ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне надоело слышать о Ризе! Он нахмурился.

– Если бы Риз был здесь сейчас, он сильно встревожился бы за вас. Сегодня вы нажили себе врага.

У Кэтлин туманилось в голове. В чреслах ее появилась слабая боль, разливавшаяся по всему телу. Хоть бы Уэйд отпустил ее или по крайней мере немного отодвинулся.

– Вы имеете в виду… Оттера Джонса, – пробормотала она, собираясь с мыслями.

– Вот именно.

– Я его не боюсь!

– А нужно бы. – Лицо его снова стало суровым, и он слегка приподнялся, потому что она, лежа под ним, сокрушенно поморщилась. – Некоторое время вам не стоит гулять одной, – предупредил он. – Дайте мне возможность найти его в городе и объяснить, что ему лучше здесь не появляться…

– Я не нуждаюсь в вашей защите.

И Кэтлин принялась бороться с новыми силами, которые придавало ей сознание собственной беспомощности. Она безуспешно старалась взять себя в руки, на какое-то время совершенно потеряв голову. Лежать на сене и ощущать на щеке его теплое дыхание, а на себе – его крупное мускулистое тело! Теперь Кэтлин, опомнившись, вернулась в реальный мир, где была поймана в ловушку этим человеком, вызывающим у нее дикую ярость.

– Кто-то должен за вами присматривать, – резко проговорил Уэйд, чувствуя в груди странное напряжение, когда он внимательно всматривался в ее глаза, горящие негодованием, и в упрямо сжатые сочные красивые губы. – Похоже, этой работкой придется заниматься мне, – пробормотал он, но внезапно резко поднял голову, потому что дверь сарая распахнулась и в проеме появился Болди. Старый пастух уставился в темноту.

– Кто здесь? Это ты, Уэйд?

В мгновение ока Уэйд отпустил Кэтлин и вскочил на ноги. Он двинулся к двери, а работник вошел в сарай.

– Что такое, Болди?

– Мисс Саммерз все еще здесь, с тобой, да? Я пришел спросить насчет телят, что на южном пастбище.

– Давай выйдем. – Уэйд протиснулся мимо старика, заодно уводя его из сарая. – Поговорим по дороге туда. Мне нужно самому проверить и посмотреть, сколько их отбилось от стада…

Голоса стихли, и Кэтлин медленно поднялась.

Ее противостояние с Уэйдом зашло дальше, чем она ожидала. Честно говоря, ситуация совершенно вышла из-под ее контроля. «Но, – неуверенно подумала она, стряхнув сено со своей амазонки и вынув несколько травинок из волос, – теперь я не могу это остановить. Как бы то ни было, нужно продолжать дальше. Если Уэйд поймет, что может запугать меня и заставить отказаться от борьбы, я никогда не выберусь с ранчо „Синяя даль“ и не вернусь к Бекки».

Больше чем когда-либо она должна показать ему, что не смирится, пока не получит от него то, что ей нужно.

Она вышла из сарая, щурясь от яркого солнечного света. Небо было цвета бирюзы, огромное и бескрайнее. У горизонта серо-голубые вершины гор касались девственно-белых облаков.

Пастухи и Уэйд уехали. В курятнике кудахтали куры, Маркиз лаял на белку, взбирающуюся по стволу дерева, и вокруг не было никого – только Франческа шла степенным шагом, опустив голову, к дому от купы осин, росших неподалеку.

Кэтлин тоже направилась домой и, когда Франческа приблизилась, увидела, что лицо у нее мокрое от слез.

– Что случилось, Франческа?

Экономка быстро взглянула на нее, потом вытерла глаза платочком, обшитым кружевом.

– Ничего, сеньорита, – сказала она грустным, тихим голосом. – Я отнесла цветы на могилу вашего отца, вот и все. Я хожу туда каждую неделю.

– Ах, вот что. – Внезапно Кэтлин осенило. – Вы, наверное… очень любили его?

Франческа кивнула, поджав губы.

– Он был хорошим человеком, сеньорита. Добрым, очень добрым, чувства его всегда были искренними. Немного найдется таких людей. Мистер Уэйд – он тоже такой.

Она отвернулась и стала с трудом подниматься по ступенькам крыльца. Вдруг Кэтлин вспомнила, что еще не завтракала, но голода совсем не ощущала. Повинуясь внезапному порыву, она пошла в том направлении, откуда появилась Франческа.

Найти могилу оказалось нетрудно.

Она находилась на красивой лужайке как раз под осинами, где пели птицы и росла высокая густая трава. Цветы пестрели среди камней и под деревьями. На белом надгробном камне были высечены имя Риза, дата его смерти, и лежали розовые и желтые полевые цветы.

Кэтлин медленно подошла к могиле. По какой-то необъяснимой причине в горле у нее застрял комок, пока она смотрела на надпись, на красивое надгробие, на яркий букет. Она закрыла глаза, и перед ее мысленным взором появилась фотография – широкоплечий немолодой мужчина с мужественным лицом, курящий сигару, и трое мальчиков Баркли.

Ее отец.

Руки Кэтлин дрожали, когда она наклонилась и сорвала цветок, что рос в траве у ее ног. Немного поколебавшись, она хотела опуститься на колени, чтобы положить цветок к остальным, но не смогла и замерла с вытянутой рукой.

– Почему ты ни разу не написал мне? – прошептала она. Ее охватили негодование и боль. – Ты не думал обо мне; пока не подошла смерть. А почему подумал тогда? Почему ты потребовал, чтобы я жила здесь, в этом месте, которым ты так и не захотел поделиться со мной за восемнадцать лет?

Кэтлин вдруг чуть не расплакалась горькими, жгучими и злыми слезами, но совладала с собой. Она отшвырнула цветок в сторону, в колыхавшуюся от ветра траву, и бегом бросилась к дому.

Ответа не было и не будет.

И, закрывшись в своей комнате, как в убежище, она поклялась себе, что больше никогда не пойдет на могилу отца.

Глава 9

– И куда это вы направляетесь?

На следующее утро Уэйд собрался поехать на мыс Черного медведя. Настала весна, и нужно было объехать стада, прежде чем начать клеймить скот. Вдруг он увидел, что Кэтлин выводит из конюшни Звездочку, золотисто-коричневую кобылку.

Уэйд не мог не признать, что Кэтлин являла собой великолепное зрелище в длинной темно-синей юбке для верховой езды и белой блузке с оборками. Погода была ясная, и невозможно было не заметить, как блузка облегала ее высокую грудь. Солнце освещало ее мягкие, золотистые, как лютики, волосы и зажигало яркие зеленые искры в ее глазах, когда она вела Звездочку к ограде загона.

Уэйд постарался не вспоминать, какое пьянящее чувство охватило его, когда она лежала под ним на сене. Об этом лучше забыть.

– Я собралась проехаться, чтобы осмотреть свои владения, – независимым тоном ответила Кэтлин. – Вас это вовсе не касается.

– Не заезжайте слишком далеко. Вы еще не знаете здешних мест.

– А мне и не понадобится их узнавать – я недолго здесь пробуду, – отозвалась она и провела рукой по шелковистой гриве лошади.

Уэйд пришпорил коня и поехал, но потом, натянув поводья, обернулся, чтобы посмотреть, как она сядет на лошадь у столба изгороди. Когда он увидел, как легко и уверенно Кэтлин обращается с кобылой, все его сомнения насчет ее способности управиться с норовистой лошадью исчезли, а когда она изящно взлетела в седло, внутри у него словно сжалась какая-то пружина.

– Вы должны знать одну вещь, – сказал он, когда Кэтлин подъехала к нему. – У нас тут бывают неприятности из-за угонщиков скота.

– Я знаю это. Мне рассказала Уиннифред, когда я была в городе, а еще она рассказала о банде Кэмпбелла и как в Хоупе некоторое время было небезопасно, так что ей пришлось даже на несколько месяцев уехать, пока все не утихло.

– Да, в каком-то смысле все утихло. На ранчо «Синяя даль» вы в безопасности.

– Тогда почему вы предупредили меня насчет угонщиков скота?

Она повернулась к нему, на лице ее было насмешливое легкомысленное выражение, и он не мог не посмотреть на ее губы. Уэйд никогда не видел столь чувственных, столь соблазнительно обрисованных губ. Такой ротик мог бы принадлежать девушке из салуна, а не этой маленькой леди с ее раздражающе приличными манерами, в облегающей, застегнутой на все пуговицы блузке и элегантной юбке для верховой езды, достающей до самых щиколоток.

– Что вы сейчас сказали? – рассеянно спросил он, а потом нахмурился, заметив ее улыбку. Она повторила свой вопрос.

20
{"b":"10750","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мастер-маг
Боевой маг. За кромкой миров
Факультет судебной некромантии, или Поводок для Рыси
Аромат от месье Пуаро
Земля перестанет вращаться
Я дельфин
Альянс
Дочь лучшего друга
Понаехавшая