ЛитМир - Электронная Библиотека

Негромкий, нежный голос прервал ее размышления:

– Белинда! Ах, Белинда, неужели такое возможно? Мы обе живы и в безопасности! Это просто чудо!

Она обернулась, и Люси бросилась в ее объятия. За спиной у ее подруги стоял стройный светловолосый молодой человек с серьезными голубыми глазами и плотно сжатым ртом. Когда Белинда посмотрела на него, он улыбнулся, суровость его тут же исчезла, сменившись дружелюбием. Он протянул руку:

– Рад с вами познакомиться, госпожа Кэди. Меня зовут Генри Марч. Наверняка Люси говорила вам, что мы помолвлены.

– Генри Марч! – ахнула Белинда. Она изумленно покачала головой. – Ой, простите меня! – Белинда пожала протянутую руку. – Мне так приятно наконец с вами познакомиться! Но… я ничего не понимаю! Как вы сюда попали?

Люси засмеялась. В ней произошли разительные перемены. Лицо девушки, обычно такое бледное, теперь сияло от счастья. Прелестный розовый румянец расцвел на щеках, карие глаза светились, когда она смотрела на своего жениха. Она выглядела очень молодой и счастливой. И голос ее звучал легко и нежно, как наступающее утро.

– А разве господин Гардинг ничего не объяснил, пока вез тебя к кораблю? Генри, например, мне все рассказал.

– Нет. Мы… не разговаривали по дороге в порт. – Белинда прикусила губу.

– Хорошо, тогда я тебе про них расскажу. – Люси с восторженной улыбкой посмотрела на Генри, тот усмехнулся и обнял ее за хрупкие плечи. – Все это благодаря тебе, Белинда! Если бы Генри в Филадельфию не отправили сообщение о моем аресте, даже не знаю, что бы с нами сталось! Знаешь, Нед Гэвин, слуга Гардинга, разыскал Генри. А не писал он мне по той причине, что был болен! С ним произошел несчастный случай во время работы, а потом, когда он наконец настолько поправился, что смог написать мне… – Ее карие глаза потемнели. – Фрэнсис Майлз прятала все его письма!

– Что? – Белинда ошеломленно посмотрела на нее. – Откуда ты знаешь?

Люси развела руками.

– Это единственное объяснение. Генри писал трижды, с тех пор как поправился, но так и не дождался ответа. И я не получила ни одной весточки. Значит, госпожа Майлз нарочно прятала от меня письма.

– Очень на нее похоже, – мрачно проговорила Белинда. – Эх, попадись она мне когда-нибудь в руки!

Люси улыбнулась:

– И мне тоже! Но что нам теперь до нее? Мы ее уже никогда не увидим – для того чтобы это знать, даже не требуется моего дара. Наверняка она проживет до конца своих дней в деревне Сейлем, а ни твоей, ни моей ноги там больше не будет!

– А что произошло, когда Нед Гэвин отыскал Генри? – спросила Белинда, сгорая от любопытства. – Конечно же, вы, господин Марч, были потрясены известием, что Люси арестована?

– Да, это так. – Генри снова плотно сжал губы. – Я никогда в жизни еще так не переживал.

– Генри и Нед со всех ног помчались в Бостон и узнали, что Джастин Гардинг со всеми его людьми заключен в городскую тюрьму. Можешь себе представить их досаду!

– Джастина… арестовали? – изумленно переспросила Белинда. – Когда?

– В ту же самую ночь, когда и тебя. Власти заподозрили, что он сознательно тебя укрывал, и не ошиблись. Они продержали его в тюрьме много дней и пороли у позорного столба, чтобы добиться признания. В конце концов Генри, Нед и кузнец по имени Амброуз Куки помогли бежать ему и его людям!

Белинда слушала эту историю в немом изумлении. Ей даже в голову не приходило, что Джастин томился в тюрьме! Когда она услышала про порку, глаза ее защипало от слез. А при упоминании об Амброузе Куки она удивленно покачала головой. Генри Марч продолжил рассказ, поведав о том, как он с Джастином и его людьми пробрались на корабль, как тайком покинули Бостон, поплыв прямиком в порт Сейлем. Они прибыли туда под покровом ночи, и небольшой отряд, состоявший из Джастина, Саймона Фостера, Генри и Неда, отправился в тюрьму деревни Сейлем. Они нашли Люси, без сознания, на полу камеры, и мертвого Кэди; Белинда исчезла.

– Господин Гардинг пришел в бешенство, – сказал Генри. – До тех пор пока мы не зашли в тюрьму и не обнаружили, что вас там нет, он держался, можно сказать, хладнокровно и отдавал приказания с величайшим спокойствием. А тут стал белым, как привидение. Я думал, он разнесет тюремные стены вдребезги. Он был просто вне себя, госпожа Кэди! Я никогда еще не видел человека в таком отчаянии.

– Потом Генри привел меня в чувство, – продолжала Люси. – Когда я увидела его, то решила, что мне это снится. Но, поняв, что это реальность, я сначала даже говорить не могла, а только плакала от счастья. Потом он успокоил меня, спросил о тебе, и тут я разом все вспомнила – все те ужасы, что мы пережили. Белинда, я вспомнила, как этот ужасный человек говорил, что понесет тебя к виселице. Я сказала об этом господину Гардингу, и он бросился за тобой. Потом Генри отвел меня на корабль. – Она стиснула руку Белинды. – Я ни минуты не сомневалась, что Джастин Гардинг тебя спасет. В нем было столько ярости, столько решимости… Знаешь, Белинда, я бы никогда не рискнула ссориться с таким человеком.

Генри Марч хмыкнул:

– И правильно. Я бы тоже не стал.

Люси наблюдала за лицом Белинды. Потом повернулась к Генри и что-то негромко ему сказала. Тот кивнул и, отвесив легкий поклон, направился к корме. Там он принялся разглядывать матросов, устанавливающих грот-мачту, а Люси снова повернулась к подруге.

– В чем дело, Белинда? – спросила она мягко. – Что-нибудь не так? Ты ведь должна с ума сходить от счастья, так же как и я. Мы обе в безопасности, и с нами мужчины, которых мы любим.

– Да, я люблю Джастина, – воскликнула Белинда. – Но… он меня не любит. Люси, это пытка для меня – находиться здесь, с ним, и знать, что он никогда не станет моим! Ты не представляешь, как мне больно его видеть! Это невыносимо – находиться возле Джастина, постоянно сдерживая желание протянуть руку и прикоснуться к нему, потому что он любит другую!

– Но… разве он не спас тебя от этого чудовища? Разве не выдержал ради тебя порку и тюрьму, разве не поплыл в Сейлем, чтобы спасти тебя от смерти? Белинда, он любит тебя! Неужели ты до сих пор этого не поняла?

– Нет. – Белинда подняла на Люси полный муки взгляд. В утреннем свете ее усеянные золотыми крапинками глаза напоминали прекрасные, глубокие озера. – Нет, это не любовь. Я думаю, что скорее всего Джастин Гардинг испытывает в отношении меня чувство вины. Чувствует себя передо мной в долгу. Но он меня не любит. Он любит Гвендолин Гардинг. Наверняка она сейчас в его каюте. Я… не знаю, хватит ли у меня сил видеть их вместе, Люси!

Она замерла. Высокий смуглый человек появился на юте и теперь не сводил с нее глаз. Люси, заметив выражение ее лица, обернулась. Джастин Гардинг стоял перед ними, мужественный и невероятно красивый. Ветер взъерошил его черные как смоль волосы и полоскал просторные рукава его льняной рубашки. Широко расставив ноги в ботфортах, он походил на грозного капитана пиратов. Лицо его выражало суровую решимость, от позы и манеры держаться веяло необузданной силой. Затем он начал спускаться на нижнюю палубу.

– А теперь я тебя оставлю, – быстро прошептала Люси и, прежде чем Белинда успела ее остановить, поспешила на корму, к Генри.

Белинда вцепилась в поручень, сердце тяжело заколотилось. Морской ветер теребил ее волосы, отбрасывая их назад. Она безучастно смотрела на пенящиеся волны, не видя их. Внезапно рядом раздался чей-то голос, и, обернувшись, Белинда обнаружила, что перед ней стоит любимый.

– Здесь холодно, Белинда. Пойдем вниз. Она посмотрела на Джастина:

– Куда?

– В мою каюту. – Он взял ее за руку. – Там и поговорим.

– Нет! – Она, задыхаясь, отстранилась. – Я не хочу туда идти! Я не хочу… беспокоить Гвендолин.

– Ты ее не побеспокоишь. – Он снова схватил ее за руку и с неумолимой силой потащил за собой. – Пора нам поговорить, забияка. Я больше не могу ждать.

Сопротивляться было бесполезно, и она позволила увлечь себя по узкому трапу в нижнюю часть корабля. Джастин открыл дверь каюты, и Белинда вошла внутрь. Она уже приготовилась к встрече с Гвендолин Гардинг, но каюта была пуста. Большая кровать с пологом стояла у дальней стены, застеленная тонким покрывалом в темно-коричневых тонах. Остальная мебель была дубовой: письменный стол, два резных стула, горка, уставленная многочисленными свечами в подсвечниках. На маленьком ореховом столе возле кровати – серебряный кувшин и тазик.

66
{"b":"10751","o":1}