ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сразу возникало несколько вопросов, на которые вряд ли найдутся ответы. Например, каким образом Вандемарк установил, где Шелли жил? Где он схватил доброго доктора? Что именно старина Герберт успел рассказать Вандемарку? У Чарльза Кемдена не было никаких иллюзий относительно того, как Герберт Шелли будет держаться на допросе. Немного боли, и этот слюнявый интеллигентишка вывернет все наружу. Кемден проклинал себя за то, что не отправил пару телохранителей к Шелли вчера ночью. Почему он пребывал в такой уверенности? Но откуда ему было знать, что Вандемарк оказался значительно умнее, чем он предполагал? К полудню Чарльз Кемден догадался, что произошла утечка информации, что кто-то передал ее Вандемарку. Видимо, в их учреждении окопался предатель. Но сейчас не было времени для его выявления. Прежде всего надо заняться Вандемарком. А уж потом начинать следствие.

Кемден навел справки в полиции. Дэвида Вандемарка следовало считать «вооруженным и очень опасным». Герберт Шелли, возможно, стал его пленником. Официальные лица в полиции не задавали вопросов Кемдену и не пытались выяснить, в чем дело. Они давно знали, что Кемден отрицательно относится к любым вопросам, касающимся его и его дел. Обычно он сам предоставлял необходимую информацию, которой руководствовалась полиция. Ни больше ни меньше.

Но колёса нью-йоркского департамента полиции вращаются очень медленно. Именно поэтому Чарльз Кемден узнал о смерти Шелли лишь к трем часам дня. Тревожная новость. Вандемарк не стал бы убивать Шелли, не выведав у него всю необходимую информацию. А это означает, что этот психопат стал еще опаснее, чем раньше. Но что делать Вандемарку с информацией, которой он теперь обладает? Находясь в розыске, он не сможет передать ее в полицию. То же самое и с газетами. Никто не станет публиковать статью, бросающую тень на федеральное агентство, если источником информации является убийца-психопат. Единственный способ использовать полученную информацию — это продолжать оставаться самим собой и действовать в одиночку. А это означало, что этот охотник за убийцами пойдет теперь на него. С этим Кемден справится.

Охрана здания была усилена ровно вдвое. А с заходом солнца — утроена. Армия наемников-боевиков припрет его к стенке.

Около полудня была установлена слежка за квартирой Кинонес. С этого «фронта» сообщений пока не поступало. После того как Анжела Кинонес вчера вечером вернулась домой с работы раньше обычного, она тут же ушла. Оперативник шел за ней до ближайшего продовольственного магазина, где она купила продукты — скорее всего, для ужина вдвоем. Затем она снова вернулась домой. Но оперативники не имели ни малейшего представления, что происходило внутри квартиры и кто там еще находился. Шторы на окнах были закрыты целый день.

Это означало, что Дэвид Вандемарк мог быть там, внутри. А мог и не быть.

В квартире был установлен высокочувствительный направленный микрофон. Но все, что пока можно было услышать, — это классическая музыка, звучавшая со стереопроигрывателя. А вопрос по-прежнему оставался открытым: там Вандемарк или нет? То, что они не слышали никаких разговоров, вовсе не означало, что Анжела Кинонес была одна. Отчеты, из которых Кемден узнал о вчерашнем покушении на жизнь Вандемарка, показывали, что ему не удалось уйти без царапин. Вполне возможно, что он сейчас лежит в квартире и зализывает раны или спит.

Чарльз Кемден сидел за своим письменным столом, размышляя над возникшей дилеммой. Если Вандемарк все-таки находится в квартире, то все будет в порядке. Вандемарк и девица будут уничтожены, и все проблемы решатся сами собой. Потребуется лишь некая маленькая аккуратная упаковочка. Но если Вандемарка там нет, убийство девушки лишь предупредит его об опасности. Вандемарк уйдет в подполье. Возможно, пройдут годы, прежде чем удастся найти его снова, и нельзя наверняка сказать, чего следует ожидать от этого психопата. Проект «Джек» придется свернуть.

Наконец Кемден решил, что ничегонеделание — самое большое из зол. Ударной бригаде придется все-таки проникнуть в квартиру. Если этого типа там нет, они смогут спрятать тело Кинонес в кладовку и ждать возвращения Вандемарка.

Кто знает, может быть, Кемдену повезет и Вандемарк снова покажется возле их заведения? Здесь с ним расправятся так же легко, как и в квартире.

В любом случае Дэвид Вандемарк к завтрашнему утру будет мертв. А Чарльз Кемден сможет отдохнуть. Проект «Джек» будет продолжаться дальше без задержек. Все пойдет как по маслу.

На его стороне все шансы на успех. Он не мог проиграть!

Чарльз Кемден посмотрел на часы. Было четверть девятого вечера.

Глава 3

Уже четверть девятого, а Дэвида все еще нет. Анжела подошла к окну и выглянула из-за занавески на улицу. Ничего нового. Все точно так же, как и две минуты назад. Анжела пообещала себе, что больше не будет подходить к окну. Она уже в тысячный раз убеждала себя, что беспокоиться не о чем.

Дэвид сказал, что допоздна не придет домой. Анжела упрекала себя за то, что не обговорила с ним точное время его возвращения. Они с Дэвидом не так уж хорошо знали друг друга, чтобы она могла вести себя как его жена.

Как жена? Да, все определенно идет к этому. Дэвид Де Карло и Анжела Кинонес стремились к совместной жизни. Она чувствовала это всем сердцем, видела это в его глазах. Но является ли это именно тем, чего она хотела?

Анжела обвела взором свою пустую квартиру с задернутыми занавесками, словно отделенную от всего остального мира. Жить с Дэвидом Де Карло — значит смириться со множеством подобных моментов. Сидеть в одиночестве, ждать и сомневаться: вернется ли он домой живым. Так, должно быть, чувствуют себя жены полицейских. Наверняка она найдет, чем заняться в его отсутствие, будет что-нибудь делать и вряд ли даже станет думать об опасностях, которые ждут его на работе. Затем он вернется и станет уверять ее, что все прошло гладко. А потом они будут наслаждаться обществом друг друга. Но это будет порочный круг прекрасных встреч и стоических разлук. И ожидания чего-то бесконечно долгого, болезненного, неопределенного. Анжеле очень хотелось точно знать, сможет ли она вести такую жизнь.

Но затем она мысленно представила себе улыбающееся лицо Дэвида, и все ее переживания и сомнения показались ей напрасной тратой времени. О каком выборе может идти речь? Как она может жить без этого человека?

Анжела снова пошла на кухню, чтобы убедиться, что все готово к обеду, когда Дэвид вернется. Да, рыбе надо еще постоять минут пятнадцать в духовке, овощам — тоже минут пятнадцать на плите, и их «банкет» будет готов. Она налила себе вина в фужер и вернулась в комнату.

Отпивая мелкими глотками вино, она села, и ее взгляд упал на фотографию Джеффри Паркера, ее бывшего жениха. Вместо того чтобы пройти мимо, как она это часто делала, Анжела взяла ее в руки и принялась рассматривать. Конечно, ей было нелегко признать это, но глядя на фото, Анжела поняла, что смерть Джеффри обернулась большой удачей для нее. Этот брак никогда не был бы счастливым. Мистер Паркер был этаким милым шалуном, вечным ребенком. Его бесшабашный стиль жизни сбил Анжелу с ног. Каждая минута ее жизни, проведенная с Джеффри, была наполнена возбуждением. Следовало признать, что к Дэвиду ее сильно тянуло по той же причине. Но с Дэвидом все было по-другому.

Как бы то ни было, когда Джеффри Паркер еще только начинал ухаживать за ней, он уже тогда нередко проявлял свою необязательность и безответственность. Он постоянно опаздывал. Джеффри как-то даже забыл о ее дне рождения, ей тогда исполнилось двадцать шесть лет. Он принес ей подарок только на следующий день. А к тому времени они встречались уже два года. А все ее незначительные просьбы, которые он никогда не выполнял?! Если она не успевала вовремя выстирать белье или забывала выполнить какую-нибудь другую его просьбу, он заставлял ее думать, что она подвела его, а если не успевала что-то сделать вовремя, то он воспринимал это как личное оскорбление.

59
{"b":"10743","o":1}