучшая подруга станет моей невесткой. А впрочем, нет, этого не надо. Ведь я остаюсь в Англии и, значит, никогда не увижу ее.

– Дай маркизу Инверэри шанс, – посоветовала графиня.

– Я знаю, что у вас есть дар предвидения, – сказала Роберта, коснувшись руки тетки. – Можете вы сказать мне, кто будет моим мужем?

– У тебя уже есть муж, – сказала леди Келли с улыбкой.

– Я имею в виду, с кем я проживу жизнь: с Генри или с Гордоном?

– С человеком, предназначенным тебе судьбой.

– Но кто же он? – в нетерпении вскричала Роберта. – Неужели вы не знаете?

Она уже готова была умолять графиню поделиться своим особым знанием, но та поспешно перевела разговор на другое, сказав:

– Я принесла тебе сегодня подарок.

Леди Келли опустила руку в карман и достала ожерелье из сверкающих драгоценных камней. Один из рядов, шире остальных, был украшен в середине звездным рубином, редким камнем с шестиконечной звездой внутри.

– Оно же по-королевски роскошное! – выдохнула Роберта, не в силах оторвать от него глаз.

Графиня улыбнулась и протянула племяннице свой подарок.

– Ожерелье – это большой круг, символ вечности, – держа его на весу, объясняла она. – Это талисман, отвращающий зло. Я собрала его сама из камней, которые, как гласит легенда, исполняют желания. Фиолетовый аметист отводит страхи и возвращает надежды, розовый кварц открывает сердце, чтобы привлечь любовь и счастье, переливчато-зеленый авантюрин успокаивает, красный сердолик поддерживает храбрость, а белый агат благотворит.

Надев ей ожерелье через голову, леди Келли добавила:

– А самая надежная защита – этот звездный рубин на твоей груди. В нем заключен оберегающий дух. Если его владельцу грозит опасность, рубин темнеет, становится цвета голубиной крови.

– Сама ваша забота делает это ожерелье бесценным, – сказала Роберта и погладила рубин. – Благодарю вас. Обещаю всегда хранить его.

Некоторое время она сидела молча, словно обдумывая какую-то идею, пришедшую ей в голову. Наконец привычным движением провела пальцем по родинке на левой руке и спросила:

– Значит, что бы я ни пожелала, должно исполниться?

Леди Келли кивнула. Роберта закрыла глаза, коснулась рубина и прошептала:

– Пусть силы, обитающие в этом камне, сделают так, чтобы Генри и я…

– Нет! – воскликнула леди Келли, коснувшись руками племянницы и прервав заклинание.

Роберта от неожиданности открыла глаза и в изумлении уставилась на тетку.

– Вмешиваться в чужую судьбу нельзя, – объяснила леди Кслли. – Ты не можешь изменить то, что предрешено, ты должна просто принять это. Понимаешь?

Роберта отрицательно покачала головой. Она совсем не понимала, о чем толкует тетя.

– Попроси любви и счастья, – сказала ей графиня, – и только судьба решит, какой мужчина предназначен тебе.

– Кажется, я поняла, о чем вы говорите, – Роберта снова закрыла глаза и коснулась рубина. – При помощи власти, обитающей в этом чудесном камне, я хочу добиться настоящей любви и счастья с тем, кого судьба дает мне в мужья.

– Хорошо сказано. – Леди Келли поднялась и пересекла комнату, направляясь к двери. – Уже почти десять часов, – сказала она. – Не будем томить маркиза особенно долго, поскольку терпение, похоже, не является одной из его добродетелей.

Оставшись одна, Роберта снова погладила заветное ожерелье. Если ей будет грозить опасность, рубин потемнеет. Она решила не спускать с камня глаз, где бы Гордон Кэмпбел ни встретился ей на пути.

Невольно образ маркиза возник перед мысленным взором, и что-то похожее на улыбку тронуло уголки ее губ. Что ни говори, Кэмпбел был чрезвычайно привлекательным мужчиной. Его резкие, но красивые черты и выразительные чувственные губы заставляли сердце девушки биться сильнее. Пронзительные серые глаза тревожили и вызывали беспокойство. Казалось, они смотрят ей в самую душу и за всей ее внешней бравадой в глубине видят робость и неуверенность.

И тут Роберта вспомнила Генри Талбота. Но как ни пыталась, вызвать милый и приятный образ маркиза Ладлоу не смогла. Она почувствовала стыд и вину перед ним.

Почему ей так трудно представить себе его улыбающееся лицо? Ведь она любит его, разве не так?

Отогнав от себя эти запутанные, тревожные мысли, она поднялась с постели и принялась одеваться. Желая разочаровать маркиза Инверэри, она оделась так просто, как только было возможно: в шерстяную черную юбку, льняную белую блузу и старые башмаки. Но неожиданно этот строгий наряд только оттенил истинную красоту ее свежего молодого лица. На шею она надела подаренное ожерелье, и его звездный рубин заалел поверх блузы. Потом заплела черные как смоль волосы в одну толстую косу, перебросила через руку черный плащ и взяла перчатки для верховой езды.

12
{"b":"10740","o":1}