ЛитМир - Электронная Библиотека

– Новое задание? – повторил мистер Стивенсон, наблюдая за тем, как Анабел, не дожидаясь приглашения, усаживается в кресло напротив. В этом кресле обычно сидел клиент фирмы. Эве-рет Стивенсон смотрел на Анабел так, будто она только что проглотила пишущую машинку. – Мисс Бранниган, – медленно и отчетливо произнес начальник, словно разговаривал с умственно отсталым. – Вы наш клерк, надо признать первоклассный, но тем не менее клерк. Сейчас у нас нет свободных вакансий. Единственная вакантная должность – это должность оперативного работника, но не хотите же вы сказать...

– О да, сэр, хочу. – Анабел кивнула, стараясь при этом выглядеть как можно спокойнее. – Я хочу стать первой женщиной-детективом в сыскном агентстве Стивенсона.

От удивления Эверет Стивенсон целых две минуты не мог вымолвить ни слова. Затем, проведя рукой по волосам, он ответил:

– Идите домой, мисс Бранниган, и займитесь вышиванием в кресле-качалке перед камином. Вы сами не понимаете, что говорите.

– Нет, я все прекрасно понимаю. – Анабел решительно подалась вперед. – Я не уйду, пока вы серьезно не подумаете о моей просьбе.

– Ваша просьба, – пробормотал он сквозь зубы, – невыполнима. Мы не принимаем женщин на эту должность. И вас об этом предупреждали, когда вы устраивались на работу.

– Но...

– Это уже решено.

Эверет Стивенсон бросил взгляд на кучу бумаг на столе, а затем снова уставился на молодую леди, сидящую перед ним. В белой блузке и коричневой саржевой юбке она выглядела аккуратной и подтянутой. Волосы были тщательно уложены: ни один волосок не выбился из тугого пучка, хотя день уже подходил к концу. Анабел Бранниган была очень дисциплинированна и умна. И при этом еще красива. Черт побери, почему какой-нибудь самонадеянный мальчишка до сих пор не женился на ней, заперев на кухне с парочкой орущих детей в придачу? Тогда у нее не осталось бы времени для нелепых идей. Женщина-детектив! Надо же такое придумать! Он махнул рукой в сторону двери.

– Идите домой, мисс Бранниган, – повторил мистер Стивенсон. Но она как будто приросла к стулу и ни на секунду не сводила взгляда с начальника.

Затем Анабел медленно заговорила – голос звучал твердо и спокойно:

– Мистер Стивенсон, вы проницательный человек, и вы выслушаете меня потому, что в глубине души осознаете, что из меня выйдет первоклассный детектив, и ваше агентство только выиграет. Вы знаете, что я достаточно умна, обладаю необходимыми навыками, кроме того, схватываю все на лету. Вдобавок, – не умолкал мягкий мелодичный голос Анабел, – я знаю, что ваша цель – превзойти агентство Пинкертона. Этого не получится, если вы не подумаете хорошенько над тем, что я только что сказала.

Как ни странно, слова простой служащей подействовали на Эверета Стивенсона. Сразу, как только Анабел приступила к работе в агентстве, она доказала, что редкая красота и острый ум могут сочетаться. Несмотря на придирчивый характер, мистер Стивенсон был ею доволен. Анабел была его самым способным клерком, ответственным и трудолюбивым. Все спорилось в ее руках. Анабел всегда находила общий язык и с клиентами, и с коллегами. Другими словами, она была незаменимым сотрудником. Ей удалось занять в конторе прочное положение, и начальник почти забыл о том, что девушка пришла сюда, чтобы стать оперативным работником. Но, как видно, сама Анабел об этом помнила.

«Жаль, – думал про себя Стивенсон. – Если бы она была мужчиной, я обязательно дал бы ей попробовать. Бьио бы интересно посмотреть, что получится».

– Так-так, продолжайте, – удивляясь своим мыслям, произнес Стивенсон.

Лицо Анабел посветлело. В глазах засветилась надежда. «Он слушает. Сохраняй спокойствие. Продолжай в том же духе», – подбадривала она себя.

– Тот, кто хочет быть впереди, не упускает свой шанс, мистер Стивенсон, – сказала Анабел, удивляясь ровности своего голоса. – Он полагается на интуицию и использует каждую возможность для достижения целей. Так вот, я предоставляю вам одну из таких редких возможностей, сэр. Я предлагаю вам нанять на работу детектива, обладающего острым умом, хорошей интуицией и стремлением решить поставленные перед ним задачи. Я не менее заинтересована в достижении намеченной цели, чем вы.

Анабел встала, подошла к столу мистера Стивенсона, оперлась о край и продолжала:

– Судите сами: моя мать занималась шпионажем для северян во время войны между Севером и Югом. Она получала приказы от самого Пинкертона и заслужила награду, которую ей лично вручил президент Грант. Как видите, стремление преодолевать трудности, добиваться Цели и сохранять при этом спокойствие у меня в крови. – Анабел быстро перевела дыхание и продолжала, не дав Стивенсону прервать себя: – Кроме того, за шесть месяцев работы в этом кабинете я узнала много нового. Моими учителями были вы и служащие агентства. Мистер Стивенсон, не сомневайтесь, я подхожу для работы, о которой прошу. Дайте мне шанс.

– Я признаю, что вы умная женщина, мисс Бранниган, – воскликнул мистер Эверет Стивенсон. – Пожалуй, самая умная из всех, что я встречал, но...

– Есть еще одна причина, по которой вы просто должны доверить мне это дело, – вставила Анабел, глядя прямо в глаза начальника, как обычно делал он.

– Какое дело?

– Дело Маккаллума, – уверенно ответила она. – Я могу найти Брета Маккаллума.

Глава 2

Получилось! Она попросила!

Анабел охватила дрожь от волнения. Даже недоверчивый взгляд Эверета Стивенсона не смущал ее. Она сказала все, что хотела, и в ее словах была правда.

– Ерунда, – буркнул он и неопределенно махнул рукой. Но Анабел говорила так уверенно и спокойно, что Стивенсон невольно заинтересовался. – Дело Маккаллума на данный момент является одним из самых важных для нас. Даже если бы я и решил дать вам поручение, то не это.

– Я знаю Брета Маккаллума.

Наконец Анабел удалось целиком завладеть вниманием начальника. В кабинете воцарилась тишина: Было слышно, как на улице гремят проезжающие мимо повозки.

«Спокойно, – приказала себе Анабел, – не трещи как попугай, как ты обычно делаешь, когда нервничаешь. Не давай ему понять, как это важно для тебя», – и она холодно и молча кивнула, ожидая, когда ее слова дойдут до сознания Эверета Стивенсона. Вскоре вместо изумления на его лице появился интерес.

– Я знаю Брета Маккаллума, как никто другой, может, даже лучше, чем его отец, – вкрадчиво прибавила Анабел. – И поэтому мне найти его легче, чем кому-то другому.

Она затаила дыхание и стала ждать.

– Расскажите поподробнее, – попросил мистер Стивенсон. – Как простая служащая познакомилась с богатым бездельником?

Анабел снова уселась в кресло.

– Буду рада объяснить вам.

Ее рассказ длился недолго. Анабел постаралась изложить все бесстрастно, чтобы никто не догадался о чувствах, которые она испытывала к Брету Маккаллуму. Мистер Стивенсон никогда не доверит ей дело, если узнает, как много Брет значит для нее. Он решит, что чувства помешают ей трезво мыслить, и не даст шанс разыскать Брета. Вот почему Анабел ничем не выдала себя, сообщив лишь сухие факты, касающиеся смерти матери и ее жизни у тети Герти. Она рассказала, что Герти работала поварихой у Маккаллумов, где и выросла Анабел, постоянно общаясь с Бретом, который был на два года старше ее.

– С нами занимался один и тот же учитель, мистер Раппапорт, вместе с Бретом мы катались на лошадях, лазили по деревьям в парке, играли в солдатики, вместе ели, кроме тех случаев, когда Брет присутствовал на званых обедах, – рассказывала Анабел. – Брет терпеть не мог, что с ним обращаются как с драгоценностью... Мы с Бретом были очень близки, он был моим лучшим другом. Я знала, о чем он думает, что чувствует, что ему нравилось, а что нет. Однажды в двенадцать лет Брет поссорился с отцом из-за того, что тот не позволил ему кататься на лошади, и убежал из дома. Он как сквозь землю провалился. Весь дом был поднят на ноги, ведь несколькими годами раньше из дома убежал старший брат Брета, и так и не вернулся... Но это не имеет отношения к делу.

3
{"b":"10748","o":1}