ЛитМир - Электронная Библиотека

– Черт побери, принцесса, – пробормотал Уэйд, а потом его руки обвились вокруг, притянули ее ближе, и, влекомый непреодолимой силой, он наклонился и поцеловал ее.

Ах, как она жаждала этого поцелуя!

То была первая мысль, сверкнувшая у нее в голове, – и последняя. После этого места для мыслей не осталось. Едва его губы прикоснулись к ней, как она вообще разучилась думать.

Это был пламенный, удивительный, пугающий поцелуй. Пугающий потому, что он оказался таким восхитительным. Слишком восхитительным! Губы его были жесткими и сладкими, требующими и одаряющими. Казалось, он наслаждается ею как самым соблазнительным яством в мире, ошеломляя ее пылом и силой своей страсти и головокружительной нежностью, которая была жарче, чем ослепительное солнце.

Уэйд прервал поцелуй слишком скоро и отпрянул от Кэтлин. Он хмурится, огорченно заметила Кэтлин. Сердце у нее сильно билось, и она колебалась – нужно ли ей тоже нахмуриться или попробовать самой поцеловать его.

Она смущенно покачала головой.

– Этого, – сказал он твердым голосом, странно низким и хриплым, – делать никак не нужно было.

И, не говоря больше ни слова, повернулся, вскочил на чалого и ускакал, ни разу не обернувшись.

Глава 11

Сеньорита, час поздний.

Из-за двери донесся голос Франчески, напомнив Кэтлин о неизбежности судьбы.

– Сеньор Уэйд хотел, чтобы я узнала у вас, пойдете ли вы на ужин к сеньорите Портер или нет.

– Конечно, пойду. – Кэтлин распахнула дверь. Никто не должен был знать, что она просидела на кровати, готовая и одетая, более получаса, пытаясь обрести самообладание перед встречей с Уэйдом, и поэтому невозмутимо проплыла мимо экономки, словно облако светло-зеленой шелковой тафты и французских цветочных духов.

Кэтлин уповала на то, что ни один человек на этой проклятой вечеринке не заметит, какой неуверенностью и смущением она охвачена.

– Уже пора… – начал было Уэйд, но когда Кэтлин вошла в кабинет, где он ждал ее, осекся, и взгляд его стал острее. Он осмотрел ее с ног до головы, и по выражению его глаз она поняла, что вид у нее более чем презентабельный. Он судорожно сглотнул, расслабил узел галстука, и Кэтлин ощутила прилив чисто женского торжества.

Но это длилось недолго, слова, которые он произнес следом, разрушили очарование момента:

– Еще пять минут, и я бы уехал без вас.

Франческа усмехнулась у нее за спиной, а потом исчезла в кухне. Изящные брови Кэтлин приподнялись с обычной надменностью.

– Напрасно вы этого не сделали. На самом деле мне совершенно незачем туда ехать. Я не останусь здесь так надолго, чтобы стоило завязывать крепкую дружбу с Луанн Портер или еще с кем-нибудь.

– Я не говорил бы столь уверенно.

Уэйд подошел к ней, медленно и легко, и Кэтлин украдкой вздохнула – такое сокрушительно красивое зрелище являл он собой в белой рубашке и черном галстуке-шнурке, с чисто выбритым загорелым лицом и темными шелковистыми волосами, падающими на лоб. Мужчина не имеет права быть таким красивым, подумала она. Он остановился прямо перед Кэтлин – почти так же близко, как они стояли вчера, когда он поцеловал ее. Воспоминания об этом нахлынули на нее, и она была уверена, что он тоже все вспомнил, потому что уголок его рта дернулся в безрадостной улыбке.

– Кажется, у вас не хватает сноровки раздражать меня так, как вам хочется, принцесса.

Она не знала, как на это реагировать, и повела хрупким плечиком.

– Тогда, наверное, мне нужно очень постараться, да?

– Делайте, как вам удобно.

– То есть как всегда поступаете вы?

Это был намек на поцелуй, и Кэтлин не сомневалась, что Уэйд это понял. Он взял ее за руку, и глаза его холодно блеснули.

– Поехали. Нехорошо заставлять Луанн ждать.

Почти всю дорогу до ранчо «Висячий круг» они молчали. Была прекрасная звездная ночь, теплая, ясная, с огромной полной луной, низко висящей у горизонта. Она сверкала, точно исполинская жемчужина на бархатно-черном небе. Повсюду среди деревьев летали светлячки, добавляя к общей чарующей картине свое волшебное мерцание.

Но красота вечера не помогла улечься беспокойству в сердце Кэтлин. Она сидела рядом с Уэйдом и не могла не думать о том, как он поцеловал ее.

Почему же он это сделал? Она ведь ему даже не симпатична! И он ей не симпатичен – ни капельки. Так почему же ей захотелось ответить на его поцелуй?

– Мигель отвез тела в город и послал телеграмму начальнику полиции в Ларами. Сегодня он приехал сюда. Считает, это были угонщики скота. По крайней мере часть банды. Оба в розыске в Монтане и Северной Дакоте.

Вот так! Она думала о лунном свете и поцелуях, а он – о телах и бандитах. Кэтлин как будто окатили ушатом холодной воды. Она слегка покачала головой и напомнила себе, что не нужно терять благоразумия. Этот поцелуй ничего не значит для Уэйда. Очевидно, для него это такое же обычное дело, как… убийцы и мертвецы.

И Кэтлин, стараясь не обращать внимания на холодок в груди, тщательно расправила юбку.

– Значит ли это, что в банде остались только эти трое – те, что гнались за мной?

– Может быть, хотя и непохоже. Судя по всему, все гораздо серьезнее, чем мы поначалу думали.

– Что вы имеете в виду?

– Начальник полиции опознал личности обоих по фотографиям на объявлениях, расклеенных в Северной Дакоте. Первый застреленный, которого вы видели, – это Скитер Биггз, родственник Херли Биггза.

– А кто это такой?

– Знаменитый угонщик скота. Его даже называют королем. Он возглавляет банду угонщиков, которая перемещается из одной местности в другую, по разным штатам. Биггз ни разу не попадался, никто даже близко его не видел. Кроме вас. – Уэйд направил лошадей по боковой тропе, поднимающейся по пологому склону. – Может статься, что Скитер входил в эту банду, но решил перейти дорожку Херли и часть скота отгонять для себя, чтобы обзавестись собственным стадом. Рыжеволосый, который стрелял, – это вы видели – мог быть даже самим Херли Биггзом. А хотите знать, кто был второй убитый? – Губы Уэйда сжались. Он придержал лошадей, потому что через дорогу промчалась белка в опасной близости от конских копыт, едва успев добежать до густой травы на обочине. – Оттер Джонс.

– Что?! – Кэтлин резко повернулась к Уэйду.

– Что слышали. Похоже, Джонс не каждую ночь пьянствовал. Когда он был достаточно трезв, то работал с бандой Биггза и угонял скот, за выпас которого намеревался получать по тридцать долларов в день.

Кэтлин вспыхнула.

– Никогда бы не подумала, – пробормотала она. Уэйд бегло взглянул на нее.

– Я тоже. Если бы мы знали всех, кто участвует в угоне скота, было бы очень просто переловить их и засадить за решетку. Дело в том, что все в долине считали, будто это маленькая местная банда, которую рано или поздно поймают. Но если это часть шайки Биггза, которая действует по всему западу, тогда они гораздо умнее и организованнее, чем мы думали. Теперь перед нами стоит совсем другая задача.

– И какая же?

– Я соберу городское собрание и предложу нанять охотника, чтобы он выследил Биггза и схватил его, живого или мертвого. Если это произойдет, банда распадется на части – начальник полиции считает, что только хитрость Биггза и его руководство позволили бандитам действовать на такой обширной территории. И с таким успехом.

– Вы собираетесь нанять охотника? – Кэтлин устремила взгляд на мерцающий след, оставленный в воздухе светлячком. Как могло ей в прийти в голову привезти Бекки в Серебряную долину, пусть даже эта мысль посетила ее лишь на мгновение? Конечно, здесь красивые горы, великолепное синее небо, открытые просторы и хорошенькие светлячки – но также охотники, убийцы и прочие опасные люди.

В том числе и этот человек, что сидит рядом с ней.

– Дело в том, – продолжал Уэйд спокойным, ровным голосом, – что неподалеку от нас живет очень известный охотник – Куинн Лесситер, на ранчо «Шалфейный луг». – Уэйд ухмыльнулся. – Но он удалился от дел. Счастливый семейный человек, так что, полагаю, нам придется искать кого-то другого.

25
{"b":"10750","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разбуди в себе исполина
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Все девочки снежинки, а мальчики клоуны
Царский витязь. Том 1
Врач без комплексов
Сетка. Инструмент для принятия решений
BIANCA
Невеста напрокат, или Дарованная судьбой