ЛитМир - Электронная Библиотека

Если бы он сказал, что любит ее, это была бы веская причина, чтобы остаться. Но он так не сказал. И не скажет. Он не любит ее.

Бекки потрогала мягкий шелк юбки Кэтлин.

– Когда я стану взрослой леди, то хочу, чтобы у меня было точно такое же платье. Можно? – задумчиво спросила она.

– Конечно, дорогая. – Кэтлин улыбнулась. Эта хрупкая девочка с каштановыми волосами осталась такой невинной и полной надежд, несмотря на все испытания, через которые ей пришлось пройти. Бекки все еще была ребенком, но через несколько месяцев, может быть, через год-другой, в ней начнет просыпаться женщина. Расцветающая, ежедневно меняющаяся. Кэтлин страстно хотелось оградить ее от разочарований и бед. Ни в коем случае нельзя, чтобы Бекки пережила то, что пришлось пережить ей. Конечно, Кэтлин не может защитить ее от всех страданий, которые ожидают ее в жизни, но по крайней мере она должна постараться, чтобы у Бекки был уютный, надежный дом, чтобы ее окружали любящие люди. И чтобы она не оказалась беззащитной перед ложью и предательством или перед человеком, который захочет обмануть ее или подчинить своей воле.

Но как быть, когда появится тот, кто вновь разбудит в ней желания, надежды на счастье после того, как она решит, что мечты и чаяния ее не сбылись, возродит любовь, когда она будет думать, что сердце ее превратилось в камень, что тогда? Спасти ее сможет только сила характера.

И в это мгновение Кэтлин почувствовала, что в ней самой столько же этой силы, сколько в ложке желе. В последние дни, когда Уэйд держался так отчужденно, она скучала по нему всей душой.

Яростный лай Маркиза и стук лошадиных копыт прервали ее невеселые мысли. Бекки бросилась к окну и раздвинула занавески.

– Приехал мистер Рейли!

– Рановато. – Внутри у Кэтлин все сжалось.

Ей страшно хотелось отправиться на танцы с Уэй – дом, хотелось, чтобы все у них было по-другому. Но было так, как оно есть. В ней теплилась надежда, что Уэйд сегодня будет танцевать с ней и что между ними произойдет что-то волшебное…

Волшебное?

Она ведь не сказочная принцесса, а он не ее принц.

Волшебство, любовь – все это не больше чем пустая болтовня.

Она принялась расчесывать свои густые шелковистые волосы.

– Скажи мистеру Рейли, что я скоро сойду вниз.

– Ладно. – Бекки бросилась было к двери, но остановилась и пошла медленно, степенно. Дойдя до порога, она обернулась и робко произнесла: – Кэти! Мне хотелось бы, чтобы ты пошла на танцы с Уэйдом.

Рука Кэтлин, держащая расческу, замерла в воздухе.

– Почему же, дорогая? Бекки пожала плечами.

– Потому что он мне нравится. Очень. И, – задумчиво добавила она, – если бы ты поехала с ним, мы могли бы ехать вместе. А тебе Уэйд не нравится?

– Он очень мил.

– Тогда почему же ты не захотела пойти на танцы с ним?

– Он меня не приглашал.

– Держу пари, ему этого хотелось, – заявила Бекки. – Может, тебе стоило его спросить.

– Бекки! – Кэтлин не смогла удержаться от смеха. – Мистер Рейли ждет, – напомнила она. – Мне нужно еще успеть причесаться.

Руки у нее были такие неловкие, что ей удалось только закрепить шпильками наскоро уложенную прическу. И к тому времени, когда она, накинув на плечи черную атласную шаль, схватила свой ридикюль, ее душевное состояние настолько походило на панику, что ей приходилось напоминать себе, что это всего лишь танцы, что она бывала на таких вечерах десятки раз и что ее совершенно не волнует, пригласит ее Уэйд или нет.

Услышав ее шаги, Бекки, Уэйд и Дрю Рейли повернулись к широкой лестнице.

– Ах, Кэти, какая ты красивая, – выдохнула Бекки.

– Действительно. – Дрю Рейли расплылся в улыбке, взгляд был масленым, когда Кэтлин грациозно поплыла вниз по лестнице, легко скользя рукой по дубовым перилам.

Уэйд молча смотрел, как она идет вниз, глаза его были прищурены.

– Прошу простить, что заставила себя ждать, – извинилась она перед Дрю, когда тот взял ее руку, поднес к губам и поцеловал.

– Она подкалывала волосы, – объяснила Бекки, и Дрю Рейли засмеялся, откинув голову.

Быстро взглянув на Уэйда, Кэтлин увидела, что он не смеется. Его взгляд обежал ее бледно-розовое шелковое платье с низким вырезом, облегавшее фигуру, переместился на изящное аметистовое ожерелье, привлекавшее внимание к ее стройной белой шее, потом на ее губы, как поняла она, вспыхнув, а потом, наконец, на прихотливую прическу со свободно свисающими локонами, в которую она уложила волосы. И она поняла, о чем он думает – как бы вытащить все шпильки и смотреть, как ее локоны падают вниз.

– Т-так мы поедем? – Она испугалась, поняв, что голос у нее дрожит. Ей не хотелось думать, что это связано с тем, как Уэйд смотрит на нее – точно ястреб на ласточку. Или с тем, что он казался немыслимо красивым в своей черной рубашке, черных брюках, галстуке-шнурке. Его темные волосы были аккуратно приглажены, худое бронзовое лицо чисто выбрито. Ничего так не хотелось Кэтлин, как взять его за руку и сказать ему, как он красив, кокетничать с ним, пока он не пообещает танцевать с ней. Но пригласил ее Дрю Рейли, а Кэтлин Саммерз, пусть даже она не умеет ничего больше, умеет соблюдать приличия.

Поэтому Кэтлин, деланно улыбнувшись, когда Дрю взял ее под руку, пошла с ним к дверям. На пороге она оглянулась, послав Бекки воздушный поцелуй, обещая, что они увидятся на танцах.

– Вас я, надеюсь, тоже там увижу, – весело сказала она Уэйду.

Дрю повел ее к двери.

– Я очень на это рассчитываю. – Она почти физически почувствовала, как его взгляд жжет ей спину. Они с Дрю вышли из дома в ночную тьму.

Дом на ранчо «Крукед» сверкал огнями, звучали скрипки. Большую гостиную украшали разноцветные фонарики, она была переполнена нарядными мужчинами и женщинами, так что Кэтлин и Дрю пришлось пробираться сквозь толпу не без усилий.

– Ах, как великолепно вы выглядите! – Рядом с Кэтлин неожиданно появилась Эдна Уивер. Тут же к ним подошли Уиннифред Дейл и Элис Тайлер, хозяйка танцев в честь Майского дня.

– Кэтлин, Дрю, добро пожаловать! – Элис одарила их ослепительной улыбкой.

– Какая толчея, миссис Тайлер. – Дрю поцеловал ей руку. – С тех пор как я уехал из Нью-Йорка, я не видел в помещении такого количества людей.

Элис рассмеялась.

– Сегодня очень много народу, и я беспокоюсь, что мне не удастся поздороваться со всеми! Кстати, вон там мои друзья – Мора и Куинн Лесситер. Извините меня, я сейчас.

Элис бросилась в толпу, а Уиннифред обратилась к Кэтлин:

– А разве ваша сестренка не придет сегодня?

– Нет-нет, Бекки уже в пути. Она приедет с Уэйдом.

– Вот как? – Эдна задумчиво поджала губы, взгляд ее переходил с Кэтлин на Дрю. Но тут муж Элис, Джим, потащил Дрю за собой туда, где собравшиеся в кружок мужчины обсуждали положение на железных дорогах и рынок ценных бумаг.

Эдна расправила кружевной воротничок своего платья бутылочного цвета.

– Обычно девушка, с которой Уэйд приходит на эти танцы, бывает немножко постарше, если вы понимаете, о чем я говорю, – сказала она, улыбнувшись. – Половина города удивляется, почему он не пригласил Луанн Портер. Еще месяц назад все думали, что эта парочка вот-вот обвенчается. Но наверное, что-то изменилось, потому что она пришла сегодня с Джейком Янгом.

– Вот как? – Бросив взгляд в направлении, куда посмотрела Эдна, Кэтлин увидела в углу гостиной Луанн и Джейка. Они были погружены в какой-то серьезный разговор.

– Они прекрасно смотрятся вдвоем, – пробормотала она. Но про себя удивилась, почему Уэйд не пригласил Луанн или, может быть, подумала она, он пригласил, просто Джейк опередил его. Сердце у нее сжалось.

– Действительно! Но вы с Дрю тоже, – улыбнулась Эдна. – Мне, конечно, хотелось бы, чтобы Уэйд нашел себе милую девушку, безумно влюбился бы и остепенился.

– Мне тоже. – Уиннифред с надеждой посмотрела на Кэтлин.

Та вздернула подбородок.

– Говорят, что супружество годится не для всех. И я полагаю, что для Уэйда Баркли оно не годится. Я считаю, что Уэйд Баркли слишком обидчив и слишком… высокомерен, чтобы жениться.

53
{"b":"10750","o":1}