ЛитМир - Электронная Библиотека

Она осеклась, смущенная собственными восторгами, и, украдкой бросив взгляд на Уэйда, холодно закончила:

– Тем не менее я предпочитаю восток.

– Понятно, – серьезно кивнул Ник. Его внимательный взгляд скользнул с брата на золотоволосую девушку, от которой тот прямо-таки не мог отвести глаз. – А мой братец? Он хорошо о вас заботился? – медленно выговорил он.

Сначала Кэтлин хотелось сказать, что Уэйд вел себя с ней совершенно невыносимо, но все же она сказала правду:

– Он спас мне жизнь. – И неловко потупилась.

– Это меня не удивляет. Я никого не знаю в наших местах, кто мог бы лучше Уэйда помочь человеку, попавшему в неприятное положение.

– К сожалению, «Неприятность» – это ее второе имя, – сказал тот.

Кэтлин подняла голову, ее зеленые глаза сверкнули.

– Если от меня столько неприятностей, – возразила она, невинно улыбаясь, – то почему бы вам не облегчить свое положение и не купить мою долю, чтобы я могла вернуться в Филадельфию?

– Риз учил меня, что никогда не следует выбирать легких путей. – Уэйд внимательно смотрел на ее вспыхнувшее лицо и сердитые глаза, а потом оттолкнул стул от стола. – Пошли. Вам нужно было в город.

– Но вы, наверное, хотите побыть с вашим братом?

– Кто это сказал? – Уэйд обошел вокруг стола. – И потом, вы собирались отослать письмо вашей сестре.

Он смотрел на Кэтлин спокойно и одновременно ласково, отчего она неизменно испытывала какое-то непонятное стеснение в груди. Что за невозможный человек! Грубый, как дикарь, и в то же время в нем столько нежности, что иногда он не в силах это скрыть.

Неудивительно, что его чувства так же противоречивы, как и он сам.

Она перевела взгляд с него на Ника, в молчаливом раздумье откинувшегося на спинку стула.

– Это может подождать и до завтра, – услышала Кэтлин свой тихий голос, поднимаясь со стула. – Вам с Ником нужно побыть вместе.

И прежде чем кто-то из них успел возразить, поспешно вышла из столовой.

Когда ее шаги зазвучали на лестнице, Ник пристально посмотрел на брата.

– Так это, – медленно сказал он, – и есть давно пропавшая дочка Риза?

– И что из этого? – Уэйд поднял чашку с кофе.

– Чертовски красивая женщина, – заметил Ник, когда Уэйд, отхлебнув немного, вопросительно взглянул на него.

– Ну?

– Хотя кажется кокетливой. Не захотела оставаться здесь, когда ты рядом. – Глаза Ника были по-прежнему устремлены на Уэйда.

Тот пожал плечами.

– Ты заметил?

– Заметил. И еще заметил, как ты смотришь на нее.

– Да-а? И как же?

– Как будто нашел рудник, полный сверкающего золота, и тебе не терпится присвоить его. Но в то же время тебе кажется, что едва ты к нему прикоснешься, он исчезнет.

Уэйд ничего не ответил, молча подошел к окну и уставился на горы, которые Кэтлин, по ее признанию, полюбила.

– Так почему же ты с ней повздорил там, у сарая? Обычно, братец, у тебя с леди все идет куда как гладко.

– Ну… я никогда не встречал таких леди, как Кэтлин Саммерз. – Уэйд повернулся, встретился глазами с братом и нахмурился. – Она хочет уехать и продать мне свою долю, а я не могу ее отпустить. Ризу почему-то хотелось, чтобы она жила здесь.

Ник кивнул.

– Я знаю условия завещания. – Он помолчал. – Так что же ты собираешься делать?

– Буду бороться с ней, пока она не сдастся, – рявкнул Уэйд.

– Может, стоит подумать, а, братец? Не потому, что я считаю себя большим знатоком, чем ты, когда дело касается женщин, – я, черт побери, никогда не видел, чтобы мужчина мог подцепить хорошеньких женщин столько, сколько ты, бросив им всего-навсего «Как поживаете, мэм? « – но… помнишь, я сказал, что она показалась мне кокетливой?

– И что же?

Ник забарабанил пальцами по столу.

– Она напоминает мне диких лошадей, которых ты так хорошо умеешь объезжать. Сочетание страха и силы, но они становятся покорными, как ягнята, когда поверят тебе.

Уэйд медленно отошел от окна и остановился у стола.

– Я ей не нравлюсь, – сказал он.

– Ерунда! Я точно знаю – нравишься.

– Ты ошибаешься.

– Ну тогда… – Ник поднял брови и посмотрел на брата долгим взглядом. – Ни одной из тех диких лошадей, которых мы поймали в каньоне Хоупа несколько лет назад, ты тоже не нравился. Поначалу. Но тебе удалось усмирить всех до единой.

– Она не лошадь, Ник, она женщина.

– Да уж, я заметил. Хорошо, что ты тоже не забываешь об этом.

– И она разбила сердце Ризу! – Уэйд стиснул челюсти. – Ты ведь знаешь, что это так.

– Знаю. Все эти годы она не отвечала на его письма, ни разу не приехала на ранчо. Ты спросил у нее почему?

– Нет. Она объяснила, почему не приехала сразу же, пока он был еще жив, и я согласен – это можно понять, но о предыдущих годах не спрашивал.

– Может, и стоило бы.

– Может, и тебе стоило бы не лезть в чужие дела. Ник немного виновато взглянул на него.

– Да, ты прав. Я не собирался…

– Она совершенно не похожа на женщину, с которой я хотел бы когда-нибудь поселиться вместе, – выпалил Уэйд чуть ли не в отчаянии. Брат внимательно смотрел на него. Тяжело вздохнув, он взъерошил волосы и продолжил: – Она страшно возбуждает меня и так чертовски хороша, так привлекательна и… она вбила себе в голову, что будет жить в каком-нибудь большом городе и… тут еще эта новая школьная учительница, ты видел ее на похоронах Риза. Луанн Портер.

– Хорошенькая леди, – кивнул Ник. – Я думаю, это как раз то, что тебе нужно?

Уэйд не знал, что ответить. Он почувствовал, что сердце его бешено застучало, когда он представил себе красивое лицо Кэтлин, вспомнил страстную сладость ее поцелуя, искры, которые вспыхивали между ним и ею всякий раз, когда они оказывались где-нибудь вместе, когда он приближался к этому прекрасному личику и завораживающим глазам, когда видел ее маленький, упрямо вздернутый подбородок.

– Луанн – это именно то, что я хотел бы, – сказал он наконец так тихо и неуверенно, что едва сам расслышал свои слова.

Ник некоторое время серьезно смотрел на него, потом откашлялся.

– Я мало что знаю про такие дела, – сказал он. – И слава Богу. Но сдается мне, и тебе стоило бы это запомнить, братец, что не всегда бывает так, как нам хочется. Немногое в жизни идет по плану – и, черт побери, в особенности то, что связано с женщинами.

Он хлопнул Уэйда по плечу, сочувственно покачал головой и вышел, чтобы принести свои вещи. Уэйд рухнул на стул и закрыл глаза.

– Проклятие.

Он вдруг все понял, и это было похоже на удар прямо в сердце. Луанн Портер – милая, хорошенькая, умная, добрая, но, пожалуй, немного скучная. А лицо Кэтлин, голос и поцелуи преследовали его целыми днями, не говоря уже о ночах. Каким-то образом, вопреки его воле, вопреки разумным намерениям, белокурая кокетливая красавица с самыми ясными зелеными глазами на свете вот-вот совершит нечто такое, что не удавалось еще ни одной женщине, – нечто, чего, как он поклялся, не сможет сделать никто. И если он не поостережется, она окончательно войдет в его жизнь и навсегда завладеет его сердцем.

Глава 14

Ручей манил прохладой, играя на солнце точно переливающийся зеленый шелк. В укромном местечке на берегу Кэтлин сняла с себя одежду. В утренней прогулке верхом ее сопровождал Маркиз, пока она, обогнув ранчо, не подъехала к воде, после чего помчался за зайцем, выглянувшим из-за куста. Кэтлин отъехала на такое расстояние, что дома было не видно и до нее не долетал ни единый звук царившей там суеты.

Именно этого ей и хотелось.

Все вокруг было прекрасно – нежаркое солнце раннего утра, янтарные облака, покой в воздухе, влажном от ночной росы, и вода, которая неспешно струилась в тени тополей.

В последнее время она спала урывками – слишком много мыслей теснилось у нее в голове. С тех пор как Уэйд впервые поцеловал ее, она лишилась ночного покоя, а после званого ужина у Портеров все попытки заснуть были тщетны. Но не только воспоминания о его поцелуях прогоняли прочь сон Кэтлин – ее тревожили также мысли о Бекки.

31
{"b":"10750","o":1}