ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда незадачливый работник ранчо был уже скорее всего за чертой города, Клинт прислонился к столбу крыльца и зажег тонкую сигару. Он курил, позволяя ночной прохладе охлаждать его гнев, и продолжал размышлять.

Удивительно, почему Слим Дженкс так враждебно настроен к Спунам? Из-за той драки в салуне? Пит Спун, по его словам, вступился за Флорри. По-видимому, он говорил правду. Но даже если Дженкс после этого затаил на него злобу, почему он решил выместить ее на Эмили?

Клинт прищурил глаза в темноте и сделал глубокую затяжку. А почему, собственно, его это так удивляет? Он проехал всю страну с востока на запад и видел более чем достаточно грубого и отвратительного. Ему приходилось сталкиваться со злыми людьми. Некоторые из них были по-настоящему мстительны и жестоки. Другие, из той же мести, были способны лишь на мелкие пакости. Дженкс, похоже, подпадал под последнюю категорию. Мужчина не должен позволять себе вымещать свое недовольство на женщине. Для Дженкса такой мишенью стала Эмили Спун. Когда Клинт думал об этом, у него по какой-то непонятной причине кишки выворачивались наизнанку.

«Ты не должен о ней беспокоиться, — убеждал он себя. — У нее есть брат, кузен и этот ее проклятый дядя». Но Клинт помнил ее прекрасное лицо — испуганное и в то же время презрительное, когда на сегодняшнем вечере Дженкс направился к ней.

Он вспомнил и кое-что еще. То, как она выглядела в своем платье. «Как свежая роза, элегантная и нежная», — подумал он.

У Клинта напряглись мышцы челюсти, когда перед его взором предстал образ Эмили. Ей бы быть богатой наследницей — очаровательным цветком, взлелеянным в нью-йоркских гостиных, а не выросшей в семье преступников, обиравших пассажиров под дулом пистолета.

«Другие ей в подметки не годятся», — вспыхнула в его голове неожиданная мысль. Ни Карла, ни Берти, ни Тэмми Сью, ни все прочие девушки, которые по не очень понятным ему причинам бросались на него так, будто на земле не осталось больше ни одного мужчины. Ни одна из тех девушек не могла сравниться с черноволосой красавицей, убежавшей с танцев, после того как он своим ударом прибил Дженкса к полу.

Интересно, куда могла исчезнуть эта злючка?

Возня за углом заставила его загасить сигару и приготовиться к встрече. Одним коротким броском он достиг аллеи, где обнаружил двух стариканов, не поделивших бутылку дешевого виски. Он быстро развел их в разные стороны.

— Разойдитесь!

— Шериф, это моя бутылка! Я первый ее взял.

— Он врет. Это моя бутылка. Отдай! Клинт встал между ними, снова разнимая их.

— Пойдемте со мной. Оба.

На самом деле он не планировал забирать сегодня никаких подвыпивших драчунов. По крайней мере сейчас, когда до ночи было еще далеко, а в городе слишком много приезжих. Кого здесь только не было — игроки, шахтеры, ковбои, бродяги. Люди всех возрастов прибыли на состязания в покер и вечер танцев из окрестных и дальних мест. К утру тюремные камеры Лоунсама и без пьяниц будут переполнены.

Поэтому Клинт отпустил пожилых мужчин, ограничившись строгим предупреждением. Возвращаясь к отелю, он заметил стройную женскую фигуру в розовом платье. Девушка стояла на крыльце, в тени, опершись на одну из колонн, и смотрела вверх на луну. Из отеля доносились звуки скрипичной музыки, хриплый смех и топанье ног.

Услышав его шаги, девушка резко повернулась и посмотрела на него — испуганно, как олененок, застигнутый на просеке волком.

— Не надо так пугаться. Я вас не съем. — В первую секунду Клинту показалось, что Эмили Спун хочет броситься обратно в отель, но затем увидел, как она распрямила спину и плечи, заняв такую же позицию, как совсем недавно с Дженксом.

— Не льстите себе, шериф, — сказала она с восхитительной холодностью. — Меня не так легко испугать.

— Надо думать.

— Как понимать ваши слова?

Клинт поднялся по ступенькам, остановившись лишь в футе от нее. Достаточно близко, чтобы видеть, как вздымается и опускается грудь Эмили под ее очаровательным розовым платьем. Достаточно близко, чтобы видеть лунный свет, отражающийся в ее прекрасных серебристых глазах.

— Вы не побежали от Слима Дженкса, хотя видели, что он идет к вам. Учитывая то, как вел себя этот подонок в прошлый раз, я решил сегодня…

— Я предпочла бы забыть тот день!

Клинт кивнул, внезапно рассердившись на себя:

— Я прекрасно вас понимаю. С моей стороны было необдуманно поднимать этот вопрос. Извините.

Эмили Спун опасливо посмотрела на него, даже извинение не избавило ее от подозрительности. Клинт не привык, чтобы женщины смотрели на него подобным образом — как на врага. Те, кто воспринимал его таковым, обычно являлись либо преступниками, либо вооруженными людьми, либо просто дебоширами. Но почему же эта девушка так явно настроена против него?

Вряд ли она могла ждать от него чего-то хорошего после их первой встречи возле хибары и той ссоры в тюрьме.

«А ты как думал?» — резонно спросил он себя.

Ну и ладно. Ему нет никакой надобности выяснять, что она о нем думает. А раз так, значит, не о чем с ней говорить. Она племянница Джейка Спуна и, стало быть, в курсе его дел. Если старый канюк что-то замышляет, она наверняка посвящена в его планы. Конечно, пользуясь ситуацией, можно попробовать у нее что-нибудь выведать. Девушка повернулась к двери.

— Извините. Я пойду, если не возражаете…

По какой-то необъяснимой причине Клинт тотчас преградил ей путь и легонько подтолкнул обратно в тень.

— Минуту. Есть еще одна вещь.

— Если вы хотите спросить, где мои брат и кузен, то…

— Нет, — сказал Клинт. — Я хочу спросить о вас, мисс Спун.

— Обо мне? — Она удивленно посмотрела на него. Лунный свет мягко поигрывал на ее изумительной коже и тонких чертах лица. — Я не понимаю.

Клинт внезапно почувствовал, что краснеет. Какой черт дернул его за язык? Что ей сказать? Почему он испытывает потребность разговаривать с женщиной, которая явно не желает иметь с ним никаких дел?

— Я не стал бы спрашивать вас про тот день просто из любопытства, — сказал он. — Я хотел узнать, все ли с вами в порядке. Дженкс никак вам не навредил?

— Не настолько, насколько я ему. Клинт улыбнулся:

— Вы правы. Когда я подоспел, он был уже явно не в той форме, чтобы вести борьбу.

Эмили судорожно сглотнула. О, эта улыбка! Это просто погибель для женщины. Улыбка преображала его красивое суровое лицо. Делала этого мужчину еще более привлекательным.

«Какая вопиющая несправедливость!» — подумала Эмили.

Когда взгляд синих, как штормящее море, глаз медленно прошелся по ней, у нее бешено застучало сердце.

Нужно вернуться в помещение. Немедленно. Ей нечего ему сказать. Она не может ни о чем думать, находясь рядом с ним, чувствуя на себе его проницательный страстный взгляд. Он такой высокий, крупный и греховно красивый в лунном свете! Ею вдруг овладело абсурдное желание схватить его за узкий галстук и притянуть ближе к себе. «Нет чтобы подумать, как его удушить этим галстуком!» — рассердилась на себя Эмили.

И все же Эмили понимала, что должна что-то сказать Клинту. Не то чтобы она этого хотела, но приличие требовало, чтобы эти слова были сказаны.

— Наверное, мне следует вас поблагодарить за то, что вы вступились за меня. — Она сделала глубокий вдох и нехотя произнесла, подчеркивая каждое слово: — Я имею в виду тот случай в аллее с Дженксом. И сегодня тоже. Конечно, мне не хотелось, чтобы такая сцена произошла во время танцев, когда…

— Когда вы только начали знакомиться со здешними людьми, — закончил Клинт.

Эмили внимательно посмотрела на него. Он все понял.

— Да, — сказала она, — ведь до этого момента все было прекрасно.

— Я полагаю, так же прекрасно, как во время каждого из тех танцев, — пробормотал Клинт, вспоминая, как он своими глазами видел парад мужчин, выстроившихся в очередь, чтобы пригласить ее на танец. Им было все равно, является она родственницей преступников или нет.

Эмили только неопределенно пожала плечами. Она не собиралась рассказывать Клинту о своих танцах в пятнадцатилетнем возрасте, когда она все вечера простаивала у стены.

23
{"b":"10754","o":1}