ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В свою очередь он добровольно выложил ей, что разведен уже около десяти лет, и кое-что по мелочам. Однако у Виды сложилось впечатление, что Айра не такой уж открытый в том, что касается его личной жизни. У него ее просто не было. Вида встречала и других агентов, жизнь которых всецело зависела от работы в Бюро. В случае с Айрой все выглядело вдвойне трагично, стоит только вспомнить его кабинет в подвальном помещении здания ФБР. Мысленно воспроизведя в памяти эту картину, Вида содрогнулась.

К тому времени, как официант вернулся с ее содовой водой и бутылкой пива «Дос-Эквус» для Айры, терпение Виды лопнуло.

Она сделала ему еще одну последнюю уступку: разрешила быстро глотнуть пива.

— Ну, расскажите мне о Вандемарке, — сказала она заинтересованно, подстрекая его начать разговор. Айра отметил ее нетерпение с чувством нежности и удовольствия, снова глотнул пива и сказал просто:

— Он был юристом в Мичигане.

Это вызвало как раз ту реакцию, которую Айра ожидал. Вида сидела, широко раскрыв глаза от удивления. Он получил возможность потянуть пивка из стакана до того, как Вида, придя в себя, сказала:

— Вы меня дурачите, ведь так?

— Ничуть.

— Серийный убийца, который когда-то был юристом?

— И отличным парнем, как мне удалось узнать. Руководство юридической фирмы было первым, у кого я брал интервью, когда начал наводить справки о Вандемарке. Целых три года он работал в конторе «Брэдхерст, Вайс и Лоув» в Блумфилд-Хилз. И даже в такой престижной фирме ему удалось создать репутацию человека, отлично справляющегося со своими обязанностями и, более того, любящего свое дело. Каждый считал, что еще до окончания следующего года он станет одним из руководителей фирмы. Отчаянный парень. Женился на дочери Лоува. Человек на пути к заслуженному успеху в своем деле. Вида покачала головой. Такое сочетание крайностей в одном человеке казалось слишком непонятным и даже роковым. Первый в ее практике матерый преступник оказался адвокатом. Это ж надо! Ей показалось, что сегодняшний день ее доконает.

— А что это была за юридическая контора? — спросила она и слегка потерла висок, ощутив первый признак головной боли, которая, наверняка, теперь не отпустит ее до конца дня.

— В большинстве случаев эта фирма занималась вопросами общегражданского законодательства, по моим сведениям. Это было в 1975 году. В то время строился «Центр Возрождения» на берегу реки Детройт. Некоторые здания в округе убирали. Большинство клиентов фирмы были детройтскими агентами по продаже недвижимости. Фирма помогала им в продаже материальных ценностей и недвижимости в прилегающих к этому центру местах.

— Понимаю. Процветающий юрист, быстро делающий себе карьеру.

Айра почесал подбородок, задумавшись над ее словами.

— Думаю, вы правы. У Вандемарка был острый ум, который помогал ему быстро решать все юридические проблемы. Он заработал много денег для своей фирмы и был их любимцем, таким белокурым мальчиком. Но наряду с этим он отказывался идти на компромисс со своими довольно высокими морально-этическими принципами. По-видимому, не раз он возвращался к своим клиентам и убеждал их внести дополнительно некоторую сумму наличными, чтобы помочь переселить тех бедных людей, которых фирма помогла выселить по суду. В это время в Детройте проходило много таких процессов. Это было лучшее время для дельцов, занимающихся продажей недвижимости. Они вынуждали владельцев маленьких семейных магазинчиков бросать свой бизнес и переезжать в другие места. И Вандемарк тоже участвовал в этом темном деле, но он был все же немного гуманнее, чем остальные.

Он также многое делал бесплатно, помогая людям, которые не могли нанять себе приличного адвоката. Похоже, что боссы зажимали его именно по этой причине. Он имел обыкновение щадить побежденную сторону. А они считали, что еще пару лет фирме надо поработать без оглядки на интересы людей, терпящих убытки. Это являлось полной противоположностью его взглядам. Конечно, так никому и не удалось выяснить, кто из них был прав.

— А что же произошло?

— Несчастный случай. А затем — убийство. Но я забегаю вперед. Пожалуй, надо сначала напичкать вас всякой побочной информацией, а уже потом рассказать суть.

До того как Айра смог продолжить свой рассказ, официант вернулся и поставил две порции начоса перед ним. Айра бросил несколько восхищенных реплик по поводу принесенного блюда, одобрительно кивнул сияющему официанту и с аппетитом принялся за еду. После чего продолжил свою мысль:

— Знаете, я думаю, что, если бы Вандемарк не дал поймать себя на удочку «американской мечты», он стал бы юристом, исповедующим гражданские свободы. Но у него была жена, ребенок и купленный в рассрочку дом где-то в пригороде.

— Ну, а как насчет его семейной жизни?

— Дайте мне дорассказать. Это была такая семья, которую согласился бы нарисовать сам Норман Рокуэлл. Кристина Вандемарк была лучезарная красавица с льняными волосами. Она вернулась к земле, несмотря на красоту, высокое социальное положение и богатство семьи, работала учительницей и планировала вернуться на работу, как только подрастет дочь. Дэвид Вандемарк просто обожал ее. Она отвечала ему взаимностью. Малышку они назвали Дженифер. Ей было только три года, когда это случилось.

Айра замолчал. Голос его дрогнул, когда он через секунду продолжил:

— Такая маленькая, хорошенькая. Копия матери. Я видел фотографии. Поразительное сходство.

Вида удивленно взглянула на Айру. Та нежность, с которой он говорил об этих людях, позволила ей предположить, что он говорил о тех, кого действительно хорошо знал.

— Вы никогда не встречали ни мать, ни ребенка?

Айра молча пил пиво, а затем, не поднимая глаз, сказал:

— Пока они были живы, не видел.

Другой вопрос застыл у Виды на губах. Айра продолжил свое повествование:

— Все трое жили в трехкомнатном доме в Уоррене, штат Мичиган, в очень спокойном пригородном районе. Около дома большой двор, недалеко на этой же улице — школа. Они собирались переехать в дом побольше, когда Дэвид получит повышение по службе.

Айра задумчиво посмотрел в окно. Вида глянула, куда он смотрит, и заметила молодую супружескую пару, идущую по улице с двумя светловолосыми малышами. Айра продолжал наблюдать за ними, пока они не исчезли из виду, затем сказал:

— Сначала я думал, что ключ к разгадке тайны, почему Дэвид стал совершать убийства, возможно, кроется где-то в семейной жизни. Но в этой версии я зашел в тупик. Вандемарки были образцовой парой — любящей и здоровой. У них вся жизнь была впереди. Или это, возможно, только так казалось. Счастливее, чем на самом деле, они быть не могли.

— А как они жили до супружества? — спросила Вида.

— Он встретил свою будущую жену в колледже, ждал, пока сам сдаст последний экзамен, только потом женился. Все в точности, как я ожидал. Единственное, что было необычным в его прошлом, так это то, что его воспитывала тетка. Говорили, что его родители погибли в автомобильной катастрофе недалеко от Огайо. Однако позже я узнал, что это была «утка». Но я снова забегаю вперед.

Официант еще раз перебил рассказ Айры. На этот раз прибыл салат для Виды и «рог изобилия» из мексиканских яств для Айры. Такого большого количества овощей, риса, поджаренных бобов и всякой прочей снеди хватило бы для проголодавшегося мамонта, подумала Вида. Хмуро взглянув на свой салат, она сказала:

— И что же нарушило такое блаженное наслаждение жизнью, которое испытывал Вандемарк?

Айра положил еду в рот и пробормотал:

— Несчастный случай. Из отчетов я узнал, что это было ужасно. Два человека скончались в результате этого происшествия.

— Жена Вандемарка и его ребенок?

Айра смотрел куда-то в пространство, словно вспоминая нечто случившееся с ним самим.

— Нет. Один из этих людей занимался недвижимостью. Его звали Джозеф Скарпелли. Другой — заключал контракты. Я забыл, его звали не то Маллэни, не то Мейлоун. Какое-то ирландское имя. В деле записано. Но это не важно...

8
{"b":"10743","o":1}