ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гордон почувствовал, что краснеет, но тут же нашелся, сказав:

– Меня послали ко двору ради блага всего нашего клана. – Он повернулся к другу и спросил: – Хочешь отправиться со мной в Англию?

Мунго кивнул.

– Возможно, у короля будут послания для своих представителей.

– Я тоже мог поехать с тобой, – предложил Даб. – Мне всегда удавалось урезонить младшую сестренку.

Тряхнув головой, Гордон усмехнулся:

– Ну что же, пусть это будет последнее приключение в моей холостой жизни. Едем к этим английским дьяволам.

– Моя дорогая матушка родом из Англии, – напомнил им Даб. – И англичане не дьяволы, Горди, она такие же люди.

– Только дьяволы способны столкнуть с пути истинного невинную девушку и отвратить ее целомудренный взор от богом данного ей мужа, – напыщенно возразил Гордон.

– Возможно, этот муж и сам ничего не сделал, чтобы сохранить любовь своей супруги, – с непринужденной улыбкой заметил Даб.

Мунго фыркнул, заслужив еще один рассерженный взгляд задетого за живое маркиза.

– В чем бы ни была причина непокорности моей жены, – сказал Гордон, – я намерен направить ее на истинный путь.

2

-Будь что будет, но я решила рассказать Генри всю правду, – объявила Роберта. И, заметив сомнение на лице подруги, быстро добавила: – Клянусь, я это сделаю, как только он вернется сюда.

– Ты думаешь, это разумно? – спросила Изабель. – Ты ведь скрывала, что замужем, и это может рассердить его.

– Ну что ж, – сказала Роберта, пожав плечами. – Если Генри и вправду любит меня, он будет рад моему желанию добиться развода, как наиболее благоприятного выхода для всех нас.

– Я буду рядом на всякий случай, – пообещала Изабель, беря Роберту за руку.

– Как мне повезло, что ты со мной, – сказала Роберта, улыбаясь своей единственной

подруге. – Что бы я делала без тебя?

– Мне тоже повезло, – ответила Изабель, улыбаясь в ответ. – А когда, по-твоему, Генри вернется?

– Не знаю, – пожала плечами Роберта. – Надеюсь, что он будет дома к ночному празднику.

Разговаривая, подруги прогуливались по саду графа Басилдона, наслаждаясь погожим, хоть и прохладным деньком. Внешне очень разные, они как бы дополняли друг друга, словно две драгоценности – красивые и по отдельности, но особенно прекрасные вместе, когда оттеняли красоту друг друга. Обе невысокие, но стройные, они были сходны изящными фигурами, а черные как смоль волосы и изумрудные глаза Роберты составляли замечательный контраст золотистым локонам и небесно-голубым глазам Изабель.

Только что выпавший пушистый белый снег приглушал звук их шагов. Несколько снегирей слетелось на усеянные сочными ягодами ветви рябины, а корольки, которых так редко увидишь летом, красовались на верхушках берез. Слабый запах дыма чувствовался в кристально чистом воздухе.

– Тетя говорит, что по уэльскому обычаю положено целоваться под рождественской омелой, – сказала Роберта подруге. – И я решила позволить Генри один поцелуй.

– Келли немного язычница, не так ли? – с мягкой улыбкой спросила Изабель. – Кстати, твой дядя, похоже, в прекрасном настроении по случаю рождения шестой дочери.

– Тетя уверяет, что следующим непременно будет мальчик, – возразила Роберта. – Вот почему они назвали новорожденную Хоуп .

– Откуда она может знать, что у нее будет еще ребенок?

Роберта пожала плечами:

– Пока что она в этом не ошибалась… Ой!

– Ой! – вскрикнула и Изабель.

Что-то ударило им в спину, и обе девушки повернулись, когда по ним ударил второй залп снежков. Веселый смех маленьких девочек достиг их ушей.

– А мы вас подслушали, – закричала десятилетняя Блайт, появившись из-за живой изгороди.

Восьмилетняя Блис, таща за собой двойняшек, вышла из-за изгороди и спросила:

– Вы поиграете с нами?

– Пожалуйста! – хором взмолились Самма и Отма.

– Пожалуйста!.. – добавила и шестилетняя Аврора.

– У меня такое чувство, будто кто-то за нами подглядывает, – передернув плечами, вдруг сказала Роберта. – Пойдем отсюда.

Стоя рядом с ней, Изабель засмеялась, когда пять девочек Деверо бросились к ним.

– Мне тоже кажется, что кто-то наблюдает за нами, – сказала она.

– Ну-ка посмотрим. – Роберта оглянулась кругом, но не заметила никого, кто мог бы за ними наблюдать. Хотя неприятное чувство осталось.

– Сегодня вечером мы будем отмечать день рождения бабушки Талбот, – объявила Аврора, подбежав к ним.

– Мама сказала, что мы тоже будем с вами, – добавила Блайт, – если выспимся днем.

– Мы можем съесть весь пудинг, если захотим, – сказала Блис.

– И яблоки, и орехи, – с детской непосредственностью закричали Самма и Отма, рассмешив всех.

– Как вы думаете, меня кто-нибудь пригласит танцевать? – спросила Блайт, на личике которой застыли надежда и страх.

Роберта заметила тревожное выражение лица своей маленькой кузины:

– А тебе хочется танцевать?

Блайт кивнула и, краснея, призналась:

– С Роджером Дебре.

– Он же старый, – вмешалась Блис.

– И вовсе нет, – заспорила Блайт, поворачиваясь к сестре.

– Он ведь…

– Нет!

– В двадцать два года Роджера Дебре едва ли можно назвать старым, – вмешалась Роберта в их спор. И добавила, улыбнувшись девочке: – Я уверена, что он пригласит тебя на танец.

– А что, если слепить снеговика? – предложила Изабель, пряча улыбку.

– Еще мало снега, – с сожалением сказала Блис.

– Пошли туда, – Роберта махнула рукой в сторону дальнего уголка сада, где лежал еще нетронутый снег. – Я вам покажу что-то интересное.

Найдя участок рыхлого и достаточно глубокого снега, Роберта вынула из кармана левую руку, запахнула плотнее плащ и упала навзничь на снег. Потом слегка провела раскинутыми руками по нему вверх, к голове, и обратно, и осторожно поднялась, стараясь не повредить отпечаток. Встав, она кивнула девочкам, чтобы те подошли поближе.

– Что это такое? – спросила Аврора, разглядывая отпечаток на снегу.

Роберта открыла было рот, чтобы объяснить, но вдруг остановилась и нахмурилась: какое-то необъяснимое чувство, что за ними наблюдают, снова охватило ее.

– Так ты скажешь нам или нет? – потребовала Блис, дергая ее за рукав.

– А как вы сами думаете? – спросила Роберта, подавляя в себе настойчивое желание быстро оглянуться через плечо, чтобы захватить врасплох того, кто за ними подглядывает.

– Это ангел, – ответила Блайт.

Роберта улыбнулась:

– Правильно.

– Я тоже хочу сделать ангела, – потребовала Самма.

– И я, – сказала Отма.

– Хорошо. Мы с Изабель вас научим, – согласилась Роберта. – Идите сюда, здесь снег еще не истоптан. А теперь поплотнее запахните свои накидки…

Из высокого стрельчатого окна кабинета графа Басилдона пара пронзительных серых глаз внимательно наблюдала за тем, как две молодые девушки играют в саду с детьми.

Сосредоточив взгляд на миниатюрной черноволосой девушке – своей жене, Гордон Кэмпбел не мог на таком расстоянии ясно разглядеть ее черты, но отчетливо увидел изумрудно-зеленые глаза, те самые, которые с удивлением смотрели на него некогда с хорошенького лица ангелоподобной восьмилетней девочки. В самом ли деле она стала красавицей, как думалось тогда?

Где-то за его спиной Мунго говорил графу Басилдону:

– Я очень польщен знакомством с вами, милорд. Молва о вас дошла уже и до Шотландии.

Гордон усмехнулся про себя. Его приятелю Мунго никогда не удавалось забыть о богатстве человека, чтобы оценить, чего он стоит сам по себе. Характерная черта бедного человека, на которого деньги действуют завораживающе.

Почувствовав, как кто-то встал рядом с ним. Гордон взглянул налево и увидел, что Даб Макартур молча протягивает ему стакан виски. Взяв его, Гордон сделал большой глоток и тут же закашлялся, когда жгучая жидкость опалила его изнутри.

– Ну и крепость! – наконец выговорил он.

7
{"b":"10740","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Позиция сверху: быть мужчиной
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Отчаянная помощница для смутьяна
Бертран и Лола
Инженер. Золотые погоны
Прорыв
Постарайся не дышать
Венецианский контракт