ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тот факт, что Джек мог нанести свой удар в любом месте и никогда никому не попадался на глаза, взвинтил до предела нервное возбуждение обывателей. Это возбуждение удвоилось, когда народ понял, что заверения правительства в том, что оно будет защищать своих граждан независимо от их социального положения, оказались, просто ложью. Какой-то сумасшедший, маньяк бегает по городу и ножом убивает женщин, и никто — ни полиция, ни правительство — не могут ничего сделать. Да, действительно, эти женщины — его жертвы — были проститутками, но кто мог с уверенностью сказать, что следующей жертвой не станет какой-нибудь порядочный человек, чья-либо жена, мать или сестра? Этой мысли было достаточно, чтобы мужские сердца восстали в праведном негодовании.

Имели место уличные беспорядки. Население возмутилось тем, что Потрошителя никак не могут поймать. Газеты невольно подливали масла в огонь недовольства. Революционеры-радикалы всячески подогревали страсти, поэтому правительство оказалось в опасности, и ему действительно угрожала опасность переворота, если бы царство террора, установленное Потрошителем, не рухнуло так резко само по себе. Никто до сих пор не знает почему. Но именно то, что все кончилось вовремя, спасло королеву Викторию и премьер-министра Солсбери от краха. Убийства каким-то мистическим образом прекратились. Джек Потрошитель исчез с газетных страниц так же быстро, как и появился.

Дэвид поднял глаза от бумаг и посмотрел на Айру:

— Все это звучит очень знакомо, не так ли?

— Да, знакомо.

— Доктор Шелли закончил свои исследования тем, что такая же истерия может быть создана внутри современного общества при определенных условиях.

— Как сейчас в Нью-Йорке? — пробормотал Айра. — Здесь, где баснословно богатые люди сосуществуют рядом с целым легионом бездомных. И все равно у меня это никак не укладывается в голове. Какая польза от этого? Неужели цель Кемдена — добиться импичмента мэра города?!

— Нет, это всего лишь небольшой эксперимент, — ответил Дэвид. — Кемден обкатывает идеи доктора Шелли на американских гражданах. Он хочет посмотреть, как это сработает здесь, прежде чем перенесет его на все население — вот его истинная цель. Где-то в этих бумагах должны найтись доказательства. Нужно смотреть дальше.

И они взялись дружно просматривать материалы, стараясь делать это как можно быстрее. Встречалось много материалов, содержащих технические данные по дозам различных лекарственных препаратов. Дэвид выбирал наиболее важные документы, а остальные бросал на пол. Аккуратная стопка бумаг, являющихся вещественными доказательствами, постепенно росла на краю стола.

— Вот она! Я нашел нашего «мальчика»! Это личное дело Джека! — радостно вскрикнул Айра.

— Положите это сюда!

— Простите.

— Ну, и кто он?

— Сержант морской пехоты Рамон Дельгато. 28 лет. Черные волосы. Глаза карие. Рост шесть футов пять дюймов. Вес 115 килограммов. Боже!

Да это монстр какой-то. А посмотрите, кем он был раньше! Силы особого назначения, специалист по различным видам оружия, прошел тренировку по выживанию в различных условиях. Он был в подразделении «Дельта»!

— Это что, подразделение по борьбе с терроризмом?

— Верно. Эти парни — настоящие ублюдки, а точнее — безмозглые скоты. И как это Кемден выбрал такого, как он, для выполнения своей программы? Я имею в виду, что этих парней из «Дельты» специально обучают убивать, но они не убийцы-маньяки. А этот Дельгато — испанец. Тут сказано, он родился в Пуэрто-Рико. Почему же он убивает своих же соплеменников?

Дэвид выхватил несколько страниц из папки и сказал:

— Подождите. Я как раз читаю, где они откопали этого типа. Похоже, что Кемден предложил Дельгато такую шикарную должность в своей организации, от которой этот ублюдок не смог отказаться. Купил его на том, что за новую работу он будет получать в четыре раза больше, чем на правительственной службе.

— И это случилось?

— Они уговорили его.

— Наркотики?

— Наркотики, гипноз, электрошоковая терапия, обработка подсознания. Они подвергли беднягу всем мыслимым наборам своих грязных трюков, изменяющих мозг. Внедрили в его психику новую историю жизни. Парень теперь верит, что в детстве его постоянно подвергали сексуальным издевательствам его приемные родители. Его настоящие родители, по этой легенде, убиты его дядей. Шайка Кемдена взяла этого красивого, здорового, патриотически настроенного парня и превратила его в психопата — нерассуждающую машину убийства.

Самое плохое в том, что они внедрили в него глубокую вражду к каждому, у кого в жилах течет латиноамериканская кровь. За шесть месяцев они добились от него всего, чего хотели. В большинстве случаев Дельгато выглядит как нормальный человек. Но стоит ему услышать фразу: «Кармен Миранда и Сиско Кид», и этот убийца начнет кромсать любого, кто выглядит как испанец.

Айра посмотрел на Дэвида и сказал:

— Такого, как вы, например?

Дэвид рассеянно провел пальцами по своей бородке:

— Да, напомните мне, чтобы я перекрасил волосы, прежде чем мы отправимся на охоту за этим типом.

— Что вы имеете в виду? Вы думаете, что они разрешают этому парню ходить без присмотра?

— Нет, его держат в этом заведении на положении узника. Но им приходится постоянно корректировать его состояние, чтобы потом отвозить в дома потенциальных жертв. Они также должны оставить ему достаточно разума, чтобы инструктировать о расположении вещей в квартирах его жертв еще до того, как он туда войдет.

— Предполагаю, что они должны сдерживать его на поворотах, если хотят, чтобы он полностью оправдал надежды, которые они на него возлагают, — пробормотал Айра.

— Да, это, пожалуй, довольно сложно, удерживать его в равновесии. Они оставили Дельгато здравый смысл только на уровне сохранения собственной жизни, в остальном он полный безумец. Вот что ужасно.

Дэвид вдруг поднял палец, предупреждая вести себя тихо. Через несколько мгновений Айра услышал чьи-то шаги. Кто-то приближался к холлу. Шаги остановились вблизи двери и через мгновение возобновились — это охранники возвращались со своего очередного обхода. Когда Айра отвернулся от двери и посмотрел на Дэвида, его удивило, что тот просматривает уже другую папку. Крутой.

Дэвид оторвался от бумаг и сказал:

— Это не первый эксперимент. Когда я допрашивал Шелли, он собирался провести еще целую серию в подтверждение этого эксперимента. Но меня интересовало только то, что происходит в Нью-Йорке в настоящее время. В этой папке записи об эксперименте, который они провели в Атланте в 1982 году.

Глаза Айры широко открылись:

— Это когда в Атланте совершались убийства детей? Вы полагаете, что все это звенья одной цепи?

— Я не могу найти ничего, подтверждающего взаимосвязь между теми убийствами и исследованиями Шелли, но по времени все совпадает. Здесь говорится, что существует особый каталог, в котором можно найти имена жертв этого эксперимента и даты их смерти. И он должен отыскаться где-нибудь среди всего этого беспорядка.

— В этом есть здравый смысл. Я где-то читал, что многие полицейские, связанные с этим делом, остались недовольны тем, что парень, за которым они гонялись, обставил их всех. Его, кажется, осудили только за одно последнее убийство. Предполагалось, что он только повторил прошлые убийства.

— Видите ли, Айра, если бы нам удалось найти каталог, то мы бы узнали наверняка.

— Но в тот раз были убиты одни только дети, а не целые семьи.

— Я знаю. Судя по этим документам, Шелли решил переключиться со взрослых женщин на детей для большего социологического эффекта. Но эксперимент пошел не так хорошо, как им хотелось бы. Записки Шелли подтверждают провал эксперимента — в основном, в городах и пригородах. Как оказалось, преступления не повлияли на население в достаточной степени, чтобы организовать беспорядки. В те времена чернокожие бедняки не обладали достаточной поддержкой властей в Атланте, чтобы произвести большое впечатление на общественное мнение. Проект «Джек» вскоре по некоторым соображениям лишили финансирования, и эксперимент был на долгое время заморожен. Возобновился он шесть лет назад.

64
{"b":"10743","o":1}