ЛитМир - Электронная Библиотека

— Отсюда не видно.

— Может, тебе стоит подойти к ней поближе? — предложила Мора с невинным видом. Она слегка запыхалась, ей внезапно захотелось выпить стакан прохладного лимонада. — Может, ты захочешь пригласить ее на танец?

— Вот уж вряд ли! — Лаки громко фыркнул. — Меньше всего на свете я хотел бы пригласить ее, — мрачно добавил он.

— А почему, Лаки?

— Потому что у нее язык как у гадюки. И она такая командирша! Только потому, что ее отец держит магазин, она думает, что знает все на свете. Да и потом, она не хотела, чтобы я поехал ловить бандитов, помните? Просила меня быть поосторожнее. Меня! Она думает, что я еще ребенок! Вот Орхидея так не считает. И вдова Уолш тоже…

— Почему бы тебе не дать Нелл шанс узнать тебя поближе? Ты и сам ее едва знаешь.

— Я знаю все, что должен знать. — Внезапно Лаки нахмурился и посмотрел на Мору. — Эй, миссис Лесситер, а почему это вы так волнуетесь, приглашу я ее танцевать или нет? Сдается, она не чувствует себя здесь одиноко, совсем нет.

Мрра повернула голову и увидела, что Текс, их молодой работник, ввел Нелл в круг танцующих.

— Хорошо, может, она и впрямь не одинока. Но я думаю, на днях ты задел ее чувства.

— О чем вы? — Лаки подозрительно посмотрел на Мору.

— Я подслушала, когда ты… шутил насчет банды Кэм-беллов, которая пыталась украсть Нелл. Я знаю, ты просто хотел немного посмеяться, Лаки Джонсон, без всякого злого умысла. Но в таких случаях юным леди не до смеха. Поэтому и тебе не стоило так шутить, Лаки.

Парень вспыхнул до корней волос.

— Я знаю! Как только я это ляпнул, то сразу понял, что зря. Я и не думал, что это прозвучит так, как вышло.

— Тогда почему бы тебе не извиниться перед Нелл?

— Потому что мы не ладим. Вот и все. — Но Лаки краем глаза наблюдал за тем, как танцует Нелл, и уголок его рта нервно дергался.

Когда музыка смолкла, Лаки поклонился Море.

— Удивительно, что босс не помешал мне танцевать с вами, мэм. Ставлю два доллара, что Слим не дотянул бы до конца, это точно. — Он ухмыльнулся.

— Лаки! Перестань! — Мора расхохоталась. — Ты просто не знаешь хорошо Куинна…

Тут она заметила мужа — он стоял в углу комнаты рядом с Сериной Уолш. Близко наклонившись друг к другу, они о чем-то тихо говорили. Мора постаралась сохранить спокойствие, но, видимо, это ей плохо удалось.

— Эй, миссис Лесситер, с вами все в порядке?

— Я не прочь выпить стаканчик лимонада, Лаки, — призналась Мора.

Улыбка, которую она приклеила к своему лицу, была натянутой, но Мора не расставалась с ней, пока Лаки Джонсон вел ее к столу с напитками, наливал ей в стакан лимонада и пододвигал стул, чтобы она присела отдохнуть. Он не отходил от нее до тех пор, пока к ним не подошли Кэролайн, Грейс и Эдна. Все они хвастались своими нарядами и восхищались платьями друг друга.

— А теперь мы займемся стеганым одеяльцем для вашего маленького, — пообещала Грейс, поглаживая Мору по руке и нежно улыбаясь.

Мора равнодушно кивнула.

— Я считаю, его следует сшить из кусочков голубой, белой и желтой ткани. Тогда оно подойдет и для девочки, и для мальчика, — пояснила Эдна свою мысль. — Точно такое же мы сшили для младшенького Элис.

Мора пыталась казаться заинтересованной, но на самом деле она никак не могла сосредоточиться на предмете разговора. Через несколько минут подошел Джон Хикс и пригласил ее на танец, потом то же самое проделал Грейди, работник с их ранчо.

Но Мора вдруг обнаружила, что танцы не такое уж замечательное и веселое занятие, каким они ей казались прежде. Даже яркие платья, даже праздничная, сияющая огнями комната, густой аромат духов, запах жареного мяса и вина из бузины не веселили ее. Она ни разу не танцевала в объятиях своего мужа.

«Куинн не оставит тебя ради Серины», — сказала себе Мора, возвращаясь на место. Она не сомневалась, что это правда. Мора едва знала человека, за которого вышла замуж, но была уверена, что он живет по строгому кодексу чести, тому самому, который вынудил его на ней жениться. Мора знала, что Куинн никогда не откажется от нее, не нарушит условий их сделки.

Но если Серина та женщина, которую он считает самой близкой себе…

Это задело Мору гораздо сильнее, чем она ожидала.

Внезапно она почувствовала, что не в силах больше выносить окружавшую ее суету и болтовню.

— Простите меня, — сказала она сидящим рядом с ней Кэролайн и Эдне, — я хочу подышать свежим воздухом.

Она выбежала из дома прежде, чем кто-то из них предложил проводить ее, прежде, чем она заметила волнение в глазах Эдны. Она выскочила из двери на веранду и прошла в самый дальний ее угол. Там Мора схватилась за перила и подняла разгоряченное лицо вверх, к бескрайнему звездному небу.

Она дышала глубоко, призывая на помощь все свои силы, чтобы не дать пролиться слезам отчаяния и боли, которые уже навернулись ей на глаза.

Когда она услышала неподалеку голоса, ей понадобилась всего секунда, чтобы узнать, кому они принадлежат. Мора повернула голову вправо, к раскидистым деревьям, ветви которых ритмично колебались под ветром, словно танцевали под доносившуюся из дома музыку, и увидела две фигуры. Она узнала изящный профиль Серины, ее высоко забранные вверх светлые локоны и широкоплечую фигуру Куинна, четкий силуэт его шляпы.

Куинн и Серина! Скрытые в тени деревьев от лучей света, они вместе наслаждались терпким ароматом весенней ночи!

Глава 26

Я думаю, ты должна прямо сказать, чего ты от меня хочешь, Серина.

Стараясь говорить как можно тише, Куинн испытующе смотрел на женщину в великолепном лиловом платье с откровенным декольте. Серина мало изменилась с тех пор, как бойкой молодой женщиной переезжала из города в город с театральной труппой Уолша, участвуя в мелодрамах. Это было время, когда ее первый муж, Раймонд Уолш, отказался от нее и от своего шоу и сбежал с девчонкой из мюзик-холла, прихватив с собой все костюмы, декорации, фургоны и лошадей. Куинн встретил Серину вскоре после этого события, когда она уже заправляла салуном. Она была зла на весь мир, на всех мужчин на свете, но в то же время оставалась самой потрясающей и чувственной женщиной из всех, кого он знал в жизни. Они провели вместе немало ночей, и оба испытали невероятное наслаждение, прежде чем Куинн уехал. Несколько месяцев спустя он снова столкнулся с ней, на этот раз в Техасе. Она вышла замуж за хозяина салуна Эллоу Роуза. Серина пела и танцевала на сцене дважды в неделю, и так было до тех пор, пока ее второй муж не получил смертельную пулю во время драки. Не так уж много дней понадобилось Серине, чтобы узнать, что салун заложен, и после оплаты похорон мужа и ремонта салуна денег у нее не осталось. Нечем было заплатить по закладной, и Серине пришлось продать дело.

Она нанялась в бордель мадам Лолы. Куинн провел там в ее компании несколько приятных дней и ночей, а потом устремился по следам печально известной банды Старка. Он больше не видел Серину до тех пор, пока не приехал в Хоуп пару лет назад, разведать, что представляет собой собственность, владельцем которой он стал недавно. Тогда он и обнаружил, что его подруга содержит пансион.

Сама судьба, казалось, бросала их друг к другу снова и снова, и Куинн не однажды думал, а не успокоиться ли когда-нибудь, не осесть с Сериной или с кем-то вроде нее, с кем-то, кто так же хорошо знает эту жестокую, суровую жизнь, как и он сам, кто понимает, что есть мужчины перекати-поле, что ничто хорошее не вечно и полагаться следует только на себя. С кем-то, кто не доверял бы никому, не нуждался ни в ком, не хотел ничего от другого, кроме приятного тепла в холодную ночь, и кто был бы убежден, что человеческие, товарищеские отношения дорогого стоят.

— Ну, Куинн, милый, не глупи. От тебя мне ничего не надо, просто ты меня удивляешь. Ты столько времени в Хоупе и ни разу — ни разу, подчеркиваю, не возражай — не постучался в мою дверь. На Юге, откуда я приехала, люди знают, что старые друзья так себя не ведут.

54
{"b":"10746","o":1}