ЛитМир - Электронная Библиотека

Складная кровать! Сердце Элизабет забилось. Разумеется, она не ожидала найти здесь какую-то роскошь, но то, что предлагал капитан, означало отсутствие минимальных удобств, к чему Элизабет вовсе не была готова! В худшем случае она все же надеялась на простую кровать! Тем не менее девушка продолжала смотреть на него с твердостью во взгляде и старалась ничем не выдать обуревавших ее сомнений.

– Очень хорошо, капитан. Меня зовут Элизабет Трент. Я бы хотела занять это свободное место на корабле… если вы, конечно, не возражаете. – Она улыбнулась ему одной из тех очаровательных улыбок, которые обычно с легкостью растапливают сердца представителей мужского пола. – Так случилось, что мне нужно отправиться в Индию немедленно, а ваше судно неожиданно оказалось единственным подходящим транспортом.

Капитан Милз недоуменно посмотрел на Элизабет, однако она мягко продолжала:

– Естественно, я хорошо заплачу за свое место, а также за все дополнительные услуги, которые потребуются в таком непредвиденном случае.

– Мисс, не может быть, чтобы вы серьезно собирались путешествовать с нами?!

– Именно с вами. – Элизабет уже настроилась выслушать аргументы, которые слышала вчера. Однако между тем, что было вчера, и тем, что происходило сегодня, была существенная разница. Вчера она имела дело с людьми, которых знала, которые были ей близки и понятны; это были люди ее круга. Но капитан Милз, торговец и моряк, относился к другой категории. Уже одно это обстоятельство значительно упрощало ее теперешнее положение. Капитан сколько угодно мог удивляться настойчивости молодой леди получить место на его корабле. Все же, по существу, он не мог спорить. Ее богатство и положение в обществе не позволяли капитану Милзу отказать Элизабет, как бы ему ни хотелось. Все это она понимала не хуже, чем он, и поэтому решила терпеливо переносить его бессильный протест.

Капитан Милз прочистил горло, однако голос его звучал хрипло:

– Прошу прощения, мисс, не скажете, в курсе ли ваши родители относительно вашего решения? Я хочу сказать… я вовсе не хочу иметь неприятностей, если что-то не так или если они против. Я, конечно, не имею в виду неуважения или что-то в этом роде… но… Я просто не хочу иметь неприятностей!

– У вас не будет никаких неприятностей, капитан. Я отправляюсь в Индию навестить дядю, который является моим опекуном, поэтому, я вам обещаю, он будет очень благодарен вам за то, что вы взяли на себя все эти хлопоты. Дядя будет вам еще более благодарен, если вы поможете мне разыскать его в Калькутте как можно скорее. – Элизабет снова улыбнулась своей неотразимой улыбкой.

Конечно, она хорошо знала, что Чарльз Трент на самом деле будет глубоко оскорблен, когда узнает, о чем его племянница беседовала с каким-то купцом, который всю жизнь занимался только тем, что путешествовал по своим торговым делам. Но Элизабет вовсе не собиралась посвящать капитана во все нюансы столь щекотливого дела. И уж конечно, не собиралась это делать сразу. Для объяснений еще будет масса времени. А когда дядюшка поправится, он вряд ли рассердится, узнав, каким образом она проделала свое путешествие. По крайней мере его гнев будет направлен только на нее, а вовсе не на капитана Милза. К тому же Чарльз Трент хорошо знал характер своей племянницы, знал, какой она может быть упрямой и настойчивой в достижении цели. Нет, он ни в чем не обвинит капитана Милза.

Элизабет постаралась скрыть свой обман за подчеркнутой любезностью. В то же время она обратила внимание на то, какой эффект произвели на него ее слова. Капитан выглядел, как затравленный заяц, хотя и подчинившийся судьбе, но все еще безнадежно пытающийся выкарабкаться из силков.

– Мисс, каюта, которую я могу вам предложить, не подходит для такой леди, как вы, поймите меня правильно. Почему бы вам не избрать для своего путешествия более комфортабельный пассажирский корабль? Неужели дело столь неотложное, что вы не можете дождаться регулярного рейса?

Элизабет невозмутимо ответила:

– Мое дело вас совершенно не касается. У меня есть желание отправиться немедленно, и я готова как следует за это заплатить.

Она высокомерно посмотрела на него и добавила:

– Вы что, хотите мне отказать?

Под надменным взглядом Элизабет все протесты капитана Милза умерли бесславной смертью.

– Нет, нет, что вы, мисс, я вас уверяю, я совершенно не собираюсь вам отказывать, – сказал он торопливо. – Ни в коем случае. Мы рады вас приветствовать на нашем корабле.

За эти слова он был вознагражден холодной улыбкой, – А теперь, мисс, будьте так любезны, пройдите сюда. Мы отчаливаем очень-очень скоро, но я должен буду послать Хокинса, своего казначея, достать для вас необходимой еды. Это не займет много времени. Будьте осторожны, смотрите под ноги, мисс Трент.

Тут Элизабет почувствовала наконец сильное облегчение, хотя и не подала виду, сохраняя на лице маску равнодушия и спокойствия. Вслед за капитаном она поднялась на борт корабля. «Молот ветров» был большой, могучей, но небрежно сколоченной трехмачтовой посудиной с огромными парусами и резной фигурой женщины на носу. На верхней палубе грудами сложены запасные паруса, канаты и бочонки с дегтем. Элизабет заметила, что в обоих концах палубы располагались лестницы: одна вела вверх, а другая спускалась вниз, в темноту. Капитан Милз повел ее к той, которая вела вниз, объясняя попутно, что наверху расположены кают-компания, помещения команды и камбуз. Чтобы провести ее по пустому неосвещенному коридору, ему пришлось зажечь свечу. Здесь, в нижнем отделении, размещались его собственная каюта и склад продовольствия. Предназначавшаяся ей каюта была первой слева по коридору. Пока капитан шарил в поисках ключа, Элизабет с беспокойством прикидывала, какие трудности и опасности ожидают ее впереди. Когда они наконец вошли в каюту, у нее перехватило дыхание.

То, что она увидела, было едва ли больше, чем туалет в доме Трентов. В каюте стояла узкая походная кровать, прикрытая тощим тюфяком и грубым шерстяным одеялом неопределенного серого цвета. Здесь же находился небольшой деревянный комод с тремя маленькими ящиками, а над ним на стене был укреплен подсвечник с единственной свечой. Пол, хотя и выскобленный до блеска, был гол, на стенах никаких украшений, кроме пары перекрещенных старинных шпаг, висящих над кроватью. Во всей каюте только на них и можно было задержать взгляд.

Элизабет изо всех сил старалась побороть тот ужас, который охватил ее при виде столь убогой, можно сказать, нищенской обстановки. Однако до конца с собой справиться она не смогла. Капитан Милз, ожидавший подобной реакции, удовлетворенно сказал:

– Я предупреждал вас, мисс, что многого вы здесь не найдете.

Элизабет повернулась к нему, стараясь не поднимать глаз:

– Это вполне подойдет, капитан. Только будьте любезны, пришлите ко мне вашего казначея. Я кое-что закажу ему в дорогу, и после этого мне будет вполне удобно.

Она решила поближе рассмотреть перекрещенные шпаги. Их металл холодно сверкал, а по краю отточенного лезвия проходила запутанная выгравированная надпись.

– Очень интересные шпаги. Наверное, они принадлежат вам, капитан?

Капитан Милз усмехнулся.

– К сожалению, нет. Это шпаги Коллинза. Мой первый помощник Коллинз обычно спал здесь. А его сестра, совершеннейший ребенок, девочка, в один прекрасный день сбежала с каким-то негодяем. Коллинз впал в настоящую ярость и требовал отпустить его в погоню. Я понял, что от него будет мало пользы, ведь он, бедняга, мучился, терзался, и разрешил ему уйти. Именно поэтому его каюта теперь пуста. – Он снова мягко улыбнулся. – Гром и молния, я попал в пренеприятнейшую передрягу! – Но тут же спохватился, улыбка угасла на его лице, и он продолжал вполне официальным тоном: – Так вот, Коллинз нашел эти шпаги во Франции, после того как закончилась война. Мне кажется, он ценил их выше всего на свете.

– Что ж, я не могу его за это осуждать, – произнесла Элизабет. – Шпаги действительно замечательные.

8
{"b":"10747","o":1}