ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка лихорадочно пыталась понять, кто ее окружает, но ужас сковал разум, едва она ощутила себя в дамском седле. Похититель вскочил на лошадь следом за ней, вновь заключив ее в свои стальные объятия. Она почувствовала давление крепкого мускулистого тела и невольно содрогнулась, когда грубая шкура лошади коснулась ее босых ног.

«Просто невероятно. Ведь завтра я выхожу замуж», — в ужасе думала Мелора, в то время как лошадь рысью уносила ее все дальше и дальше. Вскоре она перешла на галоп. По топоту копыт девушка смогла понять, что следом за ними скачут еще две лошади.

Резкий ночной ветер насквозь продувал тонкую сорочку, пробирая до костей и развевая волосы. Плотная повязка нестерпимо давила на глаза. Ей хотелось выплюнуть мерзкий кляп, но она не могла пошевелить и пальцем — они онемели от тугой веревки.

Дрожа всем телом, девушка еле сдерживала слезы от страха и безысходности. Лошадь тем временем все ускоряла ход.

Покрепче обхватив Мелору за талию, незнакомец заговорил с ней снова:

— Откиньтесь назад и наслаждайтесь прогулкой, мисс Дин. Мы проедем еще немало миль, прежде чем сделаем первую остановку.

Глава 2

Несколько часов всадники бешено гнали лошадей в ночи, невзирая на колючий ледяной ветер. К тому времени, как лошадь под Мелорой постепенно перешла на медленную рысь и наконец остановилась, девушка совершенно продрогла и выбилась из сил. Человек, сидящий позади, немного укрывал ее от ветра, но тепло его тела, его сила и энергия не давали Мелоре желаемого уюта и душевного покоя, потому что исходили от врага. Врага, который Бог знает на что еще был способен.

Она дрожала от холода и страха как осиновый лист. Мысли с неимоверной скоростью, громоздясь одна на другую, закружились у нее в голове, когда незнакомец спешился и без всякого предупреждения стащил ее с лошади.

Мелора едва не упала — ноги, точно ватные, подкосились под весом собственного тела, но чьи-то сильные руки поддержали ее.

— Успокойтесь, мисс Дин, — вновь послышался спокойный грудной голос.

Мелора сжала пальцы, ей нестерпимо захотелось увидеть лицо этого человека. С каким удовольствием она влепила бы ему пощечину! До сих пор она все еще не знала, чего от нее хотят. Ее пугала эта неизвестность, но тем не менее ярость время от времени брала верх над страхом. Мелора дала себе слово, что не станет кричать, молить о пощаде и ни за что не выкажет страха, от которого темнело в глазах, а во рту появлялся резкий металлический привкус. Что бы ни замышляли эти негодяи, она никак не обнаружит своей слабости. Никак!

Мелора напрягла плечи, чтобы унять дрожь, когда почувствовала, что изо рта у нее вынимают кляп. Она вдруг вспомнила слова отца: «Никогда не отступай, Мел, борись за то, во что веришь». Сам он жил и умер под этим девизом. Точно так же поступит и она.

«Они очень скоро поймут, что им не удастся запугать Мелору Дин», — думала девушка, собираясь с мыслями и с духом.

Сердце бешено колотилось, когда ее наконец-то освободили от этого омерзительного кляпа. Откашлявшись, она несколько раз сглотнула, стараясь размять сведенную судорогой гортань, и облизнула дрожащие потрескавшиеся губы.

— С вами все в порядке? — прохрипел кто-то рядом с ней.

— В порядке? Нет, конечно. Никогда в жизни со мной не обращались так грубо! Немедленно снимите с меня эту отвратительную повязку! — потребовала Мелора. клокочущим от распирающей ярости голосом, который совсем не был похож на ее собственный, что еще больше вывело девушку из себя.

— Я смотрю, леди любит отдавать приказы, — послышался уже знакомый Мелоре неторопливый грудной голос. На этот раз он был полон сарказма.

В нескольких шагах от себя девушка услышала взрыв отвратительного гогота, свидетельствовавшего, что шутка была оценена по достоинству. Но тем не менее чьи-то руки тут же принялись развязывать повязку.

Мелора часто заморгала глазами, стараясь поскорее привыкнуть к темноте. Она стояла на открытом месте. Звезды, шатром раскинувшиеся над головой, холодно мерцали в вышине. Их свет, сливаясь с бледным светом неполной луны, освещал близлежащие невысокие холмы и деревья, проступающие во мраке, и придавал местности мрачный вид. Девушка вгляделась в неясные очертания человека, стоявшего перед ней.

— Подлый, трусливый ублюдок! — прохрипела она. У нее настолько пересохло во рту и в горле, что попытка говорить вызвала резкую боль, однако это не помешало ей обрушить на незнакомца шквал обвинений. — Какого черта! Что здесь происходит? Знаешь, кто я такая? Ты хоть понимаешь, что натворил? — Мелора закашлялась, но гнев придал ей новые силы. Голос девушки креп с каждой минутой. — Да как ты смеешь так поступать со мной? Немедленно развяжи руки, дай лошадь и отпусти меня!

Мелора помедлила, вглядываясь в спокойное лицо человека, который нагло похитил ее, привез в это заброшенное место в одной ночной сорочке и теперь еще не торопясь и разглядывает ее. Это показалось девушке верхом наглости.

— Развяжи меня, ублюдок! — что есть мочи закричала она, поняв, что мужчина вовсе не спешит выполнять ее требования. Ее охватила ненависть к этому человеку, и она вызывающе на него уставилась.

Но он лишь плотнее сжал губы, недобро сверкнув глазами. Он был примерно шести футов роста, одет в обтягивающие черные брюки и серую рубашку, с широкополой черной шляпой на голове. От него просто веяло холодным безразличием.

Мелора быстро окинула незнакомца взглядом. На вид ему было лет двадцать пять — тридцать. Бронзовое от загара лицо с волевым подбородком, покрытым щетиной, выдавало в нем человека выносливого и отважного. Он был хорошо сложен — мощная грудная клетка, широкие плечи, узкие бедра.

И сильные руки, которые еще недавно осторожно поддерживали Мелору за талию.

«Прямо скажем, не красавец», — зло подумала девушка, разглядывая грубоватое, ничем не примечательное лицо, которое особенно проигрывало в сравнении с яркими, тонкими чертами Вайэ-та. Чего нельзя было сказать о глазах. Умные, необычайно проницательные, светло-зеленого цвета, они напомнили Мелоре замерзшую реку.

Сейчас они холодно наблюдали за ней.

— Ты что, глухой? — раздраженно спросила она, поскольку похититель так и не сдвинулся с места. — Немедленно развяжи меня!

— Напротив, я отлично слышу.

Мелора задохнулась от возмущения. Ей нестерпимо захотелось немедленно его убить. Запястья связанных за спиной рук были растерты веревкой и саднили. Холодный ночной воздух пробирал до самых костей. Все это лишь подливало масла в огонь. К тому же Мелора отлично понимала, что если бы он не прикрывал ее своим телом от пронизывающего ветра, когда они скакали на лошади, она скорее всего уже слегла бы от простуды. Но это еще сильнее разжигало ее неприязнь. Девушка дерзко вскинула голову, взглянув на своего мучителя с неприкрытым презрением.

— Послушай, ты очевидно знаешь меня, — начала Мелора, стараясь говорить тоном школьной учительницы, чье безграничное терпение, закаленное в боях со своенравными учениками, подходило к концу. — Но ты можешь не знать, что завтра я выхожу замуж, И не за кого-нибудь, а за одного из наиболее уважаемых людей города. Ты хоть понимаешь, во что вляпался, трижды пустоголовый дурак? — Голос ее взвился на последних словах. Девушка тряхнула головой, чтобы отбросить с глаз светлые, растрепанные ветром волосы, и гневно взглянула на двух других мужчин, стоящих позади незнакомца. Они смотрели на нее так, словно никогда раньше не видели разгневанной женщины. Игнорируя своего похитителя, Мелора властно взглянула на них и заговорила медленно и ясно, так, чтобы не осталось ни малейшего сомнения в том, что она говорит:

— Если вы немедленно не дадите мне возможности вернуться домой, к утру мой жених поднимет в Рохайде всех мужчин на поиски. И когда они вас найдут, вы пожалеете, что родились на свет!

Эта гневная речь не вызвала у них никакой реакции. Все трое, как истуканы, продолжали стр-ять на месте, наблюдая за ней, как за чем-то забавным и жалким.

5
{"b":"10755","o":1}