ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда Джейсон вошел в комнату, Найберг поднял глаза от бумаг на столе и недружелюбно сказал:

— Еще один федерал. Как раз этого мне и не хватает. Собираются словно на пирушку.

— А что, тут уже есть люди из федерального управления? Кто это? — спросил Джейсон, уже подбирая ответ среди мыслей Найберга.

— Два агента ФБР. Они здесь занимаются подбором какого-то материала, связанного с нашим расследованием, но об этом не распространяются.

Они были просто «федералами» для Найберга, поэтому Джейсон не мог выудить у него их имена.

— Я попробую вам не мешать, насколько это у меня получится. Все, что я хочу — это посмотреть документы по вашему делу и проверить, есть ли основания федеральному правительству выдвинуть дело 6 нарушении прав человека против вашего «Головореза».

— Нарушение прав человека?

— Да. Вы помните, как в шестидесятых было возбуждено уголовное дело в отношении куклуксклановцев, которые убили демонстрантов марша свободы?

Найберг поскреб подбородок и сказал:

— Конечно... конечно. Им тогда предъявили обвинение. После того как отменили приговор по делу об убийстве. Но здесь ничего подобного. Вы сами увидите, что у нас полно улик.

— Ну, если вы позволите мне просмотреть дела, я доложу своему начальству, и больше вы меня здесь не увидите. О'кей?

— Прекрасно. Неужели вы думаете, что я буду препятствовать свершению правосудия?!

Джейсон понимал, что проникновение в управление полиции равносильно проникновению в звериное логово. Он немного нервничал. Ну да ладно. Игра стоила свеч, опасность же его воодушевляла. Действовать под прикрытием департамента юстиции было просто гениально. Тем более что агенты ФБР здесь уже работали. Он здорово придумал прийти сюда в качестве адвоката департамента юстиции с целью изучения возможного нарушения гражданских прав. Это раздражало людей своей бюрократической нелогичностью. Именно поэтому сержант Терпин и закричал тогда: «Убирайтесь отсюда! Занимаетесь всякой ерундой!»

Найберг поднялся из-за стола, подошел к двери и указал на дверь в холле: «Последняя дверь налево! Там вы найдете дело „Головореза“. Не забудьте постучаться, дружище. Кстати, один из „федералов“ там уже сидит. Не „наезжайте“ там друг на друга».

Джейсон поблагодарил лейтенанта Найберга еще раз, пообещав уйти отсюда как можно скорее, и направился через холл к последней комнате налево. Дверь оказалась запертой. Джейсон вежливо постучался перед тем, как войти. Он был почти готов к тому, что его оттуда вышвырнут, совсем как в славные гуверовские времена, коротко стриженные, непонимающие шуток, одетые в темно-синие костюмы фэбээровцы. Джейсон уже привык к общению с недалекими местными полицейскими, со всякими проходимцами, с родственниками пострадавших и, наконец, с теми, на кого он непосредственно охотился. Серийные убийцы редко оказывались прекрасными людьми. Как жаль, что в подобных делах не участвуют хорошенькие женщины. Но на этот раз Джейсона ждал сюрприз и очень даже приятный.

Вида Джонсон подняла глаза от бумаг и вопросительно посмотрела на посетителя. Джейсон улыбнулся и сказал:

— Вы, должно быть, и есть тот самый «федерал», о котором мне говорил Найберг. Я — Джейсон Колсон, управление юстиции.

— Вида Джонсон, ФБР. Найберг конечно же не слишком высокого мнения о нас, не так ли?

— Местные детективы обычно ненавидят всех из Федерального Управления. Это уже традиция. Как ваши дела?

— Тоска зеленая. Тут у нас имеется кое-какой просто жуткий материал. Очень жаль, что в Нью-Йорке нет смертной казни. Если кто и заслуживает быть поджаренным на электрическом стуле, так этот парень. Ну а что за интерес у юстиции к этому делу?

Джейсон гладко изложил свою легенду и объяснил свои взгляды на возложенную на него миссию. Быстрое проникновение в мозг Виды показало, что она клюнула на эту удочку. Она протянула ему ту часть дела, которую сама только что прочитала, и сказала:

— Вы можете тоже начать с материалов о месте преступления и с судебных отчетов. Они тут уже исписали целые горы бумаги по этому делу. Эта папка — даже не десятая часть его. Они дали мне сокращенную версию, чтобы сэкономить мне время и чтобы я не путалась у них под ногами.

— Очень мило с их стороны. Найберг сказал, что вас тут двое. Где же ваш напарник?

— Айра? Он где-то бегает.

— Айра?

АЙРА ЛЕВИТТ!

Поглощенная работой, Вида не заметила, как ее собеседник вздрогнул при упоминании полного имени ее напарника, которое эхом отозвалось в его голове.

Какого дьявола Левитт делает здесь? Ну, ответ совершенно очевиден: ловит тебя, глупый осел, точно так же, как ты ловишь «Головореза». Но как он вычислил, что я окажусь здесь? Джейсон быстро перебрал несколько логических вариантов и вспомнил, как сам думал: «Есть и другие серийные убийцы, действующие в более предпочтительных для меня местах, чем Нью-Йорк. Но ни один из них не убивает одним махом целые семьи. Есть кое-что в жизни, против чего слишком трудно устоять».

Айра Левитт собирался получше узнать свою жертву, за которой он гонялся большую часть своей жизни. А потом уже агент ФБР вычислил следующую цель Дэвида Вандемарка и перещеголял его в этом. Но как много в действительности он знает о нем? Будет ли Джейсон в безопасности, если продолжит свою охоту на «Головореза»? Вида все знает, а от нее и он, Джейсон узнает, если задаст правильные вопросы. Совершенно неважно, что Вида, может быть, и не станет разговаривать с ним.

Наклонившись к столу, Джейсон сказал:

— Найберг говорит, что вы занимаетесь делом, которое пытаются замять. Что-нибудь интересное?

Вида отложила бумагу, которую читала, и посмотрев на адвоката департамента юстиции, ответила:

— Очень много, но я не могу говорить об этом. У нас инструкция, вы же знаете.

Затем она попыталась снова сосредоточиться на документах, но мысли ее разбегались в разные стороны. Как раз на это Джейсон и надеялся.

«Удивится ли господин Колсон, насколько интересно выслеживать Вандемарка?...». Факты из его жизни вихрем проносились в голове Виды. Джейсон внимательно изучал их до тех пор, пока не почувствовал огромную усталость.

Притворившись, что он снова вернулся к изучению своей части документов из данной ему папки, Джейсон внимательно наблюдал за ходом мыслей Виды, просматривающей дело. Она какое-то время колебалась: «А что, если все-таки сказать господину Колсону?», но потом снова вернулась к работе, лежавшей у нее прямо под рукой. Но этого оказалось достаточно, чтобы разобраться в сложившейся ситуации. Сейчас единственной заботой Джейсона был Левитт и то, что он в любой момент может сюда войти и узнать его. Но еще больше он беспокоился из-за того, что не успеет прочесть дело.

Поэтому он решил спросить напрямик:

— Скажите, когда возвращается ваш напарник? Мне, возможно, захочется узнать мнение вас обоих по этому делу прежде, чем я уйду отсюда.

Не отрывая глаз от бумаг, Вида сказала:

— Он не придет. Мы собираемся встретиться в городе и вместе пообедать.

Быстрый «взгляд» в ее мысли подтвердил, что она говорит правду и что ей начинает надоедать этот назойливый адвокат. Ладно, он переживет это, по крайней мере, пока, а будущее покажет, как ему о себе позаботиться.

Но особенно Джейсона интересовало настоящее. Особенно в том, что касалось Айры Левитта. Итак, напарник Виды этим утром не собирался возвращаться сюда. Но это еще ничего не значило. А вдруг вернется? Следует ли ему оставаться и до конца просмотреть дело? Если он не останется, то ему придется вернуться позже, совершенно не зная, будет тут Айра или нет. Такая перспектива приводила его в состояние нервной дрожи. И кроме того, еще один визит в эту сверкающую башню правосудия со всеми ее полицейскими и окнами, которые не открываются, казался ему смешным. В конце концов, зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня?

* * *

Папка с документами представляла собой настоящую сокровищницу информации, которую ни за что не удалось бы получить из газет. Департамент полиции наложил суровый запрет на распространение информации. Ничто не могло просочиться в прессу, если полиция не хотела этого. Очевидно, судебные процессы по делу в Ховард-Бич и провал дела Тавана Броли показали городской полиции, как опасно проводить расследование преступления, имея средства массовой информации в качестве партнера. В каждом деле всегда были тончайшие детали, которые могли быть потенциально связаны с расовыми проблемами. Но все зависит от того, как обосновать любой факт с высот руководства полиции. Джейсон вынужден был признать, что ему ужасно повезло и он смог прорваться сюда.

33
{"b":"10743","o":1}