ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут в ее сознании вновь всплыл тот странный вопрос ее тетки: «Ты хочешь остаться в Англии потому, что любишь Генри? Или ты любишь Генри потому, что желаешь остаться в Англии?»

И с каждым мгновением ответ становился все яснее в ее сердце, в ее рассудке, в ее душе. Ответ для нее неожиданный.

6

Гордон злился на самого себя, шагая по лужайке с сумкой для гольфа, перекинутой через плечо. На рассвете, после бессонной ночи, он решил выместить свое раздражение на мячах для игры в гольф.

Черт побери, надеяться на то, что эта крошка Макартур сама придет к нему, почти не приходилось.

Несмотря на раннее утро, небо было ясным и обещало прекрасный день. Клубы тумана почти рассеялись над землей, но все еще заволакивали реку. В утреннем воздухе разносился приятный запах дымка от множества очагов, которые слуги разжигали в домах, готовясь к новому дню.

Гордон прислонил сумку к старому дубу, вытащил клюшку и отошел на несколько шагов. Разметив по-зимнему бурый газон, он вытащил мяч и поставил его на метку. Потом встал в позицию и что было силы ударил по мячу.

Ба-бах!.. Мяч взлетел в воздух и исчез где-то в кустах. Что же он сделал не так с этой девицей Макартур? – спросил себя Гордон, уставившись в том направлении, куда улетел мяч.

По всей видимости, эта своевольная особа, на которой он женат, предпочла книгу стихов, которые все равно не могла прочесть, его собственному, продиктованному заботой о ней и тщательно выбранному подарку.

То, что Роберта Макартур в самом деле любит маркиза Ладлоу, никогда не приходило ему в голову. Ведь по сравнению с ним Генри Талбот был просто щенком. Гордон был уверен, что он более красив, обладает большим состоянием и занимает гораздо более высокое положение при дворе. В то время как этот Ладлоу был просто на побегушках у престарелой королевы, чье время уже пршло, он сам был личным другом молодого короля. А когда он унаследует отцовское герцогство, Роб Макартур станет бесспорной «королевой Арджила». Это весьма достойно.

Проклиная про себя женские капризы и глупость, Гордон достал из кармана и поставил на метку еще один мяч. Не сводя взгляда с мяча, он сильно замахнулся и ударил. Мяч перелетел через верхушки деревьев и на этот раз упал прямо в Темзу.

– Вы стараетесь загнать свои мячи подальше или просто избавляетесь от них? – раздался вдруг позади него чей-то женский голос.

Гордон обернулся. Сад был пуст. Неужели это отказ Роберты так расстроил его, что ему уже чудятся чьи-то голоса?

– Доброе утро, милорд, – со смехом сказал тот же голос.

– Где же вы? – позвал Гордон, обернувшись кругом. – Покажитесь.

– Я сижу на дубе.

Гордон повернулся к дубу и поднял взгляд. Рот у него раскрылся от изумления при виде удивительного зрелища, которое предстало ему. На толстой дубовой ветке сидела графиня Басилдон, супруга одного из знатнейших людей Англии.

– Что вы там делаете? – спросил Гордон, шагнув к дереву.

– Собираю омелу. – Леди Келли глубоко вдохнула свежий утренний воздух и окинула взглядом весь сад со своего насеста на дереве. – Я люблю рассвет. Поэтому одну из своих дочерей назвала Авророй.

Гордон улыбнулся.

– Может, помочь вам спуститься? – предложил он.

– Я и сама смогу, – отказалась графиня. Она грациозно спрыгнула с ветки и, как кошка, мягко приземлилась на ноги. – А вы тоже поднялись необычно рано.

– Едва ли я смог сомкнуть глаза больше чем на час или два, – признался Гордон.

– И что же помешало вашему мирному сну? – спросила леди Келли с улыбкой.

– Все то же, – ответил Гордон, бросая взгляд на окно Роберты на втором этаже дома. И добавил со вздохом: – Возможно, самое лучшее просто похитить ее.

– В этом случае вы потеряете всякую возможность завоевать ее сердце, – предупредила его леди Келли. – Вы уже так хорошо начали ладить с ней. Зачем же теперь все портить?

Гордон с сомнением посмотрел на графиню. По правде говоря, он понятия не имел, как ему быть дальше. С тех пор как он ощутил себя мужчиной, все женщины сами бросались в его объятия. И вот неожиданно он встретил такую, которая совершенно не интересуется им. И Гордон растерялся. Он понятия не имел, как произвести на нее впечатление. Ведь он был совершенно не подготовлен к такому повороту событий.

– Не представляю себе, что происходит в ее голове, – с грустной улыбкой признался он. – Она совершенно не похожа на женщин, которых я прежде встречал.

– Поверьте, милорд, вы с Робертой созданы друг для друга, – сказала графиня. – Я поняла это сразу, как только увидела вас.

Гордон снова взглянул на особняк и сказал:

– Жаль, что она сама не понимает этого.

– С сегодняшнего дня по календарю друидов начинается березовый месяц. Это означает, что любые начинания будут удачны, – с ободряющей улыбкой сказала ему леди Келли. – Кроме того, из крошечной искры может возгореться пламя.

– Что вы имеете в виду?

– Роберта беспокоилась, что вино с белым вереском может повредить вам, – сказала графиня. – А зачем вы подарили ей эти перчатки?

– Чтобы скрыть родимое пятно на ее левой руке.

Этот ответ, казалось, рассердил ее.

– Но для чего? – спросила она.

– Роберта чувствует себя неловко из-за него, хоть я и не понимаю почему, – ответил Гордон. – Десять лет назад, в тот день, когда мы поженились, она прятала руку за спиной. Она сказала тогда, что до нее дотронулось чудовище, живущее в спальне под кроватью. Я подумал, что эти перчатки дадут ей возможность чувствовать себя свободнее. Очень жаль, что она обиделась и отказалась от подарка.

– Значит, сами вы не находите в этом пятне ничего неприятного? – Леди Келли вздохнула с облегчением. – Но ухаживание, милорд – это волнующая игра. Разлука может заставить самое строптивое и упрямое сердце смягчиться и почувствовать в себе любовь. Это произошло и со мной, когда граф решил повести меня к алтарю. Видите ли, я отвергала все его ухаживания, но с помощью моей мачехи Ричард ухитрился поставить меня в такое положение, когда мне пришлось сказать ему «да». А как только мы подписали брачный контракт, он оставил меня и уехал ко двору.

Гордон хмыкнул:

– И что же вы сделали, миледи?

– Те две недели были самыми долгими в моей жизни, – призналась графиня. – Я боялась, что какая-нибудь бойкая придворная красавица привлечет внимание графа и завоюет его сердце. Я всегда спрашивала себя, не намеренно ли Ричард покинул меня тогда, не оттого ли, что знал: именно в этом случае я быстрее пойму, как сильно люблю его.

– А вы никогда не спрашивали об этом мужа?

– Зачем? Такие загадки и составляют часть жизненных удовольствий.

– Так что вы предлагаете сделать, миледи? – спросил Гордон с лукавой улыбкой. Ему было ясно, что она что-то задумала.

– У моего мужа имеются документы, которые надо срочно передать королеве Елизавете, – сказала леди Келли. – К сожалению, он забыл вручить их Генри. Почему бы вам не отвезти их? Вы могли бы остаться на несколько дней в Хэмптон-Корте и наслаждаться новогодними празднествами. А когда вы вернетесь, Роберта, возможно, уже разберется в своих чувствах.

Гордон, прищурившись, посмотрел на нее:

– А что, если это трюк, чтобы избавиться от меня?

Графиня бросила на него удивленный взгляд. Потом, ни слова не говоря, повернулась спиной и пошла по дорожке к дому.

– Извините. Я прошу прощения, – сказал Гордон, торопливо догоняя ее. – А вы в самом деле полагаете, что это поможет? Я ведь не привык иметь дело со строптивыми женщинами.

– Вы очень скромны, – насмешливо бросила графиня.

Гордон весело посмотрел на нее и пожал плечами.

– Заставить женщину захотеть что-либо легче, если она опасается, что не сможет этого иметь, – назидательно сказала ему леди Келли. – К тому же ваши серые глаза так напоминают горный туман, что только слепая может остаться бесчувственной к их таинственным глубинам.

С галантным видом Гордон склонился над ее рукой.

26
{"b":"10740","o":1}