ЛитМир - Электронная Библиотека

Мелора задумалась.

— Мне бы хотелось, — не сразу ответила, она, тщательно подбирая слова. — Там будет видно. А теперь, — быстро произнесла она, настраиваясь на дело, — скажи мне, как доехать до Черрнвила. Ты знаешь дорогу?

— Конечно, знаю. Мы ездим в город каждую неделю.

— Тогда, если ты никому не расскажешь о моем секрете, я привезу тебе какой-нибудь сюрприз.

— Позволь мне поехать с тобой, я покажу тебе дорогу.

Мелора отрицательно покачала головой:

— Не сейчас. Это может не понравиться Кэлу. Лучше позанимайся с букварем. Вечером я проверю, как ты выучила слова. И если будешь умницей, отдам тебе сюрприз.

Джесс преградил Мелоре дорогу именно в тот момент, когда она выводила из конюшни лошадь.

— Эй, Мелора. Куда это ты собралась? — спросил паренек, хватаясь за уздечку.

— Кататься.

— В какое-нибудь определенное место? — снова спросил Джесс, подозрительно глядя на нее. — Кал поехал на северное пастбище. Ты к нему?

— Нет.

— Послушай, Мелора, я хочу тебе кое-что сказать. — Джесс медлил, переминаясь с ноги на ногу, затем, как будто решившись на что-то, взъерошил рукой волосы. Этот жест напомнил Мелоре Кэла, и у нее защемило сердце. — Думаю, мы зря заперли вас в амбаре. Все получилось совсем не так, как мы хотели.

«И не так, как мечтала я», — подумала Мелора.

— Забудь об этом, Джесс. У нас с твоим братом слишком разные характеры. Он не нравится мне, а я не нравлюсь ему. Вот и все. Ты осуждаешь меня? В конце концов это он похитил меня и увез из моего дома и от моей сестры. Я не просила его об этом.

— Я знаю. И ты знаешь, почему он это сделал, — ответил Джесс. — Но дело не в этом. Дело в том, что ты нравишься Кэлу. И не просто нравишься — он любит тебя, Мелора, — с жаром произнес парень, краснея при последних словах. — Любит так сильно, как никогда еще никого не любил. Поэтому он и ведет себя так странно.

«Я бы не сказала, — с горечью думала Мелора, — что дело тут в застенчивости. Просто я стала ему не нужна. Он же не побоялся похитить меня и целовать в любое время, когда ему вздумается. Не постыдился раздеть меня на сеновале и довести до безумия, а теперь он, видите ли, ведет себя странно!»

— Послушай, может, ты плохо знаешь своего брата? Он производит впечатление уверенного в себе человека. Кэл знает, как получить то, что ему нужно, и… гораздо лучше разбирается в женщинах, чем ты думаешь, — сказала она, неожиданно для себя осознавая, как сильно ненавидит всех женщин, к которым прикасался Кэл, которых он целовал, ласкал и доводил до экстаза…

Кэл не мальчик и к тому же не глуп. До сих пор он отлично понимал, что делает. По крайней мере в том, что касалось меня, — яростно продолжала она. — Я для него лишь заложница, не более. Нечто нужное. Некто втянутый в его жизнь ради его же блага. Но он никогда не любил меня… и не думал обо мне. Во всяком случае, не так, как ты говоришь…

— Черта с два он не любит тебя! — горячо возразил Джесс, перебивая Мелору.

Он был настолько убежден в своих словах, что девушка на мгновение опешила, глядя на него широко открытыми глазами. А может, Джесс прав? Да нет. Мелора еще раз припомнила события той ночи. Кэл ни за что не сказал бы ей этих ужасных слов, если бы любил ее.

— Я больше не намерена обсуждать с тобой твоего брата, — холодно сказала она. — И я еду кататься.

— Кэлу может не понравиться это… — неуверенно произнес Джесс, но Мелора вырвала уздечку, взобралась на лошадь и пустила ее галопом.

— Черт с ним! — крикнула она через плечо и погнала лошадь к темнеющему впереди еловому лесу.

Хотя днем было еще тепло, к вечеру воздух становился прохладным, предвещая скорое приближение осени и суровой дакотской зимы. Поэтому Мелора была довольна, что прихватила с собой куртку Кэла, оставленную им на вешалке у кухонной двери.

«Уже осень, — подумала она. — До холодов надо успеть отвезти Джинкс на восток страны, чтобы обследовать у врачей, поправить дела в „Плакучей иве“ и покончить с неразберихой в собственной жизни. А самое главное — выбросить Кэла Холдена из сердца и своих грез».

Всю дорогу в Черривил она обдумывала разговор с Джессом и пришла к выводу, что парень не вполне понимал, о чем говорил. В городе, добравшись до телеграфа и привязав лошадь у входа, она все еще была настолько поглощена своими мыслями, что не заметила высокого темноволосого человека в черной широкополой шляпе, вышедшего из салуна напротив.

Однако тот ее заметил.

Рейф Кэмпбел остолбенел от неожиданности.

«Что за черт?» — подумал он.

Это была Мелора. И хотя она была одета во фланелевую рубашку, куртку и брюки, он узнал бы ее среди тысяч девушек по стройной фигурке, гриве золотистых волос и плавной, уверенной походке, заставляющей чаще биться мужские сердца.

Он подавил в себе желание тут же броситься вслед за ней, схватить, увести подальше от любопытных глаз и расспросить обо всем. Но сдержался, поскольку интуитивно почувствовал какой-то подвох. «Неужели Кэл Холден отпустил ее?» — размышлял он, просчитывая возможные варианты. — Или она сбежала? И как много она знает обо всем?

Он спрятался за наскоро сколоченной забегаловкой, расположенной рядом с салуном, и принялся ждать.

Глава 18

— Я бы хотел видеть мистера Брока.

Кэл, зажав в руке шляпу, стоял на парадном крыльце дома Маршала Брока, в который раз тревожно вглядываясь в строгое, морщинистое лицо седоволосой женщины, открывшей ему дверь.

Все утро он работал на ферме и чинил инструменты, но желание отправиться в город и узнать последние события взяло верх. Пока все в доме обедали, он пошел в амбар, оседлал Раскла и поскакал в Дэдвуд на поиски бывшего начальника полиции Маршала Эверетта Брока и Рейфа Кэмпбела.

До сих пор ему не везло.

— А, это снова вы. Хозяина нет дома, — ответила женщина высоким, раздраженным голосом.

В своем полосатом льняном платье и накрахмаленном фартуке, с облачком седых волос, аккуратно уложенных в «ракушку», она напоминала сладкий марципан, но от ее маленьких черных глаз веяло ледяным холодом.

— Когда он вернется, мэм? — сдержанно поинтересовался он.

— Я уже говорила вам в прошлый раз — не знаю. Он приезжает и уезжает, когда ему вздумается. А теперь, извините, я занята.

Кэл надел шляпу.

— Простите за беспокойство, — сказал он, размышляя, назвать свое имя или нет. Он понимал, что полицейский всегда остается полицейским, даже если он в отставке. Что, если Брок разглядывает его из укромного уголка, сверяя с портретами разыскиваемых преступников и именами бежавших из тюрьмы? «Фамилия Холден может попасть ему на глаза, и тогда, — размышлял Кэл, — я рискую быть арестованным тем самым полицейским, на которого возлагаю такие надежды». — Передайте ему, что я еще зайду, — спокойно сказал он и стал спускаться по ступенькам.

Вскочив на коня, он направился к центру города, пристально вглядываясь в прохожих, надеясь встретить Рейфа Кэмпбела.

«Где же черт носит этого Брока?» Медлить было нельзя. Со дня на дань должен был объявиться Кэмпбел. Об этом Кэла должны были известить запиской, оставленной для него в гостинице. Тогда можно было бы начинать действовать. Но без Брока игра не стоила свеч.

Пробираясь по запруженной лошадьми и повозками улице, Кэл незаметно оглядывался по сторонам. На душе было тревожно.

С утра ему никак не удавалось сосредоточиться на работе. Честно говоря, он вообще не мог думать ни о чем, кроме Мелоры.

Она занимала все его мысли. Он беспрестанно вспоминал ее гибкое юное тело, становившееся таким податливым в его руках. Длинные загнутые ресницы, словно кружева обрамлявшие глаза. И то, как она страстно сжимала руками его бедра.

Мелора Дин… Он должен заставить себя хоть на время забыть о ней.

Пришла пора действовать, осуществлять разработанный план. Он должен убедить Брока в своей невиновности, доказать ему, что был оклеветан Рейфом Кэмпбелом, обставить все так, чтобы Брок лично услышал их разговор с Кэмпбелом.

44
{"b":"10755","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
Чистовик
Шесть тонн ванильного мороженого
Всё о Манюне (сборник)
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Роза и крест
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Сумеречный Обелиск
Три нарушенные клятвы