ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Гридень. Из варяг в греки
Всё и разум. Научное мышление для решения любых задач
Смотри в лицо ветру
Женя
Анатомия скандала
Земля перестанет вращаться
Дети мои
Эрхегорд. Старая дорога

– Дорогая, ангелы никогда не умирают. Падающие звезды – это ангелы, летающие по небу.

– Это хорошо, – прошептала девочка. – Потому что, когда я думаю, что ангелы умирают, мне становится очень грустно.

– Уверена, ты не знаешь, как вырастить золото, – вдруг сказала Блайд.

Глаза девочки широко распахнулись.

– А ты знаешь?

– Лорд Перпендикуляр, дух углов, накапливает золотые монеты в углу твоей спальни, – доверительным шепотом сообщила Блайд. – Положи в укромный уголок золотой, и утром на нем вырастет новая монета. Каждую ночь стопка монет будет становиться все выше и выше.

– У меня нет золотого, – также шепотом ответила Миранда.

– У меня много золотых монет, и я с радостью поделюсь с тобой. Хочешь, положим монету прямо сегодня ночью? – предложила Блайд.

– Конечно. – Глаза девочки засияли от восторга. – Но где ты взяла золото?

– Ты когда-нибудь слышала о царе Мидасе? Миранда отрицательно покачала головой.

– Мидас умел превращать в золото вес, к чему прикасался, – начала свой рассказ Блайд. – Ричарда Деверэ называют Мидасом королевы. Он тоже умеет извлекать выгоду из всего, к чему прикасается. Это мой отец.

– У тебя тоже есть отец! – удивленно воскликнула Миранда.

Такая детская наивность рассмешила Блайд.

– Много лет назад царь Мидас женился на прекрасной принцессе Уэльса, – ответила она. – Эта женщина – моя мама.

– Твоя мама – принцесса? Блайд кивнула.

– Я люблю тебя, мама Блайд. – Миранда наклонилась и поцеловала Блайд руку. – Ты похожа на ангела и на бабочку.

– Почему ты так сказала?

– Ты красивее бабочки и умеешь делать чудеса. А ты знаешь еще истории? – спросила малышка.

Блайд обняла Миранду за плечи и притянула к себе:

– Положи голову мне на плечо.

– М-м-м, ты пахнешь как роза.

– Это аромат моего мыла, – пояснила Блайд. – А теперь скажи, какую историю ты хочешь услышать: об орле и бабочке или о заколдованной лягушке?

– Обе.

– Уже поздно, – сказала Блайд. – Сейчас я расскажу тебе одну историю, а вторую – перед сном.

– Тогда про орла и бабочку.

– Как-то, давным-давно, – начала Блайд, – все летающие создания собрались на большой совет…

Не может быть, думал Роджер, глядя в окно, но она действительно выполнила обещание, которое дала Миранде. Он видел, как Блайд и его дочь направились к плакучей иве, держась за руки. Они о чем-то оживленно разговаривали. По тому, как ребенок льнул к Блайд, Роджер понял, что девочка жадно впитывает каждое ее слово. Какая горькая ирония, сокрушенно подумал Роджер. За все свои богатства он не мог купить дочери самого главного – материнской любви.

Достав из кармана подаренное Блайд кольцо, Роджер принялся рассматривать его. Ему не хотелось надевать кольцо, но и не иметь его при себе он не мог. Блайд была единственной женщиной, сделавшей ему подарок. Она явно хотела получить что-то взамен, но он не мог догадаться, что именно.

Роджер снова посмотрел в окно и увидел, что Блайд с Мирандой сидят под деревом. Их едва можно было разглядеть за густыми ветвями.

Со временем его бабочка сможет стать прекрасной матерью. Как жаль, что он в свое время не дождался, когда она подрастет… Увы, теперь было поздно сожалеть об этом.

– Милорд!

Роджер обернулся, услышав голос мажордома.

– Да, Боттомз.

– Герцог Бэзилдон прибыл к вам с визитом.

В этот момент в кабинет вошел Бэзилдон и пожал руку Роджеру.

– У вас замечательный дворецкий, – сказал герцог, усаживаясь в кресло перед письменным столом и вытягивая вперед свои длинные ноги. – Итак, как поживают наши молодожены?

– Вероятно, вам лучше спросить об этом у Блайд, – ответил Роджер, наливая виски в бокал для тестя.

– Но я спрашиваю вас, – сказал Бэзилдон, пристально глядя на Роджера из-под густых рыжих бровей.

– Вы приехали, чтобы убедиться, что я не задушил вашу дочь?

– Неужели вы думаете, что я отдал бы ее за вас, если бы опасался чего-то подобного?

– Я всегда считал Блайд милым ребенком, – усмехнулся Роджер, – но теперь узнал, что у нее временами проявляется характер.

– Значит, ваш брак вполне нормальный, – удовлетворенно кивнул герцог и сделал глоток из бокала. – Помните Ланкастера, путешественника, которого я нанял?

Роджер утвердительно кивнул.

– Он добрался до Индии, и теперь я подумываю об учреждении англо-индийской компании, – сказал Ричард. – Начальный капитал составляет сто тысяч фунтов, но для получения королевского разрешения я должен буду пообещать Елизавете половину доходов. Не хотите стать инвестором?

– Вы знаете, что хочу, – ответил Роджер, мысленно ликуя. Торговля с Индией обещает колоссальные доходы. – Даю пятьдесят тысяч, и мы будем равноценными партнерами.

Ричард покачал головой:

– Могу предложить вам только четвертую часть доли.

– А кто еще среди инвесторов?

– Блайд не будет со мной разговаривать, если я не предложу ей поучаствовать, – ответил Ричард, разводя руками. – Но когда она станет матерью, ей будет не до торговли, и вы получите полный контроль над ее долей.

Роджер не знал, что сказать. Он молча уставился в свой стакан. Как он мог объяснить своему доверенному другу, что не собирается спать с его дочерью и тем более заводить от нее детей?

– Вы отказываетесь? – спросил Ричард.

– Завтра утром я распоряжусь, чтобы банк перевел нужную сумму, – ответил Роджер. – Какие новости при дворе?

– Мои люди сообщили, что в Лондоне спокойно отнеслись к вашему освобождению из Тауэра, – сообщил Ричард. – При дворе все не так безоблачно. Герцог Оксфордский постоянно повторяет, что вы избежали виселицы за убийство. Но хуже всего то, что кто-то из ваших родственников распускает слухи о вашей вине.

– Джеффри! – Роджер со злостью произнес имя младшего брата.

– Я бы воздержался от столь категоричных выводов.

– Вполне логично, что настоящий убийца распускает слухи о моей вине, – возразил Роджер.

– У вас есть доказательства, что Джеффри виновен в этом убийстве? – спросил Ричард.

– Я уверен, что он был любовником Дарнел.

– Нельзя рубить сплеча, не разобравшись в том, кто прав, кто виноват, – заметил Ричард. – Такой подход может привести к ошибке.

– Что вы хотите этим сказать?

– Любовные отношения – это еще не преступление, – пояснил Ричард. – Мужчина, который любит женщин, как, например, Джеффри, вряд ли причинит какой-нибудь из них физический вред. Кроме того, какой у него мог быть мотив?

Такие ловеласы, как он, мало заботятся о своей репутации. У него не было причин убивать Дарнел.

Роджер бросил на собеседника скептический взгляд, но промолчал.

– Подумайте над моими словами. Внешность бывает обманчива, – продолжал герцог. – Если вы будете подозревать только Джеффри, то можете не заметить настоящего виновного.

– Возможно, вы правы.

– Мне стало известно, что вы можете вернуться ко двору, – сообщил Бэзилдон. – Елизавета постоянно говорит о том, что скучает по своему придворному орлу.

– Я с радостью воспользуюсь этой возможностью расследовать убийство Дарнел. – Роджер в нетерпении встал со своего места.

– А теперь, – сказал герцог, тоже вставая, – я бы хотел поговорить с Блайд.

– Она в саду с Мирандой, – ответил Роджер. Мужчины покинули кабинет, вышли в сад и направились к иве. Уже издалека Роджер заметил, с каким вниманием его дочь слушает рассказ Блайд. До него донеслись слова:

– С тех пор орел и бабочка вместе правили небесной стихией. Сильный орел и мудрая бабочка, его душа, бесконечно парят рядом…

Миранда в восторге захлопала в ладоши, а Роджер улыбнулся, увидев, как счастлива его дочь. Блайд Деверэ подарила девочке то, чего не мог дать он сам, – женское тепло.

Тут Блайд заметила приближение отца и мужа и воскликнула:

– Смотри, Миранда, вот и твой папа! А это мой папа.

– Это Мидас?! – ахнула девочка, внимательно разглядывая высокого рыжеволосого мужчину, одетого во все черное.

24
{"b":"10741","o":1}