ЛитМир - Электронная Библиотека

Росс Маккаллум замер. Даже со связанными руками и кляпом во рту у него был грозный вид. Если взглядом можно было убить, Боксер давно был бы мертв.

– Вынь кляп, – приказал Джонсон. Бартоломью послушно подошел к пленнику и выполнил приказ хозяина.

– Как ты был подлым трусом, так и остался, – прогремел голос Росса Маккаллума. – Если бы у меня была свободна хотя бы одна рука, я бы показал тебе, как расстаются с жизнью.

– Не сомневаюсь. Но я тоже был связан, когда вы похитили меня. Но не будем об этом, побеседуем лучше о вас, о неудачах, которые постигли вас и вашу жалкую империю.

– За всем этим стоите вы? – в ярости выдохнул Маккаллум.

– Конечно. Пожары, дорожные происшествия, исчезновения акций... Под именем Лукаса Джонсона я приобрел ваш бесценный «Рубиновый дворец». Совсем недавно вы переписали все на меня, сами того не заметив. Вы тогда были больны, не в себе и не обратили внимания на то, что Дерриксон подсунул вам на подпись документы на гостиницу.

– Дерриксон! Джонсон усмехнулся.

– О, у меня много сообщников. Например, головорез Ред Коб. Вот-вот от него должно прийти сообщение о смерти вашего сына, или, скорее всего, моего сына, – лукаво добавил Лукас. – Мальчишка не согласился сотрудничать со мной. Вероятно, вы были ему дороже, чем родной отец. Ну что ж, Коб, наверное, уже закончил дело или скоро закончит. Я больше ждать не могу.

– Почему? – Маккаллум впился взглядом в своего врага. – Вы знаете, что Брет жив. Он, наверное, убил Коба, – и вы знаете об этом.

Джонсон сердито зыркнул на старика. Он давно не получал никаких сообщений от Коба, и это беспокоило его. Что-то случилось? Вряд ли. Неужели было трудно втянуть этого щенка в драку?

– Нет, я не получал таких известий, – ответил Лукас, поглаживая усы. – Просто я устал ждать и подготовил бумаги, которые подпишет мистер Стивенсон, – они подтверждают смерть Брета Маккаллума.

– И вы думаете, что все поверят, будто из-за этого я убил Брета, а затем себя?

Джонсон приблизился к старику, рассеянно постукивая тростью по полу и улыбаясь.

– Найдется множество других причин, по которым вы могли бы так поступить. Смерть сына – последняя капля в чаше неудач, среди которых крах вашей финансовой империи и судебный процесс, который начнет против вас ваш бывший партнер Герберт Эрвин, и другое.

Росс Маккаллум бессильно откинулся назад.

– Что с Эрвином? – тихо спросил он. Бартоломью и Джонсон, довольно улыбнувшись, переглянулись.

– Как я уже сказал, во время болезни вы подписали множество документов. Эта болезнь, кстати, была вызвана наркотиками, которые Дерриксон каждый день подмешивал в кофе. Среди этих бумаг был документ, доказывающий, что вы украли акции из сталелитейной компании «Маккаллум и Эрвин», в общем – растрата. Сегодня Дерриксон встречался с Эрвином и рассказал ему о вашем предательстве. Эрвин пришел в ярость. Думаю, он уже подал жалобу властям. Так что, если сегодня вы не распрощаетесь с жизнью, вас ждет судебный процесс и тюремное заключение.

– Вы – подонок, – задыхаясь от негодования, выкрикнул Маккаллум. Синяки под глазами стали еще темнее. – Надо было убить вас двадцать лет назад!

– Да, надо было, – пробормотал Джонсон. – Но теперь – вы умрете. Сначала, пожалуй, избавимся от мистера Стивенсона. Бартоломью!

Подручный полез в карман и вытащил пистолет.

– Вы сами все сделаете или вам помочь? – спросил он светским тоном, будто узнавал, кому из них идти за бутылкой шерри.

– Ну, конечно, я все сделаю сам. С удовольствием! – Голубые глаза Джонсона сияли, он взял пистолет и направил дуло на связанного следователя. – Пусть это послужит уроком для тех, кто вмешивается не в свои дела. Прощай, ищейка.

– Нет! – закричал Маккаллум, но его слова заглушил грохот выстрелов.

Тьма окутывала особняк на Кленовой улице. Высокие дубы и клены, залитые мерцающим лунным светом, словно призраки окружали дом. У ворот остановился экипаж. В доме горело только одно окно – в кабинете Росса Маккаллума.

Кейд помог Анабел выйти из экипажа. Они приехали сюда прямо со станции, не теряя ни минуты. По дороге к дому никто не произнес ни слова. Анабел чувствовала, как в воздухе висит напряжение, и понимала, что оно спадет, только когда сыновья Росса Маккаллума найдут отца живым и невредимым и наконец поговорят с ним.

Эверет Стивенсон наверняка уже предупредил Росса о грозящей ему опасности. Прежде чем сесть на поезд, Анабел отправила своему начальнику короткую телеграмму, в которой, однако, содержалось много полезных сведений.

«Брет в безопасности. Дерриксои и другие в заговоре против Росса Маккаллума. Предупредите его. Немедленно возвращаюсь поездом».

Но глядя теперь на темный дом с одним освещенным окном, Анабел инстинктивно чувствовала беду.

– Может быть, он просто сидит и ждет нас, – предположила Анабел, обращаясь к Кейду и Брету, когда они подходили к лестнице.

– У меня плохие предчувствия, – пробормотал Брет. Анабел уловила в его голосе страх, но она знала, что Брет боялся не за себя, а за отца, человека, который вырастил его и воспитал.

Кейд постучал в дверь. Казалось, прошла вечность, прежде чем она открылась.

Увидев их, Чарлз Дерриксон разинул рот от удивления.

– Вы! Мистер Брет? Вернулись?

– Хорошо, что заметил.

Кейд показал пальцем на бледного лысеющего человека с костлявыми запястьями:

– Только не говори мне, что это Дерриксон.

– Он самый.

– Ну-ну. – Кейд Маккаллум оттолкнул Дерриксона и, не обращая внимания на его протесты, прошел внутрь. Вслед за старшим братом вошли Брет и Анабел.

– Где мой отец? – проревел Кейд, схватив Чарлза за руку. Анабел сразу вспомнила Роя Стила. И если бы не испытывала такого отвращения к Дерриксону, ей стало бы жалко его. Лицо Дерриксона стало белым как мел.

– Ваш... отец? Вы... Не может быть... Масса Кейд...

– Сообразительный малый, – бросил Кейд Брету. – Из него получилась бы неплохая ищейка.

– Да, это Кейд Маккаллум, – быстро заговорила Анабел. – Вы помните меня, мистер Дерриксон. Я – Анабел Бранниган. Я когда-то жила здесь. Но достаточно воспоминаний. Лучше скажите, где мистер Маккаллум. – Сделав шаг вперед, она ткнула его двумя пальцами в грудь. – Его сыновья хотят видеть отца, и поверьте, они не из тех, кого заставляют ждать.

Выражение лица Дерриксона говорило, что он сам давно пришел к тому же заключению. Одного взгляда на темноволосого мужчину в темно-синей рубашке, шляпе и темных брюках, с ремня которых свисал кольт сорок пятого калибра, было достаточно, чтобы Дерриксон затрясся с ног до головы. Вид Брета не успокоил его: из неженки он превратился в... разбойника! Он был одет так же, как брат, только во все серое, и злобно смотрел на поверенного.

Даже у девушки был угрожающий вид. Анабел Бранниган была такой же женственной и обворожительной, как и раньше, но жизнерадостное, беззаботное выражение исчезло с ее лица. Пристальный тяжелый взгляд говорил, что ей убить человека, все равно что пообедать с ним.

Дерриксон понял, что именно так с ним и поступят эти трое, если узнают, что происходит. Он испуганно отпрыгнул в сторону, когда Кейд Маккаллум бросился в кабинет. В камине уютно потрескивал огонь, горела лампа, а рядом со стопкой бумаг на столе стояла чашка с чаем, от которого еще шел пар. Но было ясно, что работал не Росс Маккаллум.

– Даю десять секунд, Дерриксон, чтобы ты сказал, где наш отец, – предупредил Кейд, вытаскивая кольт и направляя его на Дерриксона.

– Один.

– Понятия не имею...

– Два.

– Уехал по делам...

– Три.

– ... нет в городе...

– Четыре.

– От него не было вестей уже несколько дней...

– Пять.

– Ну нельзя же так, масса Кейд. Вы с вашим братом будто с ума сошли.

– Шесть... Семь. Мы.

Анабел схватила Дерриксона за руку.

– Мы знаем, что вы заодно с Боксером, что вы предали мистера Маккаллума. Так что лучше говорите правду. Иначе Кейд пристрелит вас.

53
{"b":"10748","o":1}