ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Инстаграм: хочу likes и followers
Лето второго шанса
О тирании. 20 уроков XX века
Афера
Эхо
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Рефлекс
Что можно, что нельзя кормящей маме. Первое подробное меню для тех, кто на ГВ
Странная привычка женщин – умирать

– В полдень приведите их в замок Дебре, – распорядился Роджер и, взяв дочь за руку, направился к ожидавшим их лошадям. Уже через пятнадцать минут все сидели верхом и двигались в сторону дома. К седлу одного из грумов были привязаны поводья двух пони.

– Опасность миновала, – проговорила Блайд. Роджер вопросительно посмотрел на нее, и она показала на небо, где не было ни облачка, а солнце сияло, как прежде.

– Кто хотел убить тебя? – спросила Блайд мужа.

– У тебя есть несколько часов, чтобы заслушать список моих врагов? – с горькой усмешкой ответил он вопросом на вопрос.

– Не стоит относиться к этому с такой иронией. Просто чудо, что ты не пострадал.

– Как ты думаешь, может быть, какой-то торговец шерстью и зерном решил таким образом прекратить ценовую войну?

Эта шутка тоже не нашла понимания у Блайд: она была слишком взволнована.

– Мои поставщики не терпят убытков, – ответила она.

– Мои – тоже, – улыбнулся Роджер.

– Я хочу покататься на моих пони, – заявила Миранда, как только лошади въехали во двор имения Дебре.

– У Перикла и Аспазии был трудный день. Им нужно привыкнуть к новому дому, – сказала Блайд. – Пусть они поедят и немного отдохнут. Позже мы навестим их и угостим морковкой.

Миранда согласно кивнула, и грум увел животных на конюшню. Взяв девочку за руки, Блайд и Роджер вошли в дом и в этот момент услышали громкий разговор, доносившийся из главного зала.

– Что это значит? – требовательно спрашивал мужской голос.

– А то и значит, – отвечала женщина. – Я понятия не имею, когда они вернутся.

Блайд узнала голос Дейзи.

– Вы говорите неправду, – вступил в разговор второй мужской голос. – Немедленно скажите нам, где мы можем найти его светлость. Любая задержка грозит ему потерей существенной суммы денег.

Это торговые агенты мужа, догадалась Блайд и предусмотрительно пропустила Роджера вперед. Сама же осталась в холле, чтобы помочь Миранде снять плащ.

– Пойдем выпьем по глоточку сидра с дороги, – предложила она девочке, направляясь в зал.

Блайд уже догадалась, по какой причине торговые агенты так срочно хотели видеть Роджера.

– Что случилось? – спросила она, входя в зал. Мистер Ныоэлл и мистер Эндрюс, торговые агенты по зерну и шерсти, повернули головы в ее сторону.

– Это все ваша жена! – с негодованием воскликнул Ныоэлл, указывая на Блайд пальцем.

– При всем моем уважении, милорд, вы женились на настоящей разбойнице, – добавил Эндрюс.

– Должно быть, она подслушала наш вчерашний разговор, – вставил Ныоэлл. – Потому что Родейл и Хибберт снизили цены раньше нас.

Блайд с тревогой посмотрела на Роджера, который явно был удивлен и рассержен не меньше своих агентов. Не хватало только ему устроить ей сцену в их присутствии. Однако Блайд вес же не ожидала услышать от мужа то, что услышала.

– Леди Блайд – герцогиня Иденская. И если вы еще раз позволите себе неуважительно отзываться о моей жене, то можете забыть о том, что работаете на меня. Вы меня поняли? – гневно произнес Роджер, обращаясь к мужчинам.

– Простите нас, милорд, – торопливо извинился Ньюэлл.

– Мы ни в коем случае не хотели проявить неуважение, – смущенно добавил Эндрюс.

Несмотря ни на что, муж защищал ее, с радостью подумала Блайд. Это был очень хороший знак.

– Поговорим завтра утром. Мне нужно время, чтобы все обдумать, – произнес с недовольным видом Роджер и жестом отправил агентов прочь.

Те откланялись и поспешили уйти.

Оставшись наедине с мужем, Блайд почувствовала желание извиниться. В конце концов, он только что защитил ее честь. Нежно улыбаясь, она подошла к Роджеру, но холодное выражение его лица заставило ее замереть на месте.

– Ты подлая шпионка! – в негодовании выпалил Роджер.

– Прошу тебя, говори тише. Твой крик может испугать Миранду.

– Миранда – моя дочь, а не твоя! – выкрикнул Роджер.

– Ты сам мне все рассказал вчера ночью, – попыталась защититься Блайд. – Почему я не должна была воспользоваться этим?

– Это ты наняла убийцу, который стрелял в меня? – сквозь зубы процедил Роджер.

Блайд не могла поверить своим ушам. Забыв обо всех советах матери и бабушки, она гневно воскликнула:

– Что за глупое предположение! Это не я, а ты гнил в Тауэре, и это я сделала тебе одолжение, выйдя за тебя замуж!

Роджер молча повернулся и направился к выходу.

– Куда ты идешь?

– Нюхать гардении! – бросил через плечо Роджер и вышел из дома.

– Сукин сын, – тихо выругалась Блайд и, обессилев, прислонилась к стене. Еще никогда ей не было так горько. Тут только она заметила, что в доме царит невероятная тишина, словно все его обитатели замерли, внимательно слушая перепалку между ней и мужем.

Конечно, было неэтично воспользоваться откровенностью Роджера, подумала Блайд. Не будь она его женой, он никогда не поделился бы с ней своими планами. И вот теперь, когда муж начал проявлять к ней доверие, их отношения стали еще хуже, чем в первый день замужества.

Но почему Роджер рассказан о своем намерении снизить цены? Хотел проверить ее? Или игра на рынке была для него своего рода шахматной партией?

В любом случае Блайд не стоило действовать у него за спиной. Потеря однодневного дохода не могла обанкротить ее компанию. День ото дня противоречия между делами и личной жизнью становились все серьезнее.

И тут Блайд вспомнила об убийце, следившем за Роджером, и ее сердце сжалось от страшного предчувствия. Как она сможет жить, если с мужем случится самое худшее?

Блайд медленно побрела по холлу, но, услышав детский плач, остановилась.

Миранда!

Маленькая девочка сидела в кресле перед камином и горько плакала. Рядом стояли Боттомз и Дейзи, явно растерянные, и не знали, что им делать.

– Что случилось, малышка? – спросила Блайд, опускаясь перед девочкой на колени.

– Р-ругань и к-крики, – сквозь рыдания проговорила Миранда. – Как с леди Дарнел.

– Нет, это совсем не так, – поспешила успокоить ее Блайд. – Мы с твоим папой не кричали и не ругались.

– А что вы делали? – недоверчиво спросила Миранда.

– Садись ко мне. на колени, и я все тебе объясню, – улыбнулась Блайд.

Девочка встала, чтобы дать мачехе возможность сесть, и тут же залезла к ней на колени. Блайд вытерла слезы со щек малышки и нежно прижала ее к себе.

– Мы с твоим папой не ругались, – повторила она. – Мы просто не соглашались друг с другом.

– А разве это не одно и то же?

– Конечно, нет. Ругаются только те, кто не любит друг друга. Те же, кто любит, иногда могут друг с другом не соглашаться.

– А ты любишь папу? – спросила Миранда.

– Очень, – призналась Блайд.

– А он тебя любит?

– Да, но сам еще не знает об этом, – улыбнулась Блайд. – Но ты всегда должна помнить, что тебя он любит больше всех на свете.

– Тогда почему вы кричали?

– Ах это, – махнула рукой Блайд, как будто крик был каким-то пустяком, не стоящим внимания. – Мы не кричали, а просто разговаривали громкими голосами. Это я виновата. Я удивила твоего папу, и он от неожиданности заговорил очень громко. Тогда я решила, что он лучше поймет меня, если я тоже буду говорить громко, но это было ошибкой. Главное – не кричать, а понимать то, что говорит другой.

– Мне кажется, я поняла, – сказала Миранда.

– Когда твой папа вернется домой, – продолжала Блайд, – он все еще будет сердиться на меня. Я допустила одну ошибку… Может, пора навестить Перикла и Аспазию?

– А мы принесем им угощение?

Блайд посмотрела на Дейзи и мажордома. Оба стояли и глупо улыбались.

– Боттомз, пожалуйста, принесите с кухни немного моркови, – распорядилась Блайд.

– С радостью, миледи.

– А может быть, яблок? – спросила Дейзи.

– О, это будет замечательно, – ответила Блайд. – Боттомз, принесите яблоки и морковь. Дейзи, приготовь бумагу и чернила. Мне нужно написать моим агентам.

Фрейлина вопросительно изогнула бровь, словно хотела предостеречь Блайд от еще одной ошибки.

30
{"b":"10741","o":1}