ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что вам угодно? – спросил Роджер, стряхивая с себя остатки сна.

– По приказу ее королевского величества, королевы Елизаветы, вы арестованы, – объявил де Вер. – Одевайтесь.

– Я арестован?! За что?! – изумился Роджер.

Граф Оксфордский выглядел чрезвычайно серьезным.

– По подозрению в убийстве, – ответил он.

– В убийстве? – округлил глаза Роджер.

– В убийстве вашей жены, Дарнел Ховард, – пояснил де Вер.

Роджер не поверил своим ушам.

– Дарнел мертва? – спросил он.

– Одевайтесь поскорее, если не хотите, чтобы я отправил вас в Тауэр полуголым, – ничего более не объясняя, выпалил де Вер.

Роджер окончательно растерялся.

– Что происходит? – спросил он, обращаясь к своему другу, герцогу Бэзилдону.

– Прости, – ответил Ричард. – Кто-то задушил Дарнел.

В глазах у Роджера потемнело. Всего несколько часов назад он на глазах у многих людей схватил свою жену за шею и угрожал убить ее.

– Я верю, что вы невиновны, – вступил в разговор Уильям Сесил. – Mы с Ричардом займемся этим делом и найдем настоящего убийцу.

– Ты не задержишься в Тауэре надолго, – добавил Ричард и, повернувшись к де Веру, сказал: – Я сам доставлю арестованного.

Натягивая сапоги, Роджер думал только об одном: кто еще мог желать смерти Дарнел?

В середине июля солнце палило немилосердно, и единственным прохладным местом в саду герцога Бэзилдона был укрытый в густых ветвях ивы уголок с каменной скамьей. Именно туда отправились две молодые девушки, чтобы устроить себе небольшой полуденный пикник.

– Скоро День святого Свитуна, – сказала Блайд Деверо своей младшей сестре. – В этот день бог Ветра определяет погоду на весь год.

– Думаю, нас ждет теплая зима, – добавила Блисс. – Сейчас жарко, как у черта в пекле.

– У черта в пекле, – повторила Блайд и невольно улыбнулась. – Маме не понравится, если она услышит такое, выражение. Настоящие леди должны следить за своей речью.

– А еще она говорят, что нельзя доверять мужчине, у которого слишком близко посаженные глаза, – вставила Блисс, – а также остерегаться молодых людей с ямочкой на подбородке.

– И есть много овощей, – назидательным тоном произнесла Блайд, подражая речи-матери. Девушки весело захихикали.

– В горах Уэльса сейчас, наверное, прохладно, – мечтательно протянула Блисс. – Не понимаю, почему мы не можем поехать туда?

– Папа отправился в путешествие вместе с королевой, чтобы расследовать смерть леди Дарнел, – ответила Блайд. – Бедный Роджер сидит в Тауэре уже целых три месяца.

– Но папа уже два дня как вернулся, – заметила Блисс. – Мы вполне могли бы уехать.

– Пока мы доберемся до Уэльса, придет время возвращаться в Англию, – объяснила Блайд.

– Я рада, что ты не стала женой Роджера, – сказала Блисс, беря сестру за руку. – Кто знает, вдруг это ты лежала бы сейчас в могиле.

– Уверена, Роджер не имеет никакого отношения к смерти жены, – уверенным тоном произнесла Блайд.

– Может быть, – вдруг оживилась Блисс. – Скоро сентябрь и тебе предстоит стать одной из фрейлин королевы. Ты рада, что уедешь?

– Мне не хочется покидать вас, но это даст возможность как-то помочь Роджеру.

Блайд накрыла ладонью крест Вотана, который не снимала последние пять лет.

– Но ты можешь подвергнуть себя опасности, – продолжала Блисс. – Если Роджер действительно невиновен, то это означает, что по коридорам дворца бродит убийца.

– Обещаю быть очень осторожной.

В этот момент из дома выбежали шестеро младших Деверо и бросились через лужайку к сестрам.

– Мы хотим играть в каравай, – объявила четырнадцатилетняя Аврора, имея в виду традиционную игру во время праздника урожая, который устраивали в Уэльсе.

– Еще рано играть в каравай, – заметила Блисс.

– Обычно мы устраиваем игры в начале августа, – добавила Бдайд.

Четырехлетний Адам, единственный сын герцога, уткнулся носом в плечо старшей сестры и потребовал:

– Тогда расскажи нам сказку.

– Да, да, сказку! – в один голос закричали одиннадцатилетние сестры-близнецы, Саммер и Отсм.

– Ну пожалуйста, – присоединилась к остальным восьмилетняя Хоуп.

Дети расселись прямо на траве и с надеждой взирали на старшую сестру. Блайд улыбнулась, глядя па их широко распахнутые глаза и черные кудри, такие же, как у нее. Только младшая Блейз унаследовала от отца медный цвет волос и зеленые, как изумруд, глаза.

– Леди Блайд! Леди Блисс! – раздался крик мажордома Дженнингза. Девушки оглянулись и увидели, как он спешит к ним. – Герцог и герцогиня ждут вас в кабинете немедленно!

– Обеих? – уточнила Блайд. Дженнингз кивнул:

– Остальные дети тоже должны вернуться в дом. Время дневного сна.

Блайд, войдя в кабинет, в удивлении замерла в дверях, увидев, что ее ожидают пять человек.

За столом сидел ее отец; Рядом с ним расположился лорд Берли, советник королевы. Дедушка Роберт, герцог Ладлоу, отец ее матери, сидел в кресле напротив. Вторая жена дедушки, Чесси, и леди Кили стояли у окна.

– О дорогая, как я завидую твоей молодости! – воскликнула леди Чесси, увидев Блайд.

– Чесси, прошу тебя, – остановил ее герцог Роберт.

– Я просто не могу сдержать эмоций, – улыбнулась герцогиня.

Блайд и Блисс присели в реверансе, приветствуя собравшихся.

– Дорогая, наверное, начну я? – спросил герцог Ричард, глядя на свою жену.

Та ободряюще улыбнулась ему.

– Как ты знаешь, Роджер Дебре уже три месяца заключен в Тауэре, – начал герцог, обращаясь к Блайд. – Недостаток свидетельств не дает ему возможности предстать перед судом. В то же время королева Елизавета не может выпустить его на свободу, боясь вызвать волну недовольства.

– Я придумал, как помочь королеве освободить Роджера, – вступил в разговор лорд Берли. – Однако для выполнения этого плана нам нужно заручиться твоим согласием.

– Я сделаю все, чтобы помочь Роджеру, – без колебаний ответила Блайд.

Герцог Ричард переглянулся с женой. Леди Кили подошла к дочери и обняла ее за плечи.

– Если тебе что-то не понравится в нашем плане, – сказала она, – я прошу тебя немедленно отказаться. Мы отнесемся к этому с пониманием.

Блайд почувствовала, что краснеет, и молча кивнула.

– Ты хочешь выйти замуж за лорда Роджера? – спросила ее леди Кили.

– Вы хотите, чтобы я вышла за него замуж? – удивленно переспросила Блайд.

– Роджеру нужна невеста, отец которой одновременно пользовался бы влиянием при дворе и уважением среди жителей Лондона, – пояснил лорд Берли. – Увидев такое проявление доверия со стороны герцога Деверэ, королева сможет освободить Роджера, не опасаясь чьего-либо осуждения. Блайд едва понимала, о чем идет речь. Наконец-то сбылось пророчество ее матери! Орел и бабочка снова будут пазить вместе в бескрайнем небе. На лице Блайд появилась счастливая улыбка. Леди Кили тоже улыбнулась, словно прочитала мысли дочери.

– Мне кажется, она слишком молода для Роджера Дебре, – попытался было возразить герцог Ладлоу. – Он старше ее на двенадцать лет.

– Старый конь борозды не портит, – перебила мужа леди Чесси. – Возьми нас с тобой. Тебе уже шестьдесят два, а мне только что исполнилось сорок.

Блайд и Блисс хитро переглянулись между собой и едва не прыснули от смеха: последние лет пятнадцать их бабушке исполнялось сорок каждый год.

– Для любви возраст не имеет значения, – произнесла Блайд, и все повернулись в ее сторону. – Я с радостью выйду за Роджера, – добавила она, стараясь голосом не выдавать своего нетерпения. – Но как же мое место фрейлины?

– Блисс только шестнадцать, и она слишком молода для этой роли, – заметил герцог Ричард.

– Мы с мужем будем ее покровителями и защитниками, – объявила леди Чесси. – Кроме того, Блисс очень умная молодая девушка. Не так ли, дорогая?

– Если какой-нибудь мужчина захочет поцеловать меня, я скажу: «Нет-нет-нет». А если он это сделает, то получит от меня пощечину, – с жаром произнесла Блисс.

Услышав это, Блайд улыбнулась, герцог Ричард закатил к небу глаза, а леди Кили недоуменно пожала плечами.

5
{"b":"10741","o":1}