ЛитМир - Электронная Библиотека

Мора тоже ждала продолжения страшного рассказа о той ночи. И все время ее мозг отчаянно работал. Фальшивое дно в эмалевой шкатулке! Бриллианты и смерть! Смерть преследует ее с той самой минуты, когда она убежала от Джадда и Хоумера и по неведению забрала камни с собой.

— Вскоре после этого на улице началась пальба. Этим я обязан вашему мужу. Когда он убил одноглазого, я стоял в тени. Поскольку Джастин спустилась вниз как раз перед этим и прогуливалась по улице, я пошел за ней. Я улучил минуту для исполнения задуманного. Я понял, что Куинн Лесситер с дружком собрались убить друг друга на дуэли. Револьвер — не мое оружие, — с улыбкой объяснил Рой Эллерс, — но в том случае идеальное, чтобы им не воспользоваться. Я выстрелил в Джастин, притаившись в тени, в ту самую секунду, когда те двое начали стрелять. Без сомнения, ваш муж решил, что его пуля или пуля его приятеля поразила ее насмерть.

Он захихикал, и снова его глаза загорелись безумием.

— Лесситер подошел прямо к Джастин, — продолжал Эллерс. — Наклонился, взглянул и ушел. На ней все еще было бриллиантовое колье, когда он отошел от нее, — я видел, как оно блестело на снегу. Но потом я услышал шаги шерифа на улице. Он появился прежде, чем замерло эхо выстрелов, и я понял, что мне надо убираться, пока цел. Я полагал, что смогу потребовать колье позже. Каждому известно, что Джастин была моей женщиной, и тот бриллиантовый пустячок обошелся мне в целое состояние. Я имел право забрать его назад, и никто не стал бы возражать.

Эллерс подошел поближе к Море. Ужас охватил ее, она застыла на месте, не в силах оторвать взгляда от непрошеного гостя.

— Но кто-то добрался до нее раньше, чем представитель закона. Кто-то после Лесситера подошел к ней и сорвал колье с шеи убитой. Мне понадобилось несколько недель, чтобы разузнать и проверить все, прежде чем я нашел кого-то, кто смог сообщить мне, что случилось. Один пьяный тип, которого выворачивало наизнанку в переулке, видел Лесситера, а также двух мужчин, которые сорвали колье с убитой женщины, лежащей на снегу. Он не знал, как их зовут. — Эллерс вздохнул. — Но по их виду он подумал, что они братья. Поэтому мне пришлось выяснять, кто они такие и где они живут. На это тоже ушло немало времени. Но я это выяснил.

Его лицо внезапно вспыхнуло от гнева.

— И все это только ради того, чтобы добраться до Нотс-вилла и узнать, что эти два балбеса вытащили бриллианты из ожерелья и сложили их в проклятую шкатулку, а потом потеряли! — Его голос больше походил на рык зверя.

— У меня нет их бриллиантов, — сказала Мора, отчаянно сопротивляясь ледяной панике, которая волнами накатывала на нее под пристальным взглядом ужасных, безумных глаз Эллерса. — Я не знала о бриллиантах, когда забирала с собой шкатулку, это была память о Ма Дункан, и больше ничего. Я держала в ней п-пуговицы. Я никогда не видела никаких камней!

— Когда речь заходит о бриллиантах, — мягко заметил игрок, — люди обычно лгут. Никому не хочется отдавать их, если они к нему попали. И ваши братья тоже не хотели, мэм. Но к тому времени когда я закончил с ними беседовать, им пришлось сказать мне все. Вам тоже придется. Вы все мне расскажете, когда я закончу.

Его рука дернулась вниз. Море показалось, что у нее остановилось сердце: она решила, что он потянулся за револьвером. Но в его руке заблестел нож.

— Говори, где бриллианты! — приказал он довольно спокойно, а затем направился к ней.

Мора отскочила в сторону, ее громкий крик метнулся вверх, к потемневшим балкам потолка. Не было времени думать, как себя вести, и она сделала единственное, что могла. Схватила горшок с супом и выплеснула кипящее содержимое в лицо Эллерса. Он взвыл от боли.

Мора побежала к двери. Завывания Эллерса звенели у нее в ушах. Когда она дернула ручку, настал ее черед кричать во весь голос. Какой-то великан загородил ей дорогу, но лишь в следующий миг она поняла, что это Куинн.

Потом все словно подернулось туманом. Куинн вытащил револьвер и выстрелил в Эллерса. В ответ в него полетел нож; он ударился о дверной косяк с глухим убийственным стуком, всего в пяти дюймах от головы Моры.

— Что за черт? — Куинн отдернул ее в сторону, и когда она инстинктивно оглянулась, то увидела, как Эллерс рухнул и ударился о пол. Куинн вытолкал Мору за дверь. — Подожди там.

Она прислонилась к стене, дрожа всем телом. Она знала, что не сможет двинуться с места, если даже очень захочет. Казалось, прошла целая вечность, слова Эллерса снова звучали у нее в голове.

Куинн вышел через несколько секунд. Он притянул Мору к себе и обнял, стараясь унять сотрясавшую ее дрожь.

— Он мертв. Кто бы он ни был, черт побери, — пробормотал Куинн со вздохом. — Он тебя обидел?

— Н-нет. Но это он убил Джадда и Хоумера. И ту женщину в Хатчетте. — Он обернулся к двери, за которой лежал мертвец. — Это не ты ее убил, Куинн. Это была не твоя шальная пуля. Он ее застрелил из-за бриллиантового колье. Но у меня нет этих камней. Я никогда их не видела, клянусь…

— Мора, ш-ш… Успокойся. — Он погладил ее по спине, потом приподнял пальцами ее подбородок. Он не понимал, о чем, черт побери, она говорит. Но он видел, что Мора на грани истерики. — Все в порядке, любимая. — Он нежно поцеловал ее в лоб.

Мора чувствовала, как ослабевает напряжение от прикосновения его губ. Сильная дрожь пробежала по ее телу, и Мора впилась пальцами в широкие плечи Куинна. В темноте он казался таким высоким, таким спокойным и уверенным, что она стала медленнее, ровнее дышать, а комок в ее горле исчез. Но потом ее взгляд снова подернулся пеленой.

— О, Куинн, я вылила весь суп! — Рыдания душили ее. — Это был твой о-обед. После всего, что сегодня было, ты останешься голодным. Я выплеснула суп ему в лицо!

— Великолепно, миссис Лесситер. — Он погладил ее по щеке. — Я не голоден. Ни капельки.

— Ты так говоришь, только чтобы успокоить меня!

— Предположим, но я думаю, это моя обязанность как мужа, — нехотя уступил он и пристально посмотрел ей в глаза. Он заглядывал в них так глубоко, что сердце Моры несколько раз перевернулось в груди, а мысли внезапно изменили свое направление.

— И потом, эти бриллианты… — Голос Моры дрожал, в горле что-то булькало, паника с новой силой охватила ее. — Клянусь, я не знаю про них ничего, я никогда их не видела…

— Ш-ш… Ты думаешь, меня волнуют эти бриллианты? Или что-то еще, кроме твоей безопасности?

Его слова пробились через вязкую трясину паники, в которую погрузилась Мора. Она глубоко и медленно вздохнула и всмотрелась в его лицо.

Нежность и беспокойство светились в обычно ледяных глазах Куинна. Его мощные руки сжимали ее так крепко, что она чувствовала, как бьется его сердце, а оно билось в унисон с ее сердцем.

Где-то на задворках памяти остался мертвец, лежавший на кухне, но сейчас это для нее было не важнее пятен на Луне.

— Ты и ребенок — вот все, что для меня важно, — сказал ей Куинн хриплым голосом.

— А ты — все, что важно для меня, для нас, — услышала она свой шепот, прежде чем смогла удержать искренние слова признания.

— Я не знаю, какого черта мне понадобилось столько времени, чтобы понять такую простую вещь. — Куинн прикоснулся к ее волосам, запустил руку в пышные кудри. Он сделал это с нежностью, от которой Мору бросило в дрожь. — Или, может, я ничего не понимал, — продолжал он. — Я не признавал этого, не мог поверить, что это для меня важно. Но когда я едва не потерял тебя сегодня, когда Кэмпбеллы утащили тебя на Скалл-Рок… — Его голос дрогнул от отчаяния. — Я люблю тебя, Мора Джейн Лесситер! Я люблю тебя больше всего на свете, даже больше собственной жизни!

— Больше, чем… свободу? — спросила Мора, и ее голос задрожал. Она боялась его ответа, очень боялась, но в то же время ей был необходим ответ. — Больше, чем открытое небо над головой?.. Больше, чем дорогу, которая уводит из дома?

— Я собираюсь провести дома остаток своей жизни, чтобы доказать тебе, что это мне нравится больше, чем все остальное, — сказал Куинн Лесситер.

68
{"b":"10746","o":1}