ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, – сказала Виктория, положив газету на столик для визитных карточек, стоящий в холле. – Очевидно, некая леди гуляла в парке, и с ее спутником случилось несчастье. По причинам, которые здесь не указываются, барышне на время срочно потребовалась ваша лошадь, и вы благородно оказали ей эту услугу.

Кэтрин хранила молчание, позволив Джону ответить Виктории. Джон сохранял полное спокойствие и даже не смотрел в сторону Кэтрин, не давая повода старшей сестре усомниться в его искренности.

– Лорд Труфитт сочинитель, миссис Густри. Уверен, он знает, как придумать занимательную историю, – сказал Джон.

– Так вы полагаете, что вся эта история выдумана? – спросила Виктория с серьезной ноткой в голосе.

Ходить вокруг да около и не говорить прямо об интересующем ее предмете, было необычно для Виктории, но она, похоже, вела с Джоном какую-то игру. Может быть, она проверяла его, а может, она действительно не догадывалась, что лорд Труффит описывает их приключение?

Кэтрин знала, что Джону не терпится узнать, кто раскрыл их тайну. Но она обещала леди Линетт, что никому не скажет о ее участии в этом деле, и она сдержит свое обещание. Не скажет даже Джону.

– У меня есть правило – никогда не комментировать то, что пишут обо мне бульварные газеты, миссис Густри.

Это был идеальный ответ. Кэтрин заметила, что Виктории он тоже понравился. Кэтрин с облегчением вздохнула.

– Здесь не указывается имя леди. Нет даже инициалов. Вам не кажется, что это очень умно со стороны лорда Труфитта?

«Или леди Линетт».

– Это я также оставлю без комментариев, – вежливо ответил он, все так же открыто и без малейшего смущения глядя на Викторию.

– Что ж, отрадно узнать, что в парке не бродит призрак, похищающий лошадей у джентльменов, – сказала Виктория, и на ее лице появился проблеск искренней улыбки, а в карих глазах засветились так редко появляющиеся игривые огоньки.

Джон улыбнулся в ответ, и Кэтрин поняла, что он, наконец, расслабился.

В этом я с вами полностью согласен.

– А теперь, Кэтрин, пора идти готовиться к вечеру. Всего доброго, лорд Чатуин.

После этих слов Джон поклонился Виктории и, повернувшись, наконец, к Кэтрин, сказал:

– Благодарю вас за приятную прогулку, мисс Рейнольдс. Возможно, вечером мы еще увидимся.

– Буду рада, лорд Чатуин. Мне тоже было очень приятно прогуляться с вами.

На Кэтрин произвело впечатление то, как невозмутимо держался Джон, и то, что его глаза не выдавали бурю, которая – она это точно знала – бушевала в его душе. Она понимала, что позднее Джон наверняка задаст ей множество вопросов. Если бы только она могла говорить с Викторией столь же непринужденно!

Как только за Джоном закрылась дверь, Кэтрин сняла шляпку и положила ее на столик рядом с зонтиком. Она подняла голову и увидела, что Виктория пристально смотрит на нее. Кэтрин сделала глубокий вдох, словно пытаясь вобрать в себя уверенность Джона.

– В колонке лорда Труфитта написано про нас, не так ли? – спросила Виктория ничего не выражающим тоном.

Кэтрин не хотелось лгать Виктории. Ей придется отвечать за последствия своего поступка. Она знала это, когда рассказывала Линетт о том, что произошло.

–Да, но не беспокойся, в то утро все было абсолютно невинно.

Виктория, выпрямившись и приподняв подбородок, положила руку на столик, всем своим видом давая понять, что намерена выслушать всю историю от начала до конца.

Собравшись с духом, Кэтрин рассказала обо всем, что произошло, настолько близко к истине, насколько у нее хватило смелости. По сути, она умолчала лишь о том, что взяла коня без разрешения Джона и что вернула его на следующее утро. Виктории не к чему было знать подробности.

Ее сестра слушала внимательно и ни разу не прервала ее, но когда Кэтрин закончила свой рассказ, Виктория спросила:

– Почему ты не рассказала мне об этом раньше?

–Ты так категорически запретила мне останавливаться и разговаривать с кем-либо, что я боялась, ты не поймешь.

– Я твой наставник, оберегающий твою репутацию, твоя сестра, которая заботится о тебе, а не великан-людоед из сказки.

Виктория редко раскрывалась перед младшей сестрой с такой стороны, и это тронуло Кэтрин.

– Может быть, я слишком переживала.

– Ну что ж, полагаю, что ты действовала наилучшим образом в сложившихся обстоятельствах. Думаю, что лорд Чатуин не мог больше слышать ни о призраке, ни о якобы похищенном коне и решил рассказать лорду Труфитту правду, к счастью, не упомянув твоего имени.

Может, стоит рассказать Виктории правду или пусть она пребывает в заблуждении и считает, что это Джон поведал автору колонки историю, случившуюся в парке? Ей не хотелось, чтобы Джона обвинили еще и в этом.

Но прежде чем она успела что-либо ответить, Виктория сказала:

– Мы больше не будем беспокоиться об этом. Что было, то прошло. Никто, кроме нас троих, не знает, что это ты ускакала на его лошади в то утро. Как ты думаешь, мы можем рассчитывать на молчание графа Чатуина?

Неужели Виктория и в самом деле собирается прислушаться к ее мнению?

– Да, – ответила Кэтрин, решив умолчать о том, кто именно рассказал правду обо всей этой истории. – Уверена, что он поведет себя как истинный джентльмен.

– Хорошо. Мне тоже так кажется. Кэтрин неожиданно поняла, что она доверяет Джону так, как никогда и никому раньше не доверяла.

– А если кто-нибудь заговорит с тобой об этом, надеюсь, ты будешь столь же сообразительна и уклончива в своих ответах, как лорд Чатуин.

– Я обязательно сделаю все, что в моих силах, чтобы не уронить себя в глазах света.

Кэтрин улыбнулась. Виктория вновь удивила ее. Она думала, что Вики будет рассержена ее утренней встречей с Джоном, но она отнеслась ко всей этой истории с пониманием.

Впервые с момента приезда в Лондон Кэтрин почувствовала в Виктории сестру, а не опекуна.

Свет позднего послеполуденного солнца вливался в комнату, отбрасывая тени на стены, книги и старинную фарфоровую вазу, стоявшую на столе Бентли Гастингса. За последние три дня это было уже третье появление Джона в кабинете дяди.

Джон устроился в одном из удобных обитых материей кресел, в то время как Бентли занялся напитками.

Джону повезло, что он застал дядю дома. Он вернул дяде его дневник, и Бентли пригласил племянника выпить шерри.

Теперь, когда Джон согласился помочь Кэтрин в поисках ее отца, он не хотел терять времени.

Для Джона все еще оставалось загадкой, как история с девушкой и лошадью, пусть в несколько подправленном виде, смогла попасть в колонку светской хроники. Он хотел знать, как лорду Труфитту удалось раскопать сведения о его первой встрече с Кэтрин. Кроме нее, они с Эндрю были единственными, кто знал правду.

Джон полностью доверял Эндрю. Его друг никак не мог рассказать лорду Труфитту эту историю, даже если бы и знал его. А Кэтрин слишком недавно появилась в Лондоне, чтобы знать автора этой колонки сплетен, но даже если бы и знала, то вряд ли решилась бы рассказать что-либо.

Бентли протянул Джону бокал и уселся в кресло напротив.

– Не знаю, чем я вдруг так заинтересовал тебя, Джон, но жаловаться не стану. Я всегда рад, когда ты находишь время навестить меня.

– Благодарю. Похоже, в последние годы я не слишком часто бывал у тебя, но, как видишь, я исправляюсь. Бентли сделал глоток.

– Да, но с чего бы это? Что-то мне подсказывает, что у тебя опять появились вопросы.

Дядя был достаточно проницательным человеком, чтобы понять, что семейная привязанность имеет к визитам племянника весьма отдаленное отношение.

Джон покрутил жидкость в бокале. Необходимо быть очень осторожным. Он так же, как и Кэтрин, совсем не хотел, чтобы о ее розысках истинного отца узнал свет. Самого Джона совершенно не волновало происхождение девушки, но для других это могло стать поводом для насмешек.

Он посмотрел на дядю:

– Мне действительно снова понадобилась твоя помощь, если ты ничего не имеешь против.

41
{"b":"10762","o":1}