ЛитМир - Электронная Библиотека

Медленно, с естественной, непреднамеренной грацией, подобно раскручивающейся упругой пружине, шериф поднялся с кресла.

— Чем могу служить, Спун? — спросил он холодным как сталь голосом.

Эмили предостерегающе сжала руку дяди, ощущая его ярость и понимая, как, должно быть, ему тяжело даже просто видеть полицейского, засадившего его в тюрьму.

— Мы пришли заплатить штраф за драку, — быстро сказала она.

— Вот. — Джейк покопался в кармане и швырнул на письменный стол несколько зеленых банкнот. — И выпустите моего племянника из этой чертовой камеры.

— У вас есть документ на Саттер-Плейс?

— Моя племянница сказала вам, что есть.

— Позвольте взглянуть.

— А может, я его не принес, — огрызнулся Джейк и посмотрел на шерифа твердым как кремень взглядом.

— Дядя Джейк… — Эмили взглянула на Пита, ухватившегося за железную решетку и внимательно следившего за происходящим. — Прошу вас, — прошептала она, — покажите ему документ и давайте покончим с этим.

— Не показывайте, дядя Джейк! — внезапно выкрикнул Пит. — Он не имеет права требовать у вас бумагу. Черт подери, я останусь здесь, и пусть он любуется на меня, пока его не затошнит! Но вы не…

— Пит! — воскликнула Эмили. — Тише!

— Вам лучше послушаться ее, Спун. — Клинт Баркли кивнул в сторону молодой женщины в аккуратно отутюженном полосатом платье синего цвета. Ее темные, как полночное небо, кудри были туго заплетены в косу, лежащую на спине. — Во всяком случае, в этом есть хоть какой-то смысл.

— Кто вас спрашивает? — круто повернулась к нему Эмили. — Если бы в вас была хоть крупица порядочности, вы бы прямо сейчас открыли дверь этой камеры. Нет закона, где бы говорилось, что мы обязаны показывать вам документ. Мы захватили его с собой просто из любезности.

Шериф встретил взгляд мерцающих серых глаз и внезапно проникся уважением к этой девушке. И еще испытал что-то близкое к угрызениям совести. Он порядком усложнил жизнь Спунов в эти дни. А все потому, что не доверял им. Однако на данный момент Пит Спун свое время отсидел и штраф был уплачен.

Прежде чем извлечь из своего стола ключи, Клинт Баркли позволил себе на секунду еще раз пройтись взглядом по этим светящимся глазам.

— Ну что ж, посмотрим, сможете ли вы жить спокойно и не осложнять жизнь других, — сказал он Питу, отпирая и широко распахивая дверь камеры.

В какой-то момент Эмили с ужасом подумала, что ее брат намерен отказаться выходить, просто чтобы таким образом досадить Баркли. Но в следующую секунду Пит прошел мимо стража порядка и подошел к ним с Джейком. Потом остановился и, припечатав к полу широко расставленные ноги, принял от шерифа свое оружие, которое тот протянул ему.

— А теперь я хочу все же посмотреть документ, — сказал Клинт, обращаясь только к Джейку.

Крепко сжав губы, Джейк рванул из кармана бумагу и, развернув ее, подтолкнул к шерифу.

— Эта земля пустовала годами, — прокомментировал Клинт, пробежав глазами документ. — Ее последний владелец, Билл Саттер, отбыл в Ледвилл. Как я слышал, старина Билл заболел серебряной лихорадкой. — Внимательно глядя на Джейка, он вернул ему бумагу. — Не скажете, каким образом вы получили документ? Будьте добры.

— Это не ваше дело, черт побери! Джейк запихнул бумагу обратно в карман.

— У вас все, шериф? — спросил Пит, сверкнув своими серо-голубыми глазами. — Не слишком ли долго мы наслаждаемся беседой с вами? Пережевываем полдня неизвестно что, когда у нас полно дел на ранчо.

Эмили хотела ткнуть брата в бок, но вместо этого только затаила дыхание и продолжала стоять совершенно спокойно.

Клинт Баркли смотрел на них, переводя взгляд с одного на другого. Девушка держалась прямо, с гордо поднятым подбородком, хотя лицо ее было бледным. Но светящиеся глаза прямо обжигали своим огнем.

— Вы свободны. Пока. Но я предупреждаю вас — всех вас, это касается и Лестера тоже, — что при первом же беспорядке, даже намеке на таковой, я сразу же являюсь в Саттер-Плейс.

— Вы хотите сказать — в Спун-Плейс, — спокойно поправила его Эмили. — Теперь ранчо называется так.

В комнате наступила полная тишина. Затем Пит обнял сестру за плечи, и все трое двинулись к выходу.

Когда за ними захлопнулась дверь, Клинт постоял еще секунду, собираясь с мыслями. Он надеялся, что ему не придется арестовывать Спунов. Ради блага этой девушки, которая любила их слишком сильно, хуже того — была предана им до мозга костей. Если ее родственники вновь вернутся на порочный путь — а возможно, уже вернулись, — это разобьет ее сердце.

«Но почему меня это так волнует? — недоумевал Клинт. — Только ли потому, что эта девушка так прекрасна? Потому что в ней пыла и страсти больше, чем в дикой кобылице, никогда не знавшей ни узды, ни упряжи? А, когда она движется, в ее бедрах столько мягкого и чувственного скольжения? Или потому, что в памяти остался тот поздний вечер возле ее дома, когда она стояла так близко, поразив отчаянной смелостью, какую редко встретишь? «

Наверное, только раз в жизни Клинт наблюдал подобную отвагу. Это было много лет назад, когда его мать пыталась защитить его младшего брата Ника от бандитов, напавших на их карету. Мать схватила своего семилетнего сына и, как щитом, загородила его собственным телом, Эмили Спун в тот первый вечер проявила такое же мужество.

Клинт подошел к своему столу, но прошло еще много времени, прежде чем мысли его сосредоточились на работе.

Глава 6

Эмили подождала, пока они перейдут улицу, и повернулась к Питу.

— С тобой все в порядке? — поинтересовалась она, обнимая его за плечи. — Ты выглядишь хуже, чем Лестер!

— Ты это имеешь в виду? — Он коснулся пурпурного синяка над глазом. — Это пустяки. Не такое уж сильное повреждение, сестренка. Но пока ты не начала читать мне лекцию, я хочу тебе сказать, что драка произошла не по моей вине. Я только заступился за леди, а толпа набросилась на меня — те трое шалопаев…

— Перестань, — строго прервала его Эмили. — Если бы у нас было столько же денег, сколько неприятностей, мы были бы богаты, как Мидас.

— Особенно с парой таких горячих голов, как у твоего брата и Лестера, — добавил Джейк, однако одобрительно похлопал племянника по спине. — Я горжусь, что ты не стал слушать этого пустобреха Баркли. Когда мы вошли в ту дверь, мне так хотелось заехать ему кулаком! Провалиться мне на этом месте, если я лгу!

— Я все время думал о том же, пока находился там. — У Пита даже заблестели глаза.

— Эй вы, двое! Чтобы ничего такого не было! — Эмили с тревогой посмотрела на Пита и дядю, когда мимо них по тротуару торопливо прошли две женщины в панамах.

Ее брат сдвинул на затылок шляпу и слегка ухмыльнулся.

— Не смотри на меня так, Эм. Я не собираюсь этого делать. Я никогда бы не застрелил его на холодную голову. За кого ты меня принимаешь? Но случись нам оказаться в другой ситуации, мы еще посмотрим, кто из нас сумеет первым выхватить…

— Нет, нет, Пит! Я этого не допущу. А что касается вас, дядя Джейк…

— Что касается меня, то я уже отстрелялся. Прошли те дни, девочка. И с грабежами тоже давно покончено. — Джейк вздохнул, демонстрируя свою покорность. — Не надо волноваться до пара из ноздрей. Я сказал, что хотел бы как следует ударить Баркли — но я не говорил, что ударю!

— И ни он, ни я этого не сделали, — подчеркнул Пит. Эмили закрыла глаза и покачала головой, потом наградила обоих строгим взглядом.

— Я больше не хочу слышать разговоры о стрельбе, кого бы это ни касалось. Давайте закончим свои дела и вернемся на ранчо.

— Свои дела? — переспросил Пит. — Здесь?

— Дяде Джейку нужно на фабрику за бревнами и досками, а я должна сделать кое-какие покупки. Могу я спокойно оставить вас одних, чтобы не вовлекать в свои заботы, пока я буду ходить по магазинам?

Впервые после вчерашнего известия, что Клинт Баркли является шерифом Лоунсама, дядя Джейк улыбнулся.

— Эмили, девочка, я полагаю, мы с Питом постараемся сделать все от нас зависящее, но мы не можем давать никаких обещаний.

14
{"b":"10754","o":1}