ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дьюи. Библиотечный кот, который потряс весь мир
Дневная книга (сборник)
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Любовь. Секреты разморозки
Когда утонет черепаха
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
A
A

– Это подарок отца Даба, – с непринужденной улыбкой сказал граф Ричард. – Знаешь, я никогда не понимал, что находит Йен в этой стране, пока не познакомился с моей женой.

Трое молодых людей понимающе улыбнулись. Очевидно, англичанки так же склонны создавать мужчинам проблемы, как и представительницы их пола в Шотландии.

Даб показал в окно и спросил:

– А кто эта блондинка?

– Изабель Дебре, кузина одного из моих хороших друзей, – ответил граф Ричард. Он встал справа от Гордона и тоже выглянул в окно. – О, они с Робертой очень дружны.

– Странно, – пробормотал Даб.

Гордон повернул голову к своему шурину.

– А что в этом странного? – спросил он.

– Не могу припомнить, чтобы Роберта имела подруг, – рассеянно ответил тот, бросая заинтересованный взгляд на светловолосую красавицу, шедшую рядом с его сестрой. – Сколько ни вспоминаю ее, всегда вижу, как она гуляет по саду только с матерью.

– У всех есть друзья, – насмешливо сказал Гордон, снова взглянув в окно. – А кто эти маленькие девочки?

– Мои дочери, – ответил граф.

Не скрывая изумления, Гордон повернулся к нему и переспросил:

– У вас пять дочерей?

– Шесть, – усмехнулся граф Ричард. – Но крохе Хоуп еще только десять дней от роду, и она слишком мала, чтобы гулять с сестрами в саду.

– Хотели бы сына? Все еще впереди, – сказал Гордон, бросая на графа взгляд, полный сочувствия.

Даб и Мунго согласно кивнули. Граф Ричард улыбнулся и собрался было им ответить, но тут дверь открылась, и это отвлекло его внимание.

– Милорд, барка готова в путь, – сообщил Дженингс, дворецкий графа.

– Моя барка доставит вас по реке прямо в Хэмптон-Корт, где сейчас находится двор, – сказал граф, обращаясь к Мунго. – Это самый короткий путь. И, разумеется, мой шкипер останется там, если вы пожелаете.

– Благодарю вас, милорд, – ответил Мунго и повернулся к Дабу: – Ты поедешь со мной?

Даб бросил взгляд в окно на подругу своей сестры и отрицательно покачал головой.

– Меня интересует эта английская роза в саду, – ответил он. – Пожалуй, я останусь здесь на несколько дней.

– Зачем тратить время с одним симпатичным цветком? – возразил Мунго. – При дворе их можно найти целую дюжину.

Гордон быстро повернул голову и бросил на друга недоумевающий взгляд. По дороге в Англию он убедился, что Мунго терпеть не мог Даба. И вдруг зачем-то зовет его с собой.

– А я все же рискну, – с улыбкой сказал Даб. – Если же разочаруюсь, то через несколько дней встретимся при дворе.

– Как хочешь. – Мунго вслед за Дженингсом вышел из кабинета.

– Ну что, послать мне за Робертой? – спросил граф Ричард у Гордона.

– Они так очаровательно играют на снегу, – ответил тот, не сводя взгляда с жены. – Она, конечно, воспротивится, когда я велю ей собирать свои вещи.

– У тебя есть время, чтобы ее убедить, – сказал Даб. И, посмотрев на графа, добавил: – Мы остановимся рядом с Дауджер-хауз.

– Графиня и я устраиваем сегодня вечером прием по случаю дня рождения моей тещи, – сказал им граф Ричард. – Разумеется, вы оба приглашены, и Гордон сможет поухаживать за Робертой сегодня вечером.

– Ухаживать за собственной женой? – Это предложение удивило Гордона. – Вы, должно быть, шутите.

– Роберта желает остаться в Англии. Она и мой молодой шурин… – Тут граф Ричард осекся, оставив невысказанным то, что намеревался сообщить. Вместо этого он улыбнулся и добавил: – Послушайся совета. Твоя супружеская жизнь будет спокойной и мирной, если ты не приказом, а мягким убеждением заставишь мою племянницу следовать твоей воле.

Гордон ничего не ответил. Он смотрел в окно на свою юную жену и раздумывал над советом графа. Он вовсе не спешил обратно в Шотландию, поскольку путешествие в это время года было довольно опасным, особенно в горах. Что за беда, если придется немного и поухаживать за собственной женой, чтобы сделать ее податливой и нежной? Ведь гораздо приятнее возвращаться домой в Арджил с женщиной, которая любит его или хотя бы испытывает привязанность. А тащить строптивую, упирающуюся супругу через всю Англию и Шотландию – не слишком-то привлекательная перспектива.

Стоя рядом с ним, Даб Макартур поинтересовался:

– А девица Дебре тоже будет на вашем празднике?

– Изабель – гостья Роберты до конца года, – ответил граф.

– Сделайте одолжение, – обратился к нему Гордон, – не говорите Роберте о моем приезде. Я предпочитаю встретиться с ней так, чтобы она не знала, кто я такой.

– Как пожелаешь.

– А чем они занимаются там сейчас? – недоуменно спросил Гордон.

Граф Ричард проследил за его взглядом и улыбнулся:

– Они делают ангелов на снегу.

– Боже ты мой! – обескураженно прошептала Роберта, разглядывая себя в зеркало. На ней было изысканное темно-красное с золотом парчовое платье с длинными узкими рукавами, которые доходили до запястий. Хотя она никогда еще не выглядела такой красивой и нарядной, Роберта видела сейчас только этот злополучный «дьявольский цветок», красовавшийся на тыльной стороне ее левой руки. Как ни натягивала она левый рукав, он не закрывал родимого пятна.

Почему именно мне, горестно подумала она. Разве не мог господь наградить этим отличительным знаком какую-нибудь другую женщину? Или кого-нибудь из ее братьев?

Роберта вздохнула и тут же почувствовала угрызения совести. Пожелать такое кому-нибудь было тяжким грехом. Она отнюдь не стремилась иметь безупречную внешность, пусть бы даже она была длинноносой или толстой. Никого ведь не удивляют полные женщины. Никто не осеняет себя крестным знамением, когда такая женщина проходит мимо. За какие же грехи ей такое несчастье? И ведь этот изъян никак не скрыть. Ну почему он на таком видном месте?

Разглядывая себя в зеркале, она попробовала спрятать левую руку в складках юбки. Как плохо, что у этого проклятого платья нет карманов. Да, танцевать ей определенно не придется. Если рядом с ней не будет Генри, она не рискнет выставлять свой позор на глаза всей лондонской знати.

Дверь открылась, и Роберта отвернулась от зеркала. В комнату ворвалась музыка из большого зала; звуки ее донеслись сюда, словно нежная песня соловья.

– Изабель сказала, что вы встретитесь в зале, – объявила Блайт, входя в комнату вместе с Блис.

Роберта улыбнулась девочкам, таким хорошеньким в своих одинаковых платьицах из розового бархата.

– Вы мне напоминаете бутоны розы, – похвалила она.

– Ты тоже красивая, – вернула ей комплимент Блайт.

– Как плохо, что дяди Генри здесь нет, чтобы полюбоваться, – добавила Блис. – Ты, может, никогда не будешь выглядеть такой красивой снова. То есть я имею в виду…

– Мы понимаем, что ты имеешь в виду, – прервала Блайт.

– Я выгляжу как ведьма, затесавшаяся среди людей, – в отчаянии заявила Роберта со слезами разочарования на глазах. – В этом платье я не могу скрыть родимое пятно на руке. А многие люди верят, что это отметина дьявола.

– Эти люди глупые, – выпалила Блис. – Не обижайся на них, Роб.

– Я и не обижаюсь.

– Дьявола не существует, – сообщила Блайт. – Так мама говорит, а она все знает.

– Да, – подтвердила Блис, тряхнув головой.

– Существует дьявол или нет, это неважно, – сказала Роберта. – Главное, что люди думают так, и, значит, я для них – злая фея.

Блис покачала головой:

– Это правда, только если ты сама так думаешь.

Роберта в удивлении уставилась на свою маленькую кузину, поражаясь мудрости ее слов.

– Как это пришло тебе в голову?

– В момент твоего создания великая Мать-богиня коснулась тебя своей благословенной рукой, – сказала ей Блайт. – Я бы сама хотела носить ее цветок.

– И я тоже, – добавила Блис.

– Дорогие мои кузины, как я люблю вас, – сказала Роберта, чье унылое настроение сразу улетучилось. – Только не говорите такого в присутствии тех, кто этого не поймет.

– И не будем, – дружно подтвердили они.

– Роберта? – Блайт поколебалась, покусывая нижнюю губу, прежде чем решилась продолжать. – Ты в самом деле думаешь, что Роджер Дебре пригласит меня танцевать?

8
{"b":"10740","o":1}